?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: россия

https://al-vladimiroff.livejournal.com/244821.html - ОКТЯБРЬ 2014 г.

Наше общество с волнением, но в тоже время достаточно спокойно воспринимает войну на Украине. Есть волнение, есть переживание, есть даже некое беспокойство, но пока это воспринимается чаще всего как «за пределами…».

Так что происходит и за пределами чего?

25 лет назад – это было территорией СССР, или большой России. В конце концов, между этими понятиями в культуре всеми признавалось равенство. А в песнях, передающих общее отношение к этому, пелось: «я люблю тебя Россия…», «хотят ли русские войны…», - и многие другие песни передавали знак равенства между этими названиями. И не только между названиями. Это тождество, собственно, по другому фиксировало то, что существует в реальности и что фиксировалось задолго до появления СССР сербской поговоркой: на небе Бог, а на земле – Россия.

25 лет назад считали бы вы боевые действия на Донбассе войной против нас? Насколько близко это воспринималось бы уже даже угрозой столице Москве? Насколько сильно это уже напоминало бы нам 1941 год?

А почему мы считаем, что сегодня обстоит дело иначе? Потому что часть нашей страны называется иначе? А война теперь тоже называется иначе, и что? А если через год Белгородская или Смоленская область будут называться иначе, нам объявят, что они теперь не Россия и там будут идти боевые действия, - будет это означать, что эта война не против нас и нас не касается?

Кто мы и где начинаемся мы?

https://al-vladimiroff.livejournal.com/826240.html - сентябрь 2018 г.


Лидер правящей польской партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский заявил, что давно прошли те времена, когда Россия диктовала условия его стране. По его словам, Польша теперь сама будет решать, как распоряжаться своей территорией. В доказательство своих убеждений политик подчеркнул, что в ближайшем будущем будет прорыт канал в Балтийской косе.


По мнению Качиньского, морской канал позволит соединить с Балтийским морем польский город-порт Эльблонг. Таким образом, Польша якобы пытается доказать свою независимость от РФ. https://slovodel.com/514550-polsha-zakhotela-otgoroditsya-ot-rf-rossiyane-vysmeyali-strannuyu-ideyu-varshavy?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Пресс-секретарь бывшего президента Польши Леха Валенсы писатель Мариуш Вильк объехал весь мир в поисках земли, где ощутил бы себя по-настоящему свободным. Он утверждает, что нашел такое место только в России на Соловецких островах. На Соловках он купил дом, куда перевез свою жену.
[…]
Впервые в жизни он не хочет никуда уезжать. А может быть, просто его не отпускает его Остров Свободы, который он нашел на Соловках. Там, где остальные видят только приметы тоталитарного режима.
https://www.1tv.ru/news/2001-08-25/277083-byvshiy_press_sekretar_leha_valensy_uzhe_10_let_zhivet_na_solovetskih_ostrovah

Пресс-секретарь бывшего президента Польши Леха Валенсы писатель Мариуш Вильк:
Правление Леха Валенсы мало чем отличалось от того, что было раньше. В стране просто поменяли политическую вывеску, заменили слово «коммунизм» словом «демократия». И все. Понимаешь? И та же самая ложь, которую я теперь должен был транслировать… Меня от этого буквально тошнило физически, и я сбежал из Польши сначала в Берлин, где в этот момент разрушили Берлинскую стену, потом в Америку.

Знакомство поляков с Россией делает их лучше. Фото польского костела в Самаре, построенного сослаными сюда участниками польских восстаний:


Может быть какие-то мелочи или акценты изменились по сравнению с 2015 годом? Не знаю, но общее настроение к ним осталось тоже.

https://al-vladimiroff.livejournal.com/2016/09/15/ - СЕНТЯБРЬ 2015 г.

В последнее время в Москве две реальности, которые постоянно с тобой и постоянно раздражают: это непрерывная стройка и непрерывный Собянин, который рассказывает, как нам тоже непрерывно от этих строек становится лучше.

Собянин играет в другого (иного) Лужкова. В Лужкова без харизмы, Лужкова от власти и Лужкова «без царя в голове», т.е. без всяких самостоятельных мыслей, идей и «закидонов», - просто в хозяйственника без затей.

Всё он вроде бы играет как надо, только толку никакого, пустота.

Просто есть несколько проблем, которые Собянин не только решить, но и понять не сможет:

1. Он играет в «застой», не важно какого времени - брежневского или лужковского, когда самые важные проблемы относились к хозяйственно-потребительским и никаких идеологий не надо.

Сегодня немножко другая проблема – люди понимают, что проблемы окружающей жизни всё больше другие – экзистенциальные, или просто смысловые. Перед обществом стоит вопрос выбора, куда и как идти, а тут Собянин непрерывно … «В общем, всё не так, ребята…».

Можно и иначе сказать, что сегодня не проблема 1970-х гг, а скорее осени 1941 года, когда одни уже начали бежать из Москвы, а другие ещё не решили, будет ли парад 7 ноября.

2. Собянин – не Лужков, как бы отрицательно не относиться к последнему. Ну не «орёл» он. А Москва слезам не верит… Так уж вышло в истории.

3. Задолбала непрерывная стройка в Москве. Стройка есть, а жизни нет. Это ведь должно улучшать жизнь людей? Все последние годы можнос говорить только о непрерывной смене проблем: одни исчезают или сглаживаются, создаются другие. Прямо какой-то анархизм в действии, а не московская мэрия: движение всё конечная цель – ничто.

4. Транспорт. Особенно «удачным» вышла замена маршруток на городской спецтранспорт. Нам говорили, что теперь всё и начнётся, теперь будет просто замечательный транспорт. Рассказывали о недостатках прошлой системы маршруток.

А в чём суть? Маршрутки в Москве были у нескольких десятков компаний, теперь «синие» автобусы приблизительно у 6 компаний. И что? В общем-то ничего, кроме того, что маршрутки были как раз примером мелкого и среднего бизнеса, примером конкуренции и примером того, как они очень быстро и гибко реагировали на запросы пассажиров.

Маршрутки выбирали те, кто хотел ехать сидя.

Сегодня «синие» - меньше больших автобусов, но больше старых маршруток. «Синие» соединили недостатки больших автобусов и малых маршруток: они идут редко, не быстро, в них приходится многим стоять, места между рядами нет. В общем, места нет, ходят редко. Теперь толпы штурмуют «синие» маршрутки, стоя лежат люди друг на друге.

Что рождают такие реформы и такая забота о людях? Только одно - ненависть. Писать можно долго, смысла нет. Московские ребята перераспределяют и осваивают. И задолбали своей «заботой», хочется, чтобы уже отстали от нас и оставили в покое.

https://al-vladimiroff.livejournal.com/220909.html - АВГУСТ 2014 г.

Продолжая мысли прошлого года, можно сказать, что выведенным образцом нового человека «без предрассудков», совести, веры, культуры и души является, конечно, Псаки. Оказалось, разум и человек это вовсе не синонимы. Создать очеловеченного робота оказалось почти невозможно, но ороботизировать на основе «чистого» разума человека оказалось вполне возможно. Первыми такими примерами были палачи немецких концлагерей. Они были «просто» разумными существами, лишёнными души. Сейчас таких пруд пруди в США. Там это норма, стреляющая по всем прохожим. И Псаки демонстрирует нам живую форму такого бессовестного и бездушного (в прямом значении этих слов) правового существа.



Оригинал взят у al_vladimiroff в США превращают весь мир в «Москву 1937»

В 1937 году в  Амстердаме  вышла книга Лиона  Фейхтвангера "Москва 1937", в которой автор делился своими личными впечатлениями и наблюдениями от поездки в СССР. Она вызвала нарекания и среди сторонников, и среди противников Советского Союза. Она представляет как исторический, так и художественный, и мировоззренческий интерес. Но хотелось бы сказать совсем о другом: не о Москве 1937 года и не о Фейхтвангере, а том, что объединяет автора книги о Москве 1937 года и сторонников (политиков и идеологов) современной глобализации.

Вот как Фейхвангер оценивал основания своего интереса к СССР и понимание содержания происходивших процессов:

Вера  в разум. Я пустился в  путь в  качестве "симпатизирующего". Да, я симпатизировал   с  самого  начала  эксперименту,  поставившему  себе  целью построить гигантское государство  только на базисе разума, и ехал в Москву с желанием, чтобы этот эксперимент был удачным. Как  бы мало я ни  был склонен исключать из частной  жизни человека его логическое, нелогическое и чувства, как бы я  ни находил жизнь, построенную на одной чистой логике, однообразной и скучной,  все же я глубоко убежден  в том,  что общественная  организация, если она  хочет развиваться и процветать, должна строиться на основах разума и здравых суждений. Мы  с содроганием видели на примере  Центральной Европы, что получается,  когда  фундаментом государства и законов хотят  сделать  не разум,  а чувства и предрассудки. Мировая история мне всегда  представлялась великой  длительной   борьбой,   которую   ведет   разумное  меньшинство   с большинством  глупцов.  В этой  борьбе я стал на сторону разума, и  потому я симпатизировал  великому   опыту,   предпринятому  Москвой,   с  самого  его возникновения.

Собственно то, что мы сейчас видим в мире, это как раз то, о чём и говорит Фейхтвангер. Хотя идеологические обоснования «нового разума» как и «нового мирового порядка» другие, но это именно они претендуют - только на разум. Фейхтвангер изложил рационально плоское отношение к тому, что называется нравственностью, и желания, которые стали идеологией глобализации. Ведь у него в человеке и в обществе есть только следующие уровни: разум, нелогическое (предрассудки) и чувства. Всё то, что формировалось мировой историей как человеческая культура, как нравственные ценности, как культура цивилизаций (в том числе и мировые религии), по Фейхтвангеру – всего лишь предрассудки. Или в лучшем случае – чувства.

При таком подходе, понятно, что нужно избавиться от всего, что мешает «разуму». Только разум, при таком подходе, является высшим достижением человека, его синонимом и содержанием. А содержание самой истории – борьба «разумного  меньшинства  с большинством  глупцов». Хотя что такое разум? До ума ему далеко. Это всего лишь "чёрно-белый телевизор", который показывает лишь то, что "транслируют". Фейхтвангер же увидел свою мечту и мечту западных интеллектуалов в Москве, он увидел победу «разума» в СССР. К счастью то, что тогда реально происходило, отличалось от «победы разума».

Интересно, что именно поэтому он не увидел в Москве 1937 года то, что выходит за рамки «разума» - то, что называется «духом» и «душой». Но это и понятно, «анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны», а не наоборот. Советский Союз строился на более сложных духовных основаниях, чем плоский разум. Это и спасло ситуацию, а не победа разума.

Фейхтвангер увидел в Москве 1937 года то, что хотела и хочет видеть в мире западная элита. То, чего не оказалось в Москве 1937 года, они пытаются реализовать сейчас везде в мире.  «Победа разума» – это и введение ювенальной юстиции, и «толерантная» свобода извращений, и замена духовных смыслов на «карточки скидок», и безнравственный тоталитаризм правового государства. Политика «цветного» добра на крыльях бомбардировочной авиации – это и есть политика установления «царства разума» вместо «нравственных предрассудков» исторических цивилизаций и религий.

К счастью нас связывали и связывают совсем не плоские узы «разума», а единство души. И наши песни как раз об этом, о том самом вечном, невидимом, идеальном. О правде, совести и любви.

https://al-vladimiroff.livejournal.com/780305.html - ИЮЛЬ 2018 г.


Есть проблемы, которые не должны существовать всегда. И когда решают наконец от них избавиться, то придумывают для этого способы. Способы найдутся, тогда появятся другие проблемы. Но так это будет и другая история.

Например, вспомним военных и современные ракеты «выстрелил – забыл». Есть проблема – есть решение. Но вот возникает вопрос, а почему с дорогами у нас не получается так «построил – забыл»? Может быть это невозможно сделать и технологий таких нет?

Например, Москва. Все видят, что дороги здесь постоянно строят. НО именно постоянно. Нет такой ситуации, чтобы построили и мы только радовались этой дороге, что наконец-то несколько лет можно ни о чем не думать и просто наслаждаться ездой. Может быть у нас такие погодные условия, или страшные монстры-грузовики разрушают замечательные дороги?

Судя по всему, всё-таки нет. Несколько лет назад ходили разговоры о том, что немецким фирмам не дали возможность выиграть строительство дорог именно потому, что их не пришлось бы каждый год перекладывать. Не знаю, так ли это, но практически каждый год дороги перекладывают. И, судя по всему, дело не в погоде и не в грузовиках, а в банальных деньгах. Это ведь так здорово, каждый год столько денег тратить на дороги! Соглашусь, это просто чудесно!

А если дороги будут просто лежать? Тогда как? А как быть с деньгами? Не школы же начинать строить? Тем более, что их столько не настроишь. По деньгам, разумеется. Дороги – это чудесно. Реиновации закончатся, а необходимость строить дороги – нет.

Всё, действительно очень хорошо. Только ещё во второй половине 2000-х годов в рамках федеральных целевых программ было разработано мало-разрушающееся и долго-разрушающееся автодорожное полотно, которое испытали наряду с обычным на реальной дороге на Питер. И что? Хороший результат, только Москва что-то не хочет его применить. Видимо, хочется по-прежнему нас ежегодно радовать тем, что они о нас помнят и перестилать дороги. Помним мы о них и это чистая правда.

Есть ещё и разработанные тогда же трубы, которые можно на 100 лет класть в землю и забывать о них. Почти как с оружием – «закопал и забыл». Проблема только в одном, Москва боится того, что жизнь начнётся у градоначальства почти как в областном районном центре и деньги можно будет истратить только на канцелярку и прочую мишуру. А как тогда жить и кому жить?

Вопрос хороший, почти гамлетовский, но мы ведь не герои Шекспира? Зачем нам это и такие вопросы?

P.S. Вопрос из 2019 года практически не изменился: почему дорогами НИКОГДА невозможно воспользоваться? Их всегда ремонтируют, что-то делают, а воспользоваться нельзя.
В Германии в прошлом году наблюдал другую картину: если дорога в ремонте, движение организовано так, что по нашим меркам ремонт не замечаешь.
Вопрос классики - доколе?
В Конституции Украины при президентстве Владимира Зеленского может появиться пункт о «национальной автономии» в Крыму, заявил советник украинского лидера по политическим вопросам Никита Потураев.
По его словам, уже есть прообраз комитета парламента «по оккупированным территориям», который разделён на подкомитеты по Крыму и Донбассу. В нём эту идею поддерживают.
https://russian.rt.com/ussr/news/652983-ukraina-istoriya-nezavisimyi-krym?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

На Украине заговорили об историческом союзе с Крымом, а в России помнят о стратегическом союзе с Украиной, который возник не просто так, и не из каких-то сиюминутных решений или выгоды, а из наших общих ценностей, смыслов.

В конце концов декабрь 1991 года – это государственные преступления, а стратегия нашей совместной жизни возникла не из преходящего, а из важного и главного для человека, общества и цивилизации.
И с какой это стати мы должны жить по траектории людей, совершивших государственные, духовные и национальные преступления в Беловежье???


В 1967 году (24 марта) вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, и были возобновлены проектно-изыскательские работы. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 года «О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали» были выделены необходимые средства для строительства железной дороги первой категории Усть-Кут (Лена) — Комсомольск-на-Амуре протяжённостью 3145 км, второго пути Тайшет — Усть-Кут (Лена) — 680 км, линий Бам — Тында и Тында — Беркакит — 397 км.

Многие посёлки и станции БАМа строились одной республикой, областью или городом. Так, азербайджанцы строили станции Ангоя и Улькан; армяне — Кюхельбекерскую и Звездную; белорусы — Муякан; грузины — Икабью и Нию; казахи — Новую Чару; латыши — Таксимо; литовцы — Новый Уоян; молдаване — Алонку; туркмены — станцию Ларба; таджики — Солони; узбеки — Куанду и Леприндо; украинцы — Новый Ургал; эстонцы — Кичеру. Множество разъездов и станций построено жителями РСФСР: Тамбовской области — Хурумули; Новосибирской — Тунгала и Постышево; Пензенской — Амгунь; Волгоградской — Джамку; Саратовской — Герби; Куйбышевской — Этыркен; Ульяновской — Ижак; Свердловской — Кувыкта и Хорогочи; Пермской — Дюгабуль; Челябинской — Юктали; Ростовской — Киренга; Тульской — Маревая; Московской — Тутаул и Дипкун; Алтайского края — Эворон; Красноярского — Февральск; Хабаровского — Сулук; Ставропольского и Краснодарского — Лену; Башкирии — Верхнезейск. Жители Чечено-Ингушской, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР работали на строительстве Кунермы. Москвичи строили Тынду, ленинградцы — Северобайкальск.

В апреле 1974 года БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой, сюда приезжали массы молодых людей. На 17-м съезде ВЛКСМ (апрель 1974 года) также принимается решение о создании штаба строительства БАМа. Руководителем штаба становится секретарь ЦК ВЛКСМ Дмитрий Филиппов.

В 1977 году была сдана в постоянную эксплуатацию линия Бам — Тында, а в 1979 году линия Тында — Беркакит. Основная часть дороги строилась более 12 лет — с 5 апреля 1972 года по 27 октября 1984 года, а 1 ноября 1989 года весь новый трёхтысячекилометровый участок магистрали был сдан в постоянную эксплуатацию в объёме пускового комплекса.




В 1967 году (24 марта) вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, и были возобновлены проектно-изыскательские работы. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 года «О строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали» были выделены необходимые средства для строительства железной дороги первой категории Усть-Кут (Лена) — Комсомольск-на-Амуре протяжённостью 3145 км, второго пути Тайшет — Усть-Кут (Лена) — 680 км, линий Бам — Тында и Тында — Беркакит — 397 км.

Многие посёлки и станции БАМа строились одной республикой, областью или городом. Так, азербайджанцы строили станции Ангоя и Улькан; армяне — Кюхельбекерскую и Звездную; белорусы — Муякан; грузины — Икабью и Нию; казахи — Новую Чару; латыши — Таксимо; литовцы — Новый Уоян; молдаване — Алонку; туркмены — станцию Ларба; таджики — Солони; узбеки — Куанду и Леприндо; украинцы — Новый Ургал; эстонцы — Кичеру. Множество разъездов и станций построено жителями РСФСР: Тамбовской области — Хурумули; Новосибирской — Тунгала и Постышево; Пензенской — Амгунь; Волгоградской — Джамку; Саратовской — Герби; Куйбышевской — Этыркен; Ульяновской — Ижак; Свердловской — Кувыкта и Хорогочи; Пермской — Дюгабуль; Челябинской — Юктали; Ростовской — Киренга; Тульской — Маревая; Московской — Тутаул и Дипкун; Алтайского края — Эворон; Красноярского — Февральск; Хабаровского — Сулук; Ставропольского и Краснодарского — Лену; Башкирии — Верхнезейск. Жители Чечено-Ингушской, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР работали на строительстве Кунермы. Москвичи строили Тынду, ленинградцы — Северобайкальск.

В апреле 1974 года БАМ был объявлен всесоюзной ударной комсомольской стройкой, сюда приезжали массы молодых людей. На 17-м съезде ВЛКСМ (апрель 1974 года) также принимается решение о создании штаба строительства БАМа. Руководителем штаба становится секретарь ЦК ВЛКСМ Дмитрий Филиппов.

В 1977 году была сдана в постоянную эксплуатацию линия Бам — Тында, а в 1979 году линия Тында — Беркакит. Основная часть дороги строилась более 12 лет — с 5 апреля 1972 года по 27 октября 1984 года, а 1 ноября 1989 года весь новый трёхтысячекилометровый участок магистрали был сдан в постоянную эксплуатацию в объёме пускового комплекса.

5(300) (628x337, 110Kb)

http://lib.ru/POEZIQ/ALIGER_M/zoya.txt

В первых числах  декабря 1941 года в селе Петрищеве, близ города Вереи,
немцы  казнили восемнадцатилетнюю  комсомолку, назвавшую себя  Татьяной. Она
оказалась московской школьницей Зоей Космодемьянской.
    (Из газет)
"Зоя"  -  невыдуманная поэма. Я  писала ее  в сорок втором году,  через
несколько месяцев после гибели Зои,  по горячему  следу ее  короткой жизни и
героической смерти.  Когда пишешь  о  том,  что было  на  самом деле, первое
условие работы -  верность  истине, верность времени, и  "Зоя",  в сущности,
стала поэмой и о моей юности, о нашей юности. Я писала в поэме обо всем, чем
жили мы, когда воевали с немецким фашизмом, обо  всем, что было для нас в те
годы важно. И как трагической осенью сорок первого года, вечером Октябрьской
годовщины,  слушала вся страна речь  Сталина из осажденной  Москвы. Эта речь
означала тогда очень много,  так же  как и  ответ Зои на допросе: "Сталин на
посту".
С тех пор прошло более двадцати пяти лет, густо насыщенных всенародными
событиями и переживаниями,  грозными потрясениями  и прозрениями. Я пережила
их всем своим существом  и существованием, а Зоя нет. Я знаю оценку,  данную
Сталину и его деятельности историей,  и  этим я  сегодня отличаюсь  от  Зои.
Такого различия не было между нами, когда писалась поэма, и я не считаю себя
вправе корректировать  ее теперь с высоты своей сегодняшней умудренности.  Я
печатаю  поэму  так,  как  она  была  написана в  сорок  втором  году,  ради
исторической  и  душевной правды той эпохи,  потому что нужно знать правду о
прошлом, чтобы полной мерой понимать правду настоящего.
    1968

[...]

Московские неповторимые весны.
Лесное дыхание хвои и влаги.
...Район Тимирязевки, медные сосны,
белья на веревках веселые флаги.
Как мудро, что люди не знают заране
того, что стоит неуклонно пред ними.
- Как звать тебя, девочка?
- Зоей.
- А Таня?

- Да, есть и такое хорошее имя.

[...]

С девятого класса, с минувшего лета,
у тебя была книжечка серого цвета.
Ее ты в отдельном кармане носила
и в месяц по двадцать копеек вносила.
Мы жили настолько свободно и вольно,
не помня о том, что бывает иначе,
что иногда забывали невольно,
что мы комсомольцы и что это значит.
Все праздником было веселым и дерзким,
жилось нам на свете светло и просторно.
Развеялось детство костром пионерским,
растаяло утренней песенкой горна.

Вы в мирное время успели родиться,
суровых препятствий в пути не встречали,
но ритмом былых комсомольских традиций
сердца возмужавшие застучали.
И в знойные ночи военного лета
вы всей своей кровью почуяли это.

Еще тебе игр недоигранных жалко,
и книг непрочитанных жаль, и еще ты
припрячешь - авось пригодится - шпаргалку.
А вдруг еще будут какие зачеты!
Еще вспоминаешь в тоске неминучей
любимых товарищей, старую парту...
Ты все это помнишь и любишь? Тем лучше.
Все это поставлено нынче на карту.
Настала пора, и теперь мы в ответе
за каждый свой взнос в комсомольском билете.
И Родина нынче с нас спрашивать вправе
за каждую буковку в нашем Уставе.
Тревожное небо клубится над нами.
Подходит война к твоему изголовью.
И больше нам взносы платить не рублями,
а может быть, собственной жизнью и кровью.

Притоптанным житом, листвою опалой,
сожженная солнцем, от пыли седая,
Советская Армия,
ты отступала,
на ноги истертые припадая.
Искрились волокна сухой паутины,
летели на юг неизменные гуси,
ты шла, покидая поля Украины,
ты шла, оставляя леса Беларуси.
А люди?
А дети?
Не буду, не буду...
Ты помнишь сама каждой жизнью своею.
Но кровь свою ты оставляла повсюду,
наверно затем, чтоб вернуться за нею.
О запах шинельного черного пота!
О шарканье ног по кровавому следу!
А где-то уже подхихикивал кто-то,
трусливо и жалко пиная победу.
Как страшно и горько подумать,
что где-то уже суетились, шипя и ругая...
О чем ты?
Не вздрагивай, девочка, это
не те, за кого ты стоишь, дорогая.

Нет, это не те, чьи любимые люди
в окопах лежат у переднего края,
что в лад громыханью советских орудий
и дышат и верят,
Не те, дорогая.
Нет, это не те, что в казенном конверте,
в бессильных, неточных словах извещенья
услышали тихое сердце бессмертья,
увидели дальнее зарево мщенья.
Нет, это не те, что вставали за Пресню,
Владимирским трактом в Сибирь уходили,
что плакали, слушая русскую песню,
и пушкинский стих, как молитву, твердили,
Они - это нелюди, копоть и плесень,
мышиные шумы, ухмылки косые.
И нет у них родины, нет у них песен,
и нет у них Пушкина и России!
Но Зоя дрожит и не знает покоя,
от гнева бледнея,
от силы темнея:
"Мне хочется что-нибудь сделать такое,
чтоб стала победа слышней и виднее!"

Стояло начало учебного года.
Был утренний воздух прохладен и сладок.
Кленовая, злая, сухая погода,
шуршание листьев и шорох тетрадок.
Но в этом учебном году по-другому.
Зенитки, взведенные в сквериках рыжих.
В девятом часу ты выходишь из дому,
совсем налегке,
без тетрадок и книжек.
Мне эта дорога твоя незнакома.
В другой стороне двести первая школа.
Осенней Москвой, по путевке райкома,
идет комсомолка в МК комсомола.
Осенней Москвою,
октябрьской Москвою...
Мне видится взгляд твой, бессонный и жесткий,
Я только глаза от волненья закрою
и сразу увижу твои перекрестки.
Душе не забыть тебя,
сердцу не бросить,
как женщину в горе,
без маски, без позы.
Морщины у глаз,
промелькнувшая проседь,
на горьких ресницах повисшие слезы.
Все запахи жизни, проведенной вместе,
опять набежали, опять налетели,-
обрызганной дождиком кровельной жести
и острой листвы, отметенной к панели.
Все двигалось,
шло,
продолжалась работа,
и каждая улица мимо бежала.
Но тихая, тайная, тонкая нота
в осенних твоих переулках дрожала.
Звенели твои подожженные клены,
но ты утешала их теплой рукою.
Какой же была ты тогда?
Оскорбленной?
Страдающей?
Плачущей?
Нет, не такою.
Ты за ночь одну на глазах возмужала,
собралась,
ремни подтянула потуже.
Как просто заводы в тайгу провожала
и между бойцами делила оружье.
Какою ты сделалась вдруг деловитой.
Рассчитаны, взвешены жесты и взгляды.
Вколочены рельсы,
и улицы взрыты,
и в переулках стоят баррикады.
Как будто с картины о битвах на Пресне,
которая стала живой и горячей.
И нету похожих стихов или песни.
Была ты
Москвой -
и не скажешь иначе.
И те, кто родился на улицах этих
и здесь, на глазах у Москвы, подрастали,
о ком говорили вчера, как о детях,
сегодня твоими солдатами стали.
Они не могли допустить, чтоб чужая
железная спесь их судьбу затоптала.
А там,
у Звенигорода,
у Можая,
шла грозная битва людей и металла.
В твоих переулках росли баррикады.
Железом и рвами Москву окружали.
В МК
отбирали людей в отряды.
В больших коридорах
толпились, жужжали
вчерашние мальчики, девочки, дети,
встревоженный рой золотого народа.
Сидел молодой человек в кабинете,
москвич октября сорок первого года.
Пред ним проходили повадки и лица.
Должно было стать ему сразу понятно,
который из них безусловно годится,
которого надо отправить обратно.
И каждого он оглядывал сразу,
едва появлялся тот у порога,
улавливал еле заметные глазу смущенье,
случайного взгляда тревогу.
Он с разных сторон их старался увидеть,
от гнева в глазах до невольной улыбки,
смутить,
ободрить,
никого не обидеть,
любою ценою не сделать ошибки.
Сначала встречая, потом провожая,
иных презирал он,
гордился другими.
Вопросы жестокие им задавая,
он сам себя тоже опрашивал с ними.
И если ответить им было нечем,
и если они начинали теряться,
он всем своим юным чутьем человечьим
до сути другого старался добраться.
Октябрьским деньком, невысоким и мглистым,
в Москве, окруженной немецкой подковой,
товарищ Шелепин,
ты был коммунистом
со всей справедливостью нашей суровой.
Она отвечала сначала стоя,
сдвигая брови при каждом ответе:
- Фамилия?
- Космодемьянская.
- Имя?
- Зоя.
- Год рождения?
- Двадцать третий.
Потом она села на стул.
А дальше
следил он, не кроется ли волненье,
и нет ли рисовки,
и нет ли фальши,
и нет ли хоть крошечного сомненья.

Она отвечала на той же ноте.
- Нет, не заблудится.
- Нет, не боится.
И он, наконец, записал в блокноте
последнее слово свое:
"Годится".
Заметил ли он на ее лице
играющий отблеск далекого света?
Ты не ошибся
в этом бойце,
секретарь Московского Комитета.
[...]



***

Хозяйка детей увела в закут.
Пахнет капустой, скребутся мыши.
- Мама, за что они ее бьют?
- За правду, доченька. Тише, тише.
- Мама, глянь-ка в щелочку, глянь:
у нее сорочка в крови.
Мне страшно, мама, мне больно!..
- Тише, доченька, тише, тише...
- Мама, зачем она не кричит?
Она небось железная?
Живая бы давно закричала.
- Тише, доченька, тише, тише...
- Мама, а если ее убьют,
стадо быть, правду убили тоже?
- Тише, доченька, тише...-
Нет!
Девочка, слушай меня без дрожи.
Слушай,
тебе одиннадцать лет.

Если ни разу она не заплачет,
что бы ни делали изверги с ней,
если умрет,
но не сдастся -
значит,
правда ее даже смерти сильней.
Лучшими силами в человеке
я бы хотела тебе помочь,
чтобы запомнила ты навеки
эту кровавую, страшную ночь.
Чтобы чудесная Зоина сила,
как вдохновенье, тебя носила,
стала бы примесью крови твоей.

Чтобы, когда ты станешь большою,
сердцем горячим,
верной душою
ты показала, что помнишь о ней.

Profile

al_vladimiroff
al_vladimiroff

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger