Top.Mail.Ru
? ?

Entries by category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".



РУНОВ Виктор Сергеевич, род. 26 мая 1907 в Петровске Саратовской губ., ум. 17 июня 1968 в Москве.
Композитор.
Засл. деят. иск. КазССР (1943). В 1928 окончил муз. школу в Казани по кл. ф-п., в 1928—1931 обучался на курсах военных дирижеров в Москве.
В 1925—1926 пианист в кинотеатре г. Набережные Челны. В 1926—1935 музыкант военно-дух. орк. и т-ров Москвы.
В 1937—1940 дирижер дух. орк. на заводе им. Владимира Ильича в Москве.
В 1941—1944 дирижер орк. Высшей школы войск МВД в Алма-Ате и Москве.
В 1944—1954 дирижер орк. Моск. пограничного военного училища.
Есть в военном приказе
Такие слова,
На которые только в тяжелом бою
(Да и то не всегда)
Получает права
Командир, подымающий роту свою.
Я давно понимаю
Военный устав
И под выкладкой полной
Не горблюсь давно.
Но, страницы устава до дыр залистав,
Этих слов
До сих пор
Не нашел
Все равно.

Год двадцатый.
Коней одичавших галоп.
Перекоп.
Эшелоны. Тифозная мгла.
Интервентская пуля, летящая в лоб, —
И не встать под огнем у шестого кола.

Полк
Шинели
На проволоку побросал, —
Но стучит над шинельным сукном пулемет,
И тогда
еле слышно
   сказал
      комиссар:
— Коммунисты, вперед! Коммунисты, вперед!

Есть в военном приказе
Такие слова!
Но они не подвластны
Уставам войны.
Есть —
Превыше устава —
Такие права,
Что не всем,
Получившим оружье,
Даны...

Сосчитали штандарты побитых держав,
Тыщи тысяч плотин
Возвели на реках.
Целину подымали,
Штурвалы зажав
В заскорузлых
Тяжелых
Рабочих
Руках.

И пробило однажды плотину одну
На Свирьстрое, на Волхове иль на Днепре.
И пошли головные бригады
Ко дну,
Под волну,
На морозной заре
В декабре.

И когда не хватало
«...Предложенных мер...»
И шкафы с чертежами грузили на плот,
Еле слышно
сказал
   молодой инженер:
— Коммунисты, вперед!.. Коммунисты, вперед!

Летним утром
Граната упала в траву,
Возле Львова
Застава во рву залегла.
«Мессершмидты» плеснули бензин в синеву, —
И не встать под огнем у шестого кола.

Жгли мосты
На дорогах от Бреста к Москве.
Шли солдаты,
От беженцев взгляд отводя.
И на башнях
Закопанных в пашни КВ
Высыхали тяжелые капли дождя.

И без кожуха
Из сталинградских квартир
Бил «максим»,
И Родимцев ощупывал лед.
И тогда
еле слышно
   сказал
      командир:
— Коммунисты, вперед!.. Коммунисты, вперед!

Мы сорвали штандарты
Фашистских держав,
Целовали гвардейских дивизий шелка
И, древко
Узловатыми пальцами сжав,
Возле Ленина
В мае
Прошли у древка...

Под февральскими тучами —
Ветер и снег,
Но железом нестынущим пахнет земля.
Приближается день.
Продолжается век.
Индевеют штыки в караулах Кремля...

Повсеместно,
Где скрещены трассы свинца,
Или там, где кипенье великих работ,
Сквозь века,
на века,
   навсегда,
      до конца:
— Коммунисты, вперед! Коммунисты, вперед!

1947
https://al-vladimiroff.livejournal.com/275189.html - ФЕВРАЛЬ 2015 г.

Многие, отмечая происходящее сегодня на Украине, происходящее сегодня между Западом и Россией, говорят о возрождении «холодной войны». Проблема только в том, что эти события – не возрождение холодной войны, события на Украине – это необходимый контекст создания реальности для подготовки войны против России.
Войны сегодня проходят в других формах, чем несколько десятилетий назад. Они могут иметь форму саморазрушения общества и государства, как происходит, например, в цветных революциях, а могут иметь и форму дистанционного экономического и военного разрушения современной инфраструктуры общества, как происходило на территории Югославии.
Украина, как и ряд других государств, показали внутреннюю слабость своих обществ и государств от воздействия извне, от внешнего воздействия. Они оказались неспособны противостоять запуску в них процессов саморазрушения не только обществ, но и классических форм человеческой культуры и нравственности, представлений о добре и зле. Там разрушают человеческий потенциал вообще.
Югославия, а потом и Сербия показали большую устойчивость к внешнему воздействию против них. Тогда против Югославии были использованы более высокие технологии ведения войны, которые позволили внутреннюю готовность общества, государства и армии к сопротивлению превратить в «пар», который невозможно было ни использовать, ни применить для сопротивления. Общество было уничтожено просто издали, не имея возможности в рамках существующих правил и традиций войн и взаимодействий, что-то реально сделать.
Более совершенные формы таких социальных технологий собирается Запад комплексно использовать против России в начатом им сейчас противостоянии с Россией. Цель этого совсем простая и незамысловатая – уничтожение России. Если с идеологической точки зрения мы должны говорить, что произойти этого не может никогда и ни за что, то сами себе мы должны отдавать отчёт, что в сложившейся ситуации это может произойти, и у нас созданы ещё не все предпосылки не только для победы, но даже для простого сохранения существующего статус-кво. И ещё не всё в этой сфере достаточно ясно и точно осознаётся в обществе даже той его частью, которая должна это делать профессионально.

Надо понять, что происходящее на Украине не имеет никакого отношения к Украине. Или не главное это. Основное – это формирование антироссийского международного мнения, отношения, ощущения. Вы заметили насколько управляемо мировое общественное мнение? Оно совсем не представляет собой тот мифический образ, которым нас пичкали в последние десятилетия о людях, которые непрерывно сравнивают разные точки зрения и самостоятельно формируют объективную точку зрения. Нет, реальное западное общественное мнение больше похоже на управляемое общественное мнение Германии эпохи III рейха.
Вспомним, как это было совсем недавно??? В 1995 году в Москве по обмену было большая группа студентов из Великобритании со своими профессорами. Мы активно общались с ними по самым разным темам. И очень легко общались. Только один раз эта лёгкость нашего общения наткнулась на стену. Когда? Тогда, когда я упомянул сербов. Их лица окаменели. А я аж задохнулся от неожиданности. Почему? Потому что мы воспитывались в СССР и я впервые видел ярко выраженное негативное отношение и оценку только по факту крови, по факту национальности. У нас в стране это было стыдно, это было свойственно неразвитым культурно или пограничным социальным элементам. А тут вдруг студенты и профессора и откуда? Да, да, да, именно оттуда, с кого тогда брали пример.
Оказалось, что за несколько лет, благодаря информационной кампании, западным СМИ удалось сформировать анти-югославское и антисербское массовое общественное мнение. Основой для этой кампании, событийным рядом стали события в Косово. Реальность происходившего там принципиально отличалась от того, что, как и почему показывалось европейскими СМИ и США. События в Косово формировались, поддерживались, а потом ещё визуально и режиссировались. Вспомним, хотя бы бегло, как это было?
Сначала был выбран субъект будущей политики, сопротивления и политической борьбы. Субъект этот был создан на базе сформировавшейся организованной, вооружённой бандитской албанской организации, которая создала путь доставки наркотиков в Европу из Турции через Албанию. ЦРУ поставили их под контроль, дали им политическое наименование – Армия освобождения Косово. Ну и т.д., ну и т.п. Даже сегодня не очень вспоминают, что представляет собой сегодня Косово – эта территория свободы и борьбы за демократию? Косово и сегодня – это остров преступных экономических, финансовых, социальных технологий.
Что такое Украина, вооружённая борьба против Новороссии, поддержанный США антигосударственный переворот на Украине? Это то же самое «Косово», только теперь для формирования антироссийского международного общественного мнения. Нам кажутся нелепыми обвинения России и само собой разумеющаяся их нелепость. Но это ясно только нам. В Европе и мире не такие знатоки истории, или нашей реальности. Они формируют своё мнение на основе ведущейся лживой, но формирующей антироссийскую истерию информационной кампании. Уже сегодня у рядового европейца скоро начнёт «каменеть» лицо при упоминании России, русских и русскости. Так же, как совсем недавно происходило при упоминании сербов.
Поэтому Украина здесь совсем не при чём, так же, как совсем недавно не при чём было Косово. «При чём» была Сербия и зачистка Балкан от «чужих», от тех, кто не под контролем и от тех, кто помнит, что есть что, что такое добро, и что такое зло, зачем существует разделение на мужчин и женщин, что такое нравственность и христианство. Сегодня пришла очередь России. Это последнее решающее препятствие для установления господства в мире. На основе событий на Украине началась масштабная систематическая и комплексная работа Запада для формирования духовных, идеологических и политических предпосылок для открытой войны против России.
https://ria.ru/20221227/serbiya-1841541919.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

МОСКВА, 27 дек - РИА Новости. Президент Сербии Александр Вучич приказал перевести вооруженные силы в высшую степень боевой готовности, сообщил министр обороны страны Милош Вучевич.

"Президент Сербии Александр Вучич как верховный главнокомандующий... приказал, чтобы вооруженные силы Сербии находились в высшей степени боевой готовности применения... военного потенциала вооруженных сил Сербии", - написал он в Twitter.
Говорить можно всё, что угодно, вспоминать. Да нужно ли сегодня говорить?
Просто память…
Вот цитата из «Малой земли»:
«Надо полагать, читатель ждет от меня рассказа о партийно-политической работе, но, в сущности, именно о ней я давно уже веду речь. Потому что стойкость воинов Малой земли была итогом этой работы. Потому что налаженный быт плацдарма, забота о сбережении сил и здоровья бойцов, присланные вовремя авиакорпуса, и веселые шутки в момент затишья, и беззаветная храбрость в атаках, и то, что люди до конца оставались людьми, - это все было следствием партийно-политической работы. Таким образом, выделить ее из общего повествования трудно, да, наверное, и не нужно.
Чем измерить, как оценить деятельность политического руководителя на фронте? Снайпер истребил десяток гитлеровцев - честь ему и слава. Рота отбила атаку, отстояла рубеж - честь и слава командиру роты и ее бойцам. Дивизия взломала оборону врага, освободила населенный пункт - имя командира отмечается в приказе Верховного Главнокомандующего. Но велика и заслуга политработника, который идейно вооружал бойцов, укреплял в них великое чувство любви к Родине, вселял веру в свои силы, вдохновлял на подвиг.
Настоящий политработник в армии - это тот человек, вокруг которого группируются люди, он доподлинно знает их настроения, нужды, надежды, мечты, он ведет их на самопожертвование, на подвиг. И если учесть, что боевой дух войск всегда признавался важнейшим фактором стойкости войск, то именно политработнику было доверено самое острое оружие в годы войны. Души и сердца воинов закалял он, без чего ни танки, ни пушки, ни самолеты победы нам бы не принесли.
Так было повсюду, а уж на трудных участках войны, таких, как Малая земля, значение этой работы трудно переоценить. Бойцам казалось в иные моменты, что они отрезаны от Большой земли, и надо было дать им понять, что отрезаны - это не значит отторгнуты, что отделены - это не значит забыты. Надо было показать, что война с фашизмом ведется на всех фронтах, что огромную помощь оказывает нам вся страна. Надо было связать воедино только что отбитую атаку с тем великим сражением, которое ведет весь советский народ.
Тут не громкие речи были нужны, да и залов не было для речей, а откровенный, мужской и, я бы сказал, душевный разговор. Я участвовал в большинстве партийных собраний, проводившихся в боевых соединениях и частях, да и просто часто общался с бойцами. Обычно мне удавалось найти с солдатами и матросами общий язык, хотя каких-либо особых приемов я для этого не применял. Шла ли речь о серьезных делах или шутливая была беседа, старался вести себя просто, ровно. И говорил всегда правду, как бы ни была она горька. Замечу, что встречались среди офицеров такие, которые старались изобразить из себя этакого рубаху-парня. Бойцы, конечно, сразу чувствуют фальшь нарочитого панибратства, и тогда уж откровенности от них не жди».
«В подобных чрезвычайных случаях, будь то в бою или в затишье, политработник вправе и обязан приказывать. В повседневной же работе приказ для него должен быть исключен - только разъяснение и убеждение. Притом и эта работа должна вестись с умом и тактом. Если даже человек ошибся, никто не вправе оскорбить его окриком. Мне глубоко отвратительна пусть не распространенная, но еще кое у кого сохранившаяся привычка повышать голос на людей. Ни хозяйственный, ни партийный руководитель не должен забывать, что его подчиненные - это подчиненные только по службе, что служат они не директору или заведующему, а делу партии и государства. И в этом отношении все равны. Те, кто позволяет себе отступать от этой незыблемой для нашего строя истины, безнадежно компрометируют себя, роняют свой авторитет. Да, совершивший проступок должен нести ответственность: партийную, административную, наконец, судебную любую. Но ни в коей мере нельзя ущемлять самолюбие людей, унижать их достоинство».
Леонид Ильич Брежнев (19.12.1906-10.11.1982)

https://al-vladimiroff.livejournal.com/355399.html - ДЕКАБРЬ 2015 г.

В воскресенье, 6 декабря, в западных СМИ появилась информация, что Польша в ближайшее время может попросить НАТО разместить ядерные вооружения на ее территории. По некоторым данным, министерство обороны республики уже обсуждает этот вопрос.
http://www.kp.ru/online/news/2242518/

"В минобороны на данный момент не ведется никакая работа над присоединением нашей страны к программе НАТО Nuclear Sharing", - указали в министерстве.

Таким образом польское ведомство прокомментировало высказывания заместителя министра обороны страны Томаша Шатковского, который в программе местного телевидения заявил о необходимости получения Польшей доступа к ядерному оружию. "Мы хотим покончить с разделением членов НАТО на две категории. Все еще действует неписаная норма, что на территории так называемых новых членов НАТО можно позволить себе немного меньше. Если мы говорим о размещении войск западных союзников на постоянной основе, тоже самое можно сказать в случае c ядерным оружием", - считает он.

Высказывание замминистра следует трактовать в контексте появляющихся комментариев серьезных аналитических центров на Западе, указывающих на дефицит возможностей ядерного устрашения НАТО на восточном фланге.
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2503029

Сегодня активно обсуждалось стремление Польши к ядерному оружию, потом также активно утверждалось, что Польша - не желает этого.
Хотя и начальная и последующая новости расходились с этими утверждениями и были о другом. Первая новость всего лишь утверждала, что Польша готова, чтобы на её территории находилось ядерное оружие НАТО. Польше хотелось, чтобы она не воспринималась, как те государства НАТО, использование которых в рамках альянса ограничено. К таким государствам относятся те, кто входил раньше в состав другого военного блока – это страны Варшавского договора (даже в названии блока название столицы Польши)).
Вторая новость тоже ничего не утверждала о том, что Польша не просит ядерное оружие. Новость была только о том – Польша готова к тому, что с её территории ядерное оружие, если сейчас недостаточно средств устрашения НАТО на восточном фланге.
Короче, если НАТО необходимо пугануть Россию ядерным оружием, если надо «остановить» (в самых разных смыслах) Россию, Польша готова к использованию своей территории, себя, для этого блоком НАТО.
Интересная история с нашими «друзьями» приключилась. Так хотелось им «свободы»?! Всех Россия отпустила – идите, куда хотите. Хотя и до этого не особо держала, это был совместный способ сохранения жизни, общества, свободы, общей независимости, жизни вне войны… Да и способ сохранения духовных смыслов. Каких? Да тех самых, ради которых вы в Ченстохов ежегодно ходите. Помните, зачем?  И сколько «друзья» этим воспользовались, как долго? Можно сказать это предельно малая величина, практическим неразличимая в истории.
Попробовали ли наши «друзья» жить независимо? Нет, можно сказать, что ни одного дня они не стали так жить. Из одного блока они сразу ушли в другой военный блок, где возможности сохранить хотя бы ту самостоятельность, которая у них была в СССР, или в СЭВ, им уже не видать, её просто нет. А что есть?
А есть то, что Прибалтика, Польша и многие другие наши соседи становятся, как и раньше, плацдармом для нападения на Россию, как в 1612, в 1812, в 1941. А заранее Польше подумать не хочется о себе, о своей судьбе? О смыслах своей жизни в истории? Какая Катынь потом после этого? Думать надо до Катыни, чтобы история складывалась иначе.
Не может Польша просто жить, есть какая-то тяга к смерти, к самоуничтожению … Какой-то «дым сигарет с ментолом»…
В России сегодня вспоминают всех, кто пропал без вести, защищая Родину. День Неизвестного солдата. Ровно 55 лет назад Москве в Александровском саду был торжественно перезахоронен прах павшего воина. К вечному огню, который горит там уже более полувека, сегодня возложили цветы.
https://www.1tv.ru/news/2021-12-03/417409-v_rossii_otmechayut_den_neizvestnogo_soldata?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

Брежнев Л.И. Малая земля

http://lib.ru/MEMUARY/BREZHNEW/bregnev.txt



[...]

Сегодня мне хочется рассказать о сравнительно небольшом участке  войны,
который солдаты и моряки назвали Малой землей. Она действительно  "малая"  -
меньше тридцати квадратных  километров.  И  она  великая,  как  может  стать
великой даже пядь земли, когда она полита кровью беззаветных  героев.  Чтобы
читатель оценил обстановку, скажу, что в дни  десанта  каждый,  кто  пересек
бухту и прошел на Малую землю, получал орден. Я не помню переправы, когда бы
фашисты не убивали, не топили сотни наших людей. И все равно на вырванном  у
врага плацдарме постоянно находилось 12-15 тысяч советских воинов, 17 апреля
1943 года мне надо было в  очередной  раз  попасть  на  Малую  землю.  Число
запомнил хорошо, да и ни один малоземелец, думаю, не забудет его: в тот день
гитлеровцы начали операцию "Нептун". Само название говорило об их  планах  -
сбросить нас в море. По  данным  разведки  мы  знали  об  этом.  Знали,  что
наступление они готовят не обычное, а решающее, генеральное.
И мое место было там, на передовой, в предместье  Новороссийска,  мысом
входившем в Цемесскую бухту, на узком плацдарме Малой земли.
Как раз в апреле я был назначен  начальником  политотдела  18-й  армии.
Учитывая предстоящие  бои,  ее  преобразовали  в  десантную,  усилили  двумя
стрелковыми  корпусами,  двумя  дивизиями,  несколькими  полками,   танковой
бригадой, подчинили ей в оперативном отношении Новороссийскую военно-морскую
базу Черноморского флота.
[...]


В 1974 году в Новороссийском музее я обратил внимание на примечательный
документ. Это был рапорт старшего лейтенанта В. А.  Ботылева,  высадившегося
на плацдарме в ту же ночь, что и Куников. Он писал: "Доношу,  что  в  первой
штурмовой группе убитых - 1 человек, раненых - 7 человек. Из них  кандидатов
ВКП (б) убитых - 1  человек,  кандидатов  ВКП  (б)  раненых  -  4  человека,
комсомольцев раненых - 2 человека, беспартийных раненых - 1 человек.  Первая
боевая задача,  поставленная  командованием,  выполнена.  Политико-моральное
состояние группы высокое".
Здесь уместно будет вспомнить, что  на  фронтах  Великой  Отечественной
войны пали смертью  храбрых  три  миллиона  коммунистов.  И  пять  миллионов
советских патриотов пополнили ряды партии в годы войны.  "Хочу  идти  в  бой
коммунистом!" - эти ставшие легендарными слова я слышал  едва  ли  не  перед
каждым сражением, и тем  чаще,  чем  тяжелее  были  бои.  Какие  льготы  мог
получить  человек,  какие  права  могла  предоставить  ему  партия  накануне
смертельной схватки? Только одну привилегию, только одно право, только  одну
обязанность - первым подняться в атаку, первым рвануться навстречу огню.
Перед высадкой отряд принял клятву. Коммунист Куников построил всех  на
небольшой площади, еще раз напомнил, что операция будет смертельно  опасная,
и предупредил: кто считает, что не выдержит испытаний,  может  в  десант  не
идти. Он не подал команды, чтобы эти люди сделали, скажем, три шага  вперед.
Щадя их самолюбие, сказал:
- Ровно через десять минут прошу снова построиться. Тем, кто не  уверен
в себе, в строй не становиться.  Они  будут  отправлены  в  свои  части  как
прошедшие курс учебы.
Когда отряд построился, мы недосчитались всего лишь двух человек.
Торжественную клятву, принятую перед выходом в море, и  сейчас,  спустя
десятилетия, нельзя читать без волнения. "Идя в бой, - говорилось в  ней,  -
мы даем клятву Родине в том, что будем действовать стремительно и смело,  не
щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и  кровь  свою
капля за каплей мы отдадим за счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая
Родина... Нашим законом есть и будет только движение вперед".
Мысленно возвращаясь к тем штормовым дням, вспоминая суровую клятву,  я
всегда  испытываю  душевное  волнение  и  гордость.  История  знает   немало
героических подвигов одиночек, но только  в  нашей  великой  стране,  только
ведомые нашей великой партией, советские люди доказали, что они способны  на
массовый героизм.
http://oppps.ru/etim-russkim-ne-nado-trista-soldat-i-odnogo-xvatit.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com Этим русским не надо триста солдат, и одного хватит // ОПТИМИСТ





Это знаменитое фото. Грузия, 08.08.08 г. После разгрома Грузинской армии, её отступившие части перегруппировались и решили вернутся в Гори, но наткнулись на российский блокпост.
На фотографии видно, как один солдат ВС РФ с ручным пулемётом наперевес противостоит целой колонне мотопехоты ВС Грузии.
Разумеется, офицеры колонны угрожали оружием пулемётчику, чтобы тот отошел с дороги и пропустил их, на что они услышали в ответ «Идитен@х..йб…ть». Затем с пулемётчиком пытались поговорить иностранные СМИ, которые двигались с колонной, и получили такой же ответ. В итоге колонна развернулась и двинулась туда, откуда приехала.
https://al-vladimiroff.livejournal.com/858112.html - НОЯБРЬ 2018 г.

Словакия находится на пути к покупке 14 американских истребителей F-16, чтобы заменить советские МиГ-29 и таким образом «порвать с Россией». Об этом в интервью Defense News заявил государственный секретарь Министерства обороны страны Роберт Ондрейчак.

На полях Международного форума безопасности в Галифаксе чиновник высказался об отношениях Братиславы с военно-промышленным комплексом Москвы. «Мы прекращаем их так быстро, как можем», — подчеркнул он.

[…] Издание напоминает, что Словакия входила в социалистический блок во время холодной войны. Но в 2004 году страна вступила в Евросоюз и НАТО. Словацкие власти понимают, что покупка американской техники укрепляют их стратегическое партнёрство с США. Но, по словам Ондрейчака, в основе этих отношений «вера и либерально-демократические ценности».

«Мы хотим видеть Америку лидером свободного мира, каковым она являлась на протяжении 70 лет. Мы много слушали здесь (в Галифаксе. — ИноТВ) об основанном на ценностях международном порядке, но для нас это очень важно», — признался государственный секретарь.

Оригинал новости ИноТВ:
https://russian.rt.com/inotv/2018-11-21/Defense-News-chem-bistree-tem?utm_medium=referral&utm_source=infox.sg&utm_campaign=exchange

Словакия вдруг, по словам ее госсекретаря минобороны, поверила в «либерально-демократические ценности». А в социалистические, Словакия до этого она не верила что ли?

Словакия должна понимать, что она находится не просто на пути смены военной техники. Словакия становится частью военной инфраструктуры против России. Все остальное – это слова. НАТО, США готовятся к войне против России. Больше никто у них не стоит на пути к мировому господству.

Словакия сознательно дает использовать себя против России и становится частью военной машины агрессии против России.
Словакия готовится, как и во время второй мировой войны, участвовать в войне против «братушек». Несварения не будет?

А потом снова будете трындеть, чтобы никогда не повторилось? Вы сейчас подготовкой к повторению активно и занимаетесь, к войне против России. Больше ничем вы в Словакии в военной сфере не занимаются. Зачем обманывать себя?
https://www.sovsekretno.ru/articles/podvig-razvedchitsy/

С 1940 года ее готовили для нелегальной работы. Во время войны она перебрасывала разведчиков через линию фронта, участвовала в восстановлении агентурной сети в Европе. Вспоминает ветеран военной разведки Тамара Романовна КЛИМЕНКО

Ни о какой разведке Тамара Трембач не помышляла. На дворе был 1936 год, за плечами школа и рабфак. Нашей героине 16 лет, и грезила девчушка со станции Путепровод, как и многие, авиацией.

– Авиация тогда в большой моде была. А ближайший город, где были институты, – Харьков, вот я и поехала поступать в Харьковский авиационный. Выдержала экзамены, но меня не приняли – выдали справку, что по возрасту не прошла. С этой справкой я могла поступать куда угодно. Иду по улице, вижу вывеску: «Iнститут лінгвістичной освiти» – Институт лингвистического просвещения. Зашла. А уж как увидели мою справку из авиационного, уговорили остаться. На французском отделении у них как раз был недобор. Рядом аэроклуб – как же я могла пройти мимо! Но… не приняли по росту: двух сантиметров не хватило. Поступила в парашютную школу. Всю зиму занимались, а весной уже прыгали. Так в 17 лет стала парашютисткой – параллельно с учебой в институте. Но и с мечтой об авиации расставаться не собиралась. В том же аэроклубе пошла на штурманское отделение. Вдобавок на Украине тогда очень голодно было, а в аэроклубе давали поесть. Когда возили на аэродром – толченую картошку с водой, кусок хлеба, а то и котлету, неизвестно из чего, правда, сделанную. В общем, и парашютисткой была, и штурманское отделение закончила, получив специальность летнаба – летчика-наблюдателя. Да еще и альпинисткой заделалась. А в авиацию все не принимают! Вот тогда я и написала слезное письмо наркому обороны Ворошилову: хочу быть летчиком.

И что вы думаете? Из Москвы пришел ответ: зачислить. Но рост у меня был такой маленький, что до педалей ноги не доставали, так мне мешочки с песком подкладывали, выдвигали все, что можно выдвигать. А на четвертом курсе лингвистического к нам из Москвы приехал военный – помню его фамилию, Капустин. К нему стали вызывать некоторых студентов на беседы. Дошло до меня: предложил после окончания продолжить учебу в специальной школе. Чему там придется учиться, чем заниматься, он не распространялся – дал понять, что это как-то будет связано с языком и военным делом. Еще сказал, что если я подойду, к новому году вызовут в Москву. Вызвали нас 12 человек. Поселили по двое в гостинице «Москва», на 12 этаже, с видом на Кремль и Красную площадь, помню даже номер комнаты – 10-12. Еще помню, как в номер принесли сказочный ужин – огромный чайник с чаем и бутерброды с колбасой и с черной икрой. Впервые тогда ее попробовала, но икра мне как-то сразу не понравилась. А потом с нами беседовали разные специалисты, похоже это было на то, что сейчас называют тестированием. Шесть человек отсеяли. Нам уже открыто говорили, что для защиты Родины нужны люди подготовленные, знающие, способные сделать все, чтобы узнать планы противника. Мне сказали, что если я пройду, по окончании института вызовут в Москву. Так прошла зима, весна, все уже получили распределение – тогда оно было обязательным, а мне назначения все нет и нет. Но, если честно, меня это совсем не заботило: я все еще страстно хотела заниматься только авиацией. И вдруг – телеграмма: в Москву...

Слушая Тамару Романовну, вспоминаю: советская военная разведка в канун войны переживала не лучшие времена. За три года, с 1938-го по 1941-й, сменилось шесть начальников. В 1940-м Разведупр возглавлял 33-летний генерал-лейтенант Иван Проскуров. Еще пять лет назад летчик Иван Проскуров командовал экипажем, потом отличился в боях в Испании. Старшему лейтенанту присвоили звание Героя Советского Союза, и он тут же стал майором, по возвращении в СССР получив под свое начало авиабригаду, потом отдельную авиационную армию. Затем стремительно вознесся в кресло заместителя наркома обороны – начальника военной разведки. К тому времени репрессии истощили центральный аппарат военной разведки, и на смену истребленным профессионалам приходили майоры-дилетанты. «В Центральном комитете партии, – вспоминал в своих мемуарах ветеран военной разведки генерал-майор Виталий Никольский, – считали, что в разведке, как, впрочем, и повсюду, самое главное – пролетарское происхождение...» Ту эпоху в Разведупре так и окрестили – эра майоров. Вдобавок и нелегальная сеть была вырезана руками самих чекистов.

Хитрый домик

– Готовили нас практически индивидуально, – рассказывает Тамара Романовна об учебе в разведшколе, – распределили по «точкам» по несколько человек, жили за городом в отдельном доме. Там была обслуга и все, что полагается для жизни, – ведь хозяйством мы не занимались, только спецподготовкой. Конечно, я прекрасно помню, где был этот дом, мы же регулярно ездили на электричках в Москву – проводили учебные встречи со связниками, отрабатывали пароли, явки. Не буду называть это место: может, этот домик и по сей день используют для подготовки. Нас учили водить машину, играть в теннис, ездить на велосипеде. Кого-то – радиоделу. Приезжали и преподаватели по общеобразовательным дисциплинам, доводили до совершенства язык. У меня основным был французский, еще знала испанский и итальянский, но похуже. И, разумеется, изучали ту страну, куда могли направить, ее историю, обычаи. Была и другая подготовка.

Как и положено опытной разведчице, Тамара Романовна до сих пор бережет военную тайну. Которую, впрочем, можно слегка приоткрыть, заглянув в редкие воспоминания ее коллег. Уже упомянутого Виталия Никольского готовили практически тогда же – возможно, в том же самом «домике». «В целях конспирации слушатели были разбиты на небольшие учебные группы, располагавшиеся на «точках» за городом. Группы не были связаны между собой, поскольку имели полностью автономные хозяйства... Наша «точка» располагалась под Москвой в особняке, который скрывался в гуще деревьев и был огорожен высоким дощатым забором... На «точке» имелись свои учебные кабинеты, лаборатории, спортплощадка, пищеблок». Перед прибытием на «точку» всем слушателям меняли фамилии, выдавали новые документы прикрытия. Об учебе в разведшколе было запрещено говорить даже ближайшим родственникам. И не было там экстравагантных штучек из шпионских романов, а были криптография, радио- и фотодело, страноведение. Не менее пяти часов в день – иностранный язык. И, разумеется, штудирование трудов классиков марксизма-ленинизма.

Схоже описывает подготовку военного разведчика той поры полковник Сергей Полторак, биограф Кента – разведчика Анатолия Гуревича, одной из ключевых фигур знаменитой советской разведывательной сети в Европе, «Красной капеллы». Правда, сетует он, учеба эта, «несмотря на всю ее интенсивность и квалифицированность инструкторов, как показала дальнейшая жизнь, была крайне поверхностна. Она отдавала кустарщиной несложившегося еще опыта военной разведки». Наиболее же уязвимым в подготовке будущих разведчиков полковник считает то, что они «не представляли себе специфики жизни нелегала в совершенно незнакомом обществе».

Кстати, среди преподавателей изредка встречались и опытные нелегалы. Например, Тамару Романовну учил Яков Бронин, он же Горин (была у него и масса других псевдонимов) – в качестве резидента Разведупра он в 1933 году сменил в Шанхае Рихарда Зорге. Хотя, конечно, будущая разведчица не знала ни подлинных имен своих наставников, ни некоторых пикантных моментов их биографий. Что касается Бронина, то даже в центральном аппарате разведки лишь единицы были в курсе, что именно он в октябре 1934 года написал на Зорге тот самый донос, который посеял в Центре недоверие к разведчику, по сути, сгубив его. Курсантам Высшей специальной школы Генштаба РККА (так именовалась разведшкола) не рассказывали, что учивший их премудростям нелегальной работы «великий нелегал» в 1935 году провалился сам, потянув за собой всю шанхайскую агентурную сеть Разведупра.

– Мы проучились с августа 1940-го по апрель 1941 года, – продолжает Тамара Романовна. – А потом нас отправили на практику в Прибалтику. Она уже к тому моменту стала наша, но в то же время как бы еще была заграницей. Мне выдали журналистские документы прикрытия – удостоверение корреспондента «Комсомольской правды». Отправили меня на две недели в Литву, в Каунас, тренироваться в сборе информации. Знаете, просто чувствовалось, как нас там ненавидят! Мы старались не афишировать, что мы русские, и как можно меньше рассказывали о себе. А в июне началась война. Об этом мы узнали в электричке по дороге в Москву, где каждый из нас должен был провести учебную встречу со связником. Но в тот день на встречу никто не пошел, вернулись на «точку».

Куда именно планировали забросить Тамару Романовну, она не знает. Видимо, на усиление парижской или, что более вероятно, двух бельгийских резидентур, Кента или Паскаля, – там катастрофически не хватало кадров. Но к лету-осени 1942 года немецкая контрразведка разгромила агентурную сеть советских разведок в Европе (и военной, и политической) «Красную капеллу». Виды на разведчицу поменялись в начале войны. И Тамара получила задание: осесть в Батуми. Москва всерьез опасалась, что против СССР на стороне немцев может выступить Турция и Иран.

Ценой больших потерь

– Ожидали тогда, что немцы двинутся и со стороны Ирана. Потому меня отправили в Батуми, я даже успела там на работу устроиться, чтобы легализоваться. Но немцы так быстро наступали, уже дошли до Ростова! Так что в Батуми я не засиделась, отозвали в Москву, а потом отправили в воинскую часть особого назначения, на Кавказ. Там мы готовили разведчиков для заброски в тыл врага.

«В Разведывательном управлении началась лихорадочная деятельность по подбору и подготовке разведчиков для работы в тылу противника, – вспоминает Виталий Никольский. – Наверстывались беспечные упущения мирного времени... Создавались школы по подготовке командиров групп, радистов, разведчиков. Причем преподавателей от слушателей отличало лишь служебное положение, так как ни теоретической, ни тем более практической подготовки все они не имели.... Опыт приобретался ценой больших потерь».

– Людей для заброса в тыл к немцам мы готовили очень быстро. Учили радиоделу, основам конспирации, как вести себя в тылу врага, как наладить связь, чтобы не попасть в ловушку, – рассказывает Тамара Романовна, – три-четыре учебных прыжка – и забрасывали. Нельзя было останавливаться, немец так далеко зашел! И сколько оказалось предателей среди населения! Своих подопечных мы сопровождали на самолете через линию фронта. Задания разные были: совершить диверсию, выйти на связь с партизанской группой, проникнуть в немецкую часть, чтобы добыть оперативную информацию. Забрасывали радистов в партизанские отряды. Обычно, выяснив, что где-то есть какие-то склады, посылали диверсанта их взорвать. Или, например, посылали диверсанта, чтобы уничтожить какого-то человека – предателя. При этом на месте уже все подготовлено было, а наш человек должен был прибыть к месту как исполнитель. Учили, разумеется, как и где надо прятать парашют после приземления. Да многим мелочам, из которых складывается дело. Языку вот не учили: не было ни возможности, ни времени. Поскольку я закончила спецшколу еще до войны, меня назначили командиром взвода. Какие у нас были чудесные парни и девушки… А погибали очень многие. Некоторые возвращались, искалеченные. Сергей Соловьев из Ленинграда сумел вернуться с обмороженными руками, не знаю, остался ли жив. Некоторым предстояло оставаться на занятой врагом территории, легализоваться, им обычно сочиняли легенду: перебежчик, закоренелый враг советского строя и что-то еще в этом роде. Но легенды разрабатывали уже не мы, а разведотдел штаба Закавказского фронта. Экипировка несложная была: если радист – рация, питание к ней, если диверсант – взрывчатка. И у всех обязательно – финка и пистолет.

В одном из архивных документов той поры нашел подробное описание той экипировки: не слишком крупная сумма деньги, сухой паек от силы на два месяца – сухари, сало, немножко консервов, спирт, сахар, соль, спички. Если радист – надежная, но громоздкая рация «Север» и два комплекта батарей – это уже 10 кг. Еще была поношенная гражданская одежда. От денег все равно никакой пользы не было, поскольку в прифронтовой зоне ценности они не представляли, а гражданскую одежду перед заброской приходилось выменивать у местных жителей на военную форму. «Засыпались» разведчики на мелочах. Так, прекрасно подготовленная группа «3-М» («Три Марии»), засланная разведотделом Западного фронта, провалилась лишь потому, что при поверхностном обыске местные полицаи нашли у одной из девушек в кармане пальто книжечку проездных билетов московского метро, на которых тогда проставлялся и год, и месяц.

– Забрасывали обычно по одному, – продолжает Тамара Романовна, – на парашютах с самолетов: у нас были трехместные и двухместные, мы их называли «кукурузники». Когда вылет был на трехместном, кроме летчика и забрасываемого летел сопровождающий, а если У-2, отправляли летчика и парашютиста.

– А вас забрасывали?

– Нет, как комвзвода я отвечала за подготовку и сопровождала при выброске. Но два раза мне пришлось все же на своих ногах возвращаться через линию фронта – дважды наш самолет сбивали. Даже сейчас не хочется вспоминать этот ужас – страшно, когда стреляют по самолету, попадают в него, самолет падает, вы прыгаете, выдергиваете кольцо... Когда нас сбили в первый раз, мы с пилотом на земле потерялись, каждый выходил к своим поодиночке. В другой раз вдвоем выходили: тяжело пришлось – местности совершенно не знали, даже карт у нас не было. Долго блуждать пришлось, пока к своим не вышли. На передовой, правда, приняли хорошо, не пришлось долго доказывать, что мы свои: у нас были заранее условленные для перехода линии фронта пароли и, главное, командование нас ждало и разыскивало. А вообще сбивали наши самолеты нечасто: мы грамотно выбирали время, летали обычно ночью на бреющем полете, тогда самолет сбить очень трудно...

Несколько лет назад один из высоких чинов ФСБ сообщил, что только по линии НКВД в годы Великой Отечественной войны в тыл врага было заброшено свыше двух тысяч оперативных групп общей численностью 15 тысяч человек. 12 тысяч из них погибли. Военная разведка полных данных о своих разведчиках и диверсантах не сообщает. Известно лишь, что за первые шесть месяцев войны по линии военных разведорганов за линию фронта было заброшено не менее 10 тысяч человек. Почти никто из них не выжил. Ясно одно: ставка была сделана не на качество, а на массовость. Немцы тоже готовили агентуру как на конвейере: в 1941-1945 годах в советском тылу было выявлено 1854 вражеских агента-парашютиста. Разумеется, агентура забрасывалась не только по воздуху, но уже понятно, сколь скромнее были масштабы немецкой разведывательно-диверсионной деятельности.

Поцелуи Победы

– Потом меня вызвали в Москву, – продолжает Тамара Романовна. – В 1944 году открылся второй фронт, и пока союзники продвигались по Франции, мы готовились к командировке. Что мне предстояло? Как известно, немцы уничтожили всю нашу агентурную сеть на территории Западной Европы, и нам было поручено ее восстановить. Нашу спецгруппу отправили под видом комиссии по репатриации советских граждан с территории Западной Европы. Я в той группе была связником: должна была находить уцелевших агентов, восстанавливать с ними связь и вербовать новых. Еще мы ездили по тюрьмам, лагерям, отыскивая наших людей, потому что американцы их от нас прятали. Всего нас было 12 человек, все работали под официальным прикрытием. А вообще, там еще никого, кроме нас, и не было – ни посла, ни военного атташе. Миссию нашу возглавлял генерал Драгун.

До Франции добирались долго и сложно. Чуть не всю осень 1944 года – ведь везде бушевала война. Летели по маршруту Москва – Сталинград – Баку – Тегеран – Багдад – Каир. В Каире застряли надолго. Так что успели и к пирамидам экскурсию совершить, и на верблюдах покататься (смеется). Из Каира перелетели в Триполи, оттуда на Корсику. В конце концов приземлились в Марселе, оттуда на машинах в Дижон, где был штаб союзников. Переночевали в гостинице, а на другой день отправились в Париж.

Там и началась настоящая работа: и по линии разведки, и та, за которую мы отвечали официально. На мне еще был перевод с французского, а моя коллега, Лариса, переводила с английского. Ходили мы, разумеется, в советской военной форме, мы с Ларисой носили погоны лейтенанта. Работали сначала во Франции, затем в Бельгии и Голландии. Случались и погони, как в детективах! Ведь во Франции в то время работало сразу несколько разведок – английская, американская и французская. За нами, естественно, следили. Помню, первая погоня случилась, когда я одна поехала на «Ситроене», чтобы встретиться с нашим агентом и передать ему деньги. Меня на мотоцикле долго преследовал англичанин, еле-еле оторвалась и ушла от него после передачи денег. В Бельгии однажды нам с моим начальником, Федотовым, тоже пришлось уходить от погони. Оторвались с великим трудом. Хотя обычно следили за нами не столь открыто, а очень грамотно. Как мы вербовали агентов? Знакомились, делали подарки, разговаривали, приглашали в гости. Люди к нам с удовольствием покушать приходили, потому что голодновато тогда в Париже было. И это действовало. Но особенно успешны стали вербовки, когда наша армия в начале 1945 года перешла в мощное наступление. Сразу почувствовалось, как резко изменилось настроение, многие хотели участвовать в победоносной миссии. И еще была непередаваемая атмосфера морального подъема! Когда мы приехали в Париж, княгиня Волконская, к примеру, отдала свой замок для раненых и наших перемещенных лиц, среди которых тоже было немало раненых. Потом она уехала в Советский Союз, и мы ее провожали.

Но даже сейчас я не имею права рассказать, как и кого мы вербовали, такие секреты срока давности не имеют. А вообще, не только же разведкой единой… Я вот влюбилась там во Францию – необыкновенно красивая страна! И даже просто ездить по ней удовольствием было необычайным. И в Бельгии с Голландией красиво. А в Амстердаме поразил квартал красных фонарей: девушки сидели там за стеклом, как на витрине – даже во время войны!

Победу я праздновала в Париже. Объявили, что война кончилась, и весь город высыпал на улицы, такой праздник начался! Французы праздновали по-сумасшедшему, они же такие эмоциональные. Увидели меня – я в советской военной форме – подняли меня на руки. Качали! Поставили на машину и заставили речь держать. А потом такое началось… Как они меня целовали! Я не одна, конечно, там оказалась, с нашими ребятами из миссии, тоже в форме, но качали и целовали только меня, парней целовать не стали (смеется). А я такая глупая еще была. Нам ведь когда-то говорили, что все французы – сифилитики, да-да, так и говорили. Когда вернулась в миссию, вдруг об этом вспомнила – такой мороз по коже пошел! Бросилась тереть щеки мылом и мочалкой, решив, что раз меня французы обцеловали, значит непременно заразилась...

Думаю, дело было не в мифической репутации французов, а в инструктаже. Из доступных материалов о подготовке советских разведчиков тех лет видно, как им на полном серьезе внушали, что не допустимы не только интимные контакты с иностранцами, но даже поцелуи! Ибо все иностранцы либо шпионы, либо больны...

Во Франции Тамара Романовна работала еще год. Потом ушла из военной разведки на «гражданку», состоялась как лингвист. Долгие годы возглавляла Всесоюзные заочные курсы иностранных языков.

https://al-vladimiroff.livejournal.com/1784707.html - ОКТЯБРЬ 2021 г.

А сейчас эти цели эпохи "застоя" снова становятся целью:

https://ruposters.ru/news/30-10-2021/soyuzniki-vistupili-printsip-uprezhdayuschego-udara?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Союзники США в Европе и Тихоокеанском регионе пытаются предотвратить переход Вашингтона к принципу неприменения ядерного оружия первым, пишет Financial Times со ссылкой на источники. Они уверены, что это "придаст смелости" России.

Издание отмечает, что ядерная политика США со времен холодной войны сознательно остается расплывчатой и не исключает нанесение упреждающего удара, что всегда позволяло их союзникам чувствовать себя в безопасности под американским "ядерным зонтиком".

Сейчас Вашингтон изучает политику возможного применения ядерного оружия и решил узнать у союзников их мнение по этому поводу. Великобритания, Германия, Франция, Япония и Австралия выступили против пересмотра сложившихся принципов.



Чего мы не боимся? Мы не боимся свободы человека. Нет, не той юридической, правовой, пустой свободы, которую нам преподносят как начало и конец истории. Нет, мы не боимся настоящей свободы, духовной свободы человека.
А самое главное в этой самой духовной свободе человека – это не бояться себя, быть собой, понимать - почему и как ты хочешь быть в этом мире.

Когда мы смотрим последний парад в ГДР и ГДР мы понимаем, чем отличается Запад от России, ФРГ от ГДР. Мы не боялись прусского шага в немецкой армии ГДР, мы не боялись того, чтобы немцы ГДР оставались немцами, мы не стирали у немцев национальную память, традиции и культуру. Мы могли это позволить, объединившись вместе вокруг более высоких общих целей. Именно поэтому немцы ГДР помнили прошлое, помнили пропасть и высоту прошлого, его страх и надежду… Но именно поэтому они не боялись осознавать себя и свои вопросы в настоящем… И именно поэтому сейчас у них активно эту самую историческую память стирают, заменяя её ложными симулякрами.

После объединения Германии, её новые (в том числе заокеанские) хозяева судорожно стирают память о прошлом… Они боятся любого прошлого и любого настоящего, поэтому они уничтожают память о нацистской Германии, память о которой не боялись сохранять в ГДР. Они уничтожают память и о ГДР, о советском интернационализме, и об СССР, о дружбе-freundschaft между нами. И конечно они уничтожают память о свободе. Помните ли вы, немцы, ещё что это такое, эта самая свобода? Или раздвинутые вечером занавески – это всё, что у вас от неё осталось?

Именно поэтому песню о памяти, о памяти обо всём поёт группа из ГДР (DDR), группа родом из FDJ Puhdis: ich will nicht vergessen!




Что такое свобода? Свобода – это отсутствие страха, страха понимать себя, осознавать себя и быть собой…

Глядя на этот последний парад ГДР мы понимаем, что такое свобода… И свобода осознания современной Германией себя ещё впереди - свобода быть собой и не бояться себя….

Поэтому сегодня я подниму рюмку… Подниму рюмку и спою гимн свободы - гимн ГДР.
https://al-vladimiroff.livejournal.com/828400.html - СЕНТЯБРЬ 2018 г.


Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем, выступая на 73-й Генеральной ассамблее ООН, заявил, что коалиция во главе с США оказывала прямую военную поддержку террористам в Сирии.

«Эти правительства сформировали незаконную международную коалицию во главе с Соединёнными Штатами под предлогом борьбы с терроризмом в Сирии. Стало ясно, что цели коалиции полностью совпадают с целями террористических групп, сеющих хаос, смерть и разрушения на своём пути», — сказал Муаллем.
Он отметил, что коалиция полностью уничтожила Ракку, а также инфраструктуру других городов.
Кроме того, «она совершила массовые убийства гражданского населения, включая детей и женщин».
По его словам, коалиция совершала военные преступления.
https://russian.rt.com/world/news/559372-mid-sirii-koaliciya-ssha

Сирия права, когда обвиняет США и коалицию в военных преступлениях.

Но ответить за военные преступления может только сила, поэтому международная судебная система молчит. Она увидит преступления только тогда, когда появится сила, способная не только назвать, но и принудить не к миру, а к праву и справедливости.

Совсем не случайно эталон права Великобритания показывает нам новый эталон нового мирового порядка – полное бесправие. Дело Скрипалей яркий пример таких новых отношений, когда никакие доказательства, логическая последовательность действий и умозаключений, следование классическим ценностям – все это нарушается и отбрасывается в угоду своим целям. Право Великобритании стало эталоном господства старого бандитского принципа: цель оправдывает средства.
https://al-vladimiroff.livejournal.com/823141.html - СЕНТЯБРЬ 2018 г.

Министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон посетил место проведения военной операции в Донбассе, сообщили в пресс-центре операции объединенных сил Украины, передает РИА «Новости».
Сообщается, что Уильямсон, в частности, посетил Краматорск, где провел встречу с командующим операцией объединенных сил Сергеем Наевым, который рассказал ему об обстановке и сообщил о предпринимаемых мерах по ее стабилизации.
«В дальнейшем командующий объединенных сил ознакомил высокого зарубежного гостя с обстановкой в полосе действий одной из бригад непосредственно в ходе работы на местности. В частности, госсекретарь побывал на передовых рубежах обороны, где лично пообщался с бойцами объединенных сил», — рассказали в пресс-центре.
https://www.gazeta.ru/army/news/2018/09/19/12055999.shtml?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com%2F%3Ffrom%3Dspecial


Если говорить по-простому, то не английское дело Министра обороны Великобритании Гэвина Уильямсона лезть в положение дел на исторических землях России и в областях исторического влияния России. Не место это исторических интересов Великобритании и ее государственного вмешательства.

России надо организовать посещение представителями России границы Англии и Шотландии, границы с Ирландией. Изучение и посещение, выяснение существующих проблем не с «Новичком», а с существующими проблемами совместного существования Англии как с Шотландией, так и Ирландией, и в других местах. Они совсем разные и по разному живут. Пора период их оккупации заменять свободой существования и развития.

Око за око!

А что же в 2021 году?

Британское гидрографическое судно HMS Echo военного назначения внезапно оказалось в зоне учений кораблей Северного флота России, пишет портал Avia.Pro. Ориентируясь на данные Телеграм-канала «Оперативная линия», он отмечает, что это была заранее спланированная провокация Лондона.
Корабль не запрашивал разрешения войти в закрытую для маневров зону, а просто вел наблюдение за учениями. Перехватывать его не стали, так как никакой опасности для российских кораблей HMS Echo. В то же время он мог стать случайной целью ракетных крейсеров, которые упражнялись в стрельбе в Баренцевом море.
Источник: https://discover24.ru/2021/09/britanskiy-voennyy-korabl-vtorgsya-v-zonu-ucheniy-vmf-rf-v-barentsevom-more

Все по прежнему. С англичанами нечего разговаривать и не о чем. Ведут себя не просто хамски, а супер хамски. С ними нужна жесткость и даже болезненная для англичан жесткость. Только так!

Profile

al_vladimiroff
al_vladimiroff

Latest Month

February 2024
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829  







Рейтинг@Mail.ru




Рейтинг@Mail.ru

Page Summary

Syndicate

RSS Atom

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lizzy Enger