?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Московское руководство активно, почти по застойному показывает свою народность, нужность и эффективность. Просто без них никуда!

А что, про них действительно нельзя забыть. Бывает так, что кто-то действует и меняет жизнь к лучшему. Московское руководство придумало новый стереотип и новый тип заботы о городе и его гражданах – непрерывное улучшение среды, когда вы никогда не можете воспользоваться улучшением, потому что всегда живёте в условиях создания улучшения.

Это как если вы будете жить в квартире, где постоянно идёт ремонт. Вот стены сделали. А потом вдруг оказалось, что надо новую электрику поставить. А потом снова стены. А ещё и новые материалы появились. А потом полы. А потом сантехника. А потом новая немецкая электрика. А потом снова стены. В общем-то ведь чудесно? Действительно чудесно, все время дороже, все время еще более совершенные материалы … Все хорошо, пока вы не чувствуете себя жителем американского триллера. А когда закончится этот «американский ремонт»?

Жаль только - жить в эту пору прекрасную
Уж не придется - ни мне, ни тебе.
                                                                 Н. Некрасов. Железная дорога

Нельзя ведь сказать, что всё плохо? Нельзя. А что всё хорошо – тоже нельзя. А что можно? Всё в стадии … Будет ли конец у этой стадии? Вряд ли. Ведь тогда деньги нельзя будет обоснованно использовать, или по-другому, как это называется, распилить. В общем обычная жизнь, обычные заботы и хлопоты градоначальства.

Вот как с этими бордюрами московскими. Уже надоело про это читать и видеть. Правда в том, что только что сделанные дороги ломают, чтобы заменить еще нормальные бордюры. Снова всем всё поперек, но бордюры ломают и меняют. Про что это? Про то, что кому-то надо лихорадочно тратить деньги и чем более грубо и «жирно» их тратить, тем лучше.

В общем-то не самый большой олигарх и в общем-то что-то городу и людям тоже достается как побочный результат движения финансовых потоков города. Ну да Бог с ним, и с потоком, и градоначальством и всеми их детьми и кухарками.

Но есть в городе маленькая проблема, имеющая большие последствия для страны, для России. Про что я? Про ИНИОН.

Конечно, большинство обычных людей и не знает что это такое, да и не хочет знать. Знать захочется тогда, когда поздно будет, когда будет плохо, когда будет безвыходно, когда будут убивать. Но вот тогда как раз поздно уже знать, узнавать и думать о том, что в жизни есть место чему-то другому, кроме различных шоу, супермаркетов и дурацких «достижений».

Что же такое ИНИОН?

ИНИОН – это Институт научной информации по общественным наукам РАН.

Что произошло с ИНИОН? - ОН СГОРЕЛ!

Да, именно как у нас просто всё происходит и просто фиксируется – он сгорел.

Пожар в библиотеке Института научной информации по общественным наукам РАН произошёл 30 января 2015 года в Москве. Возгоранию был присвоен третий номер сложности по пятибалльной шкале, его тушение длилось 27 часов.
Фонды библиотеки понесли серьёзные потери: огнём было уничтожено более 5 миллионов экземпляров изданий. Бывший директор на свободе, никто не пострадал, никто не наказан.

Пострадали только мы с вами. Даже если вы этого не знаете, то это не значит, что вы не пострадали.

Можно, конечно, сказать, что ИНИОН относится к РАН, можно сказать, что это федеральный уровень. Можно так сказать? Можно. Но московское руководство то как раз и пропагандирует себя не просто как зажравшегося купца, а вроде как и достойного хозяина города. Если даже думать про всё предыдущее, то ведь именно у вас в городе сгорело. И не просто сгорело и не где-то на окраине, а рядом с метро. И не просто здание сгорело, а один из важнейших центров обеспечения национальной безопасности.

ИНИОН – это не просто библиотека. В современном мире события не только происходят, они ещё и кем-то запускаются и управляются. Мы это с вами видим на примере майданов и майданутых по всему миру. Майдан – это такой поджёг общества, как пожар – уничтожение ИНИОНа.

В современных условиях только небольшое количество самых развитых обществ обладает инфраструктурой, научным и духовным потенциалом, способным создавать не только инженерные военные и гражданские технологии, но и социальные, духовные технологии воздействия на другие общества и людей. Мало хотеть этого, надо ещё иметь как ученых для этого, так и соответствующие лаборатории, библиотеки, здания. Можно сказать в СССР, и в современной России, что ИНИОН – это единственный развитый институт такого уровня, который мог быть использован в этой борьбе не на жизнь, а на смерть. Писать об этом можно много. Можно даже говорить, что он как бы существует. Как бы существует. Но только как бы. Той роли, которую он играл, мог играть и должен играть для России, он больше не осуществляет. И Москва в этом тоже участвует, наблюдая со стороны за его смертью.

Москва тратит миллиарды на «бордюры» и не находит денег на то, чтобы восстановить в течение почти 4 лет сгоревшее здание? И не просто сгоревшие здание, а это здание - "тело" для жизни уникального научного, аналитического, информационного, культурного учреждения, важнейший элемент национальной, научной и культурной безопасности страны.

В чем дело, Москва? И тысячной доли московских «бордюрных» денег хватит на восстановление ИНИОН в кратчайшие сроки. Это дело всех – обеспечить национальную безопасность.

Если здания поджигают и не восстанавливают, значит это кому-то нужно?