al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Западная Украина: про пистолет и свитер

Кто такие бендеровцы, я знал уже тогда, когда ходил в детский сад. Идти в детсад было далеко и мне надо было знать, кто может встретиться по дороге. Почему одни хорошие, а другие не очень.

Ну так вышло, что тогда ещё по дороге в детсад нам ещё часто встречались поляки, которые приподнимали шляпу и говорили бабушке: Добрий день, пані!

Вообще, большинство жителей Западной Украины были совсем не украинцами. А кто же, спросите вы? Отвечаю, что в том, городе, где я счастливо рос, до войны 80% населения были поляки и евреи. После войны и в те времена, о которых пишу, евреев уже не было, их либо убили, либо они убежали. Оставались многочисленные поляки и нарастающее украинско-татарское население из деревень. Ну а сейчас этот город практически моноэтничен, оставшиеся поляки (меньше 1%) доживают свой век. И это не самая лучшая жизнь, потому что спустившиеся с предгорий украинцы-западенцы совсем не отличаются русской и восточно-украинской широтой души.

Внутренняя злоба откуда-то есть в этой культуре. Внесена туда. А злоба рождает ненависть и страсть, именно страсть к разрушению и убийству.

- А ты полюбить не пробовал?

Ещё в 1991 году в Варшаве в монастыре я встретил монахов, которые собирались перебраться в Западную Украину и Белоруссию. Видимо перебрались. Вот и монастырь иезуитов недалеко от бывшего поместья Мнишеков снова возник, как и в XVII веке. Мнишеков-то, одних из первых «оранжевых» на нашей земле, давно уж нет. А вот те, кто организовывал их тогда и сейчас всё никак не успокоится, они - тихо роют. И не только подземные ходы, которые у них остались ещё от прошлых веков. Но «роют» они ходы и под нашу историю, нашу жизнь сегодня.

Может быть мы их так настроили? А что мы сделали? Разоружили? Не давали превратить православие и христианство вообще в этническую профанацию? Коммунизму учили, что человек человеку друг не только потому, что кончается на «у»?

Скажу только, что те, кто застал Западную Украину после присоединения, помнят, что это было такое. И что? Это была беднота. Большинство. Беднота, неграмотность, и туберкулёз. Почему упоминаю про туберкулёз? Потому что это была не просто болезнь, а почти синоним Западной Украины, её жителей и их социального статуса. В очень короткие сроки были ликвидированы и неграмотность, и социальные болезни.

Ещё в городке, где мы жили, было несколько предприятий: мебельная фабрика, пивзавод, мясо- и молочный заводы. Да, всё это поддерживали и развивали. Заботились об их образовании. А что сегодня, когда они свободны и независимы, и никакие москали больше не могут помешать? Сегодня нет ни одного из этих предприятий. Все они уничтожены. Стоят развалины. Нет, это не образы, это их реальный вид. А на вершине труб появились гнёзда аистов.

Что с образованием? Ведь там была и школа, и профессиональное училище было. Забота была такая… Понятно, что училища сегодня нет. Школа, надо сказать правду, получила даже новое здание. Здорово? Ещё бы! Построена она на деньги украинских американских спонсоров, носит (первая на Украине) имя Бендеры. Ну и учат теперь там не только знаниям... Ну конечно, дети должны знать, что если у них такая вокруг беспросветная жизнь, все предприятия уничтожены, а родители на заработках в Европе, то ведь совершенно ясно, кто виноват. Даже лучше сказать: Хто винен?

Что же сегодня осталось там, на Западной Украине от той «несчастной» жизни, когда была работа, дети учились, лечились и можно было строить любые планы на жизнь? От той жизни остались руины, очень похожие на 1945 год. Появился «европейский выбор» - подёнщина на господ в разных странах. Остались в городках старики, дети и куры. Почему куры? Потому что запад, центр и восток Украины очень сильно отличаются их распространённостью. А дети узнаЮт, что всё плохое, что они видят существует только потому, что далеко на севере живут…

А когда-то…

Так вышло, что больше всего активистов, энергичных и сознательных людей, я встречал на Западной Украине среди женщин. Не знаю, почему. Может, мужчин поубивали, а может мужчины боялись больше. Но часто именно женщины брали на себя весь груз превращения окружающего безвременья и разрухи в нормальную мирную жизнь. Возвращали общество из таких же безумных послевоенных «майданов» и стрельбы в обыденность мирной жизни, где есть школы, работа, больницы.

А когда же будет про пистолет и свитер? Да вот прямо сейчас..

Первым председателем Рады (Совета) в этом городке была женщина. Опять же потому женщина, что остальные боялись. Она всегда спала с пистолетом под подушкой. Понятно, что это не гарантия, не гарантия ничего… Но этот пистолет – это всего лишь показатель её решимости и сознательного выбора, поступка.

А тогда она уже была на пенсии, а я был в детском саду. По социальному статусу мы были близки, меня иногда оставляли у неё. А она связала мне настоящий свитер. Это был теплый свитер из шерсти. Он так пах шерстью и табаком. Эта женщина-председатель постоянно курила папиросы. Запах табака, мне кажется, не мог из него выветриться долгие годы, напоминал мне о ней и её какой-то притягательной и доброй силе.

Свитер, женщина, друзья – это всё свет той далёкой поры, когда тени культуры уменьшились, сжались, а люди стали улыбаться, а глаза у них были наполнены не злобой, ненавистью и одержимостью, а лучились пониманием, любовью и добротой.


Tags: Западная Украина, Украина, социальная эпидемия, социальные болезни, цветные революции, цивилизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments