Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

126 лет Сергею Есенину - Анна Снегина: Но вы мне по-прежнему милы, Как родина и как весна ...

Я снова на мельнице...
Ельник
Усыпан свечьми светляков.
По-старому старый мельник
Не может связать двух слов:
"Голубчик! Вот радость! Сергуха!
Озяб, чай? Поди, продрог?
Да ставь ты скорее, старуха,
На стол самовар и пирог.
Сергунь! Золотой! Послушай!
. . . . . . . . . . . . . . . .
И ты уж старик по годам...
Сейчас я за милую душу
Подарок тебе передам".
"Подарок?"
"Нет...
Просто письмишко.
Да ты не спеши, голубок!
Почти что два месяца с лишком
Я с почты его приволок".

Вскрываю... читаю... Конечно!
Откуда же больше и ждать!
И почерк такой беспечный,
И лондонская печать.

"Вы живы?.. Я очень рада...
Я тоже, как вы, жива.
Так часто мне снится ограда,
Калитка и ваши слова.
Теперь я от вас далеко...
В России теперь апрель.
И синею заволокой
Покрыта береза и ель.
Сейчас вот, когда бумаге
Вверяю я грусть моих слов,
Вы с мельником, может, на тяге
Подслушиваете тетеревов.
Я часто хожу на пристань
И, то ли на радость, то ль в страх,
Гляжу средь судов все пристальней
На красный советский флаг.
Теперь там достигли силы.
Дорога моя ясна...
Но вы мне по-прежнему милы,
Как родина и как весна".
. . . . . . . . . . . . . . . .

Письмо как письмо.
Беспричинно.
Я в жисть бы таких не писал.

По-прежнему с шубой овчинной
Иду я на свой сеновал.
Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Погорбившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет.
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: "Нет!"

Далекие милые были!..
Тот образ во мне не угас.

Мы все в эти годы любили,
Но, значит,
Любили и нас.
http://az.lib.ru/e/esenin_s_a/text_0020.shtml

Когда мне в городе родном, В Успенской церкви, за углом, Явилась ты в году двадцатом... С.Липкин

Когда мне в городе родном,  
В Успенской церкви, за углом,  
Явилась ты в году двадцатом,  
Почудилось, что ты пришла  
Из украинского села  
С ребенком, в голоде зачатом. 
  
Когда царицей золотой 
Ты воссияла красотой 
На стеклах Шартрского собора, 
Глядел я на твои черты 
И думал: понимала ль ты, 
Что сын твой распят будет скоро? 
  
Когда Казанскою была, 
По Озеру не уплыла, 
Где сталкивался лед с волнами, 
А над Невою фронтовой 
Вы оба - ты и мальчик твой - 
Блокадный хлеб делили с нами. 
  
Когда Сикстинскою была,  
Казалось нам, что два крыла  
Есть у тебя, незримых людям,  
И ты навстречу нам летишь,  
И свой полет не прекратишь,  
Пока мы есть, пока мы будем. 
  
          1987

Андрей Вознесенский - Баллада Спасение - о подвиге профессора Жордания (Из Ш. Нишнианидзе)

"Боинг" средь океана тонет, как мертвый кит.
Народ в пылающем "Боинге" давится и вопит.

Натягивают пассажиры спасательные жилеты.
И только жилета нету для девочки безбилетной.
Звереют у люка люди.
Ни в ком состраданья нет.
Но кто-то с себя снимает и ей отдает жилет.

Девочка, кругом звери!
Но он из других натур -
вздохнул на прощанье поглубже и сам ей жилет надул.