?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

https://al-vladimiroff.livejournal.com/210615.html - ИЮЛЬ 2014 г.





Содержание свободы человека по сравнению с биологическими организмами принципиально изменяется: у человека исчезает биологическая заданность границ поведения, желаний и потребностей. Человек оказывается свободен от биологической программы. Дальше перед человеком и обществом лежит главная развилка дальнейшего развития, которая задаёт два принципиально различающихся пути, задающих противоположныечеловеческие границы отношений, их смыслы и цели:

- один путь - это рационально формулируемые правила (регламенты), юридически закреплённые и государственно охраняемые принципы отношений людей между собой. Такие «правила», выведенные за границы морали (как происходит сейчас), в том числе и религиозной, вынесенные за границы культурно-ценностного ядра той или другой цивилизации, начинают опираться на рационально формулируемые интересы и потребности социально и политически доминирующих в обществе групп и слоёв. Самое главное, что право, выведенное за границы классических форм нравственности, за границы добра и любви, делает свободным человека не только от природных границ, но и от границ культуры. Если свобода от биологических границ, и формирование культурных границ, создало из животного человека, то освобождение человека в современной западной цивилизации от культурных границ, превращает человека в зверя (подчеркну, что зверь - не животное).

- другой путь сохраняет и укрепляет культурно-ценностное ядро цивилизации как нравственную основу всех отношений в обществе людей между собой, в том числе, и правовых отношений. Главное, что основой оценки и направления изменений отношений в обществе служат не рациональные формулировки потребностей и интересов, а самые высокие духовные ценности, выступающие мерой и оценкой всех типов, уровней и содержания отношений, задающих им смыслы и потребности.

Один путь рассматривают истину только как рациональную модель и технологию отношений для достижения своих эгоистических целей, другой путь рассматривает истину как духовный ответ на вопрос смысла жизни, на основе добра - в противоположность злу, и выстраивании своей жизни на основе этой рационально неочевидной, но духовно неопровержимой, стяжаемой и жаждуемой истины.

Материальное – означает первичное, но первичное не означает главное. А только исходное. Если у человека первичные потребности являются исходными, природными, первичными, условием его физического существования, то это не означает, что они являются определяющими. Определяющими такие потребности являются в биологическом. Или в разрушенном человеческом. В человеке определяющими являются духовные потребности. И не только в отдельном человеке, но и в обществе. Материальное сегодня – это духовная «толерантность» как признание отсутствия духовной истины, как попытка утверждения первичных потребностей как главных, и единственно объединяющих. Это путь разрушения человеческих вопросов для утверждения свободы «зверя», путь уничтожения. Путь выхода – это духовное, выход и преодоление социального на основе внутреннего утверждения нравственного, осмысленного, вечного, истинного, доброго, светлого и справедливого.

Разное отношение, разные представления о главном в жизни можно легко обнаружить в образах разных культур, в их эстетике. Можно не обладать специальными знаниями, не разбираться в тонкостях культуры, но достаточно посмотреть на образы военной техники, и сразу становится ясно, кто и за что выступает. Вспомним хотя бы только внешние обводы немецких и советских танков. Технологии везде индустриальные, но образы танков, военной техники отражают не только технические стандарты, функциональные задачи, технологические возможности, но и эстетические формы нравственности этой цивилизации. Техника отражает представления души. Поэтому и потом, и сейчас, мы всегда увидим в военной технике СССР-России и США, одних и тех же технологических поколений, эстетические различия  выражения ценностей. И если в России самолёты получаются лебедями, у них – коршунами. Разный мир, разные ценности, разные образы и разные устремления.

Важную и самую существенную черту культурного ядра нашей цивилизации выделил Достоевский – «широкий, всеоткрытый ум». Такая характеристика духовного мира, означает, конечно, выход за границы физического, этнического, национального и опору на всеобщее, внеисторическое, бесконечное, вечное и истинное. Такая характеристика русского духовного мира относится как к стяжанию Царства небесного, так и к строительству коммунизма. И то, и другое опиралось на «всеоткрытый ум», на поиск и веру во всеобщую правду, справедливость и истину в мире.

Национализм и нацизм – это противоположность русскому миру и русской душе. В том числе и тогда, когда носителями такого национализма являются русские люди, как, например, сейчас на Украине. Национализм – это уничтоженный и закрытый «всеоткрытый ум», превращение стяжания духа и истины в узкие этнические местечковые танцы и обряды, не важно в чём, в шароварах, или косоворотках. Главное, что это превращение всеоткрытой души в свою «миску», и сведение всей жизни и её смыслов, как человека, так и общества к этой самой «миске». Русское братство не в генах, а в правде, т.е. в духе. И не просто в духе, а в его предельной звенящей высокой «ноте» справедливости и любви.

Образно говоря, первый путь – это путь превращения лица человека в личину зверя, второй путь – освобождение в человеке добра и любви, и превращение его лица в лик.