al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Пенсионная реформа показала, что пришло время говорить о ценностях, о главном, об идеологии

Пришло время, когда делать вид, что жизнь состоит из формальных и текущих вопросов не приходится. Есть вопросы, которые требуют прямо ответить на вопрос, что есть добро и что зло, что жизнь, а что смерть, и ради чего все это. Эти вопросы не могут ограничиться вопросами идеологического шулерства. Они должны ясно дать ответы на вопросы, на смыслы и сказать о ценностях. На часть этих вопросов могла бы ответить православная церковь, тем более это именно её вопросы, и она обижалась на коммунистов, что ей не дают возможность рассказать про добро и зло. И вот пришло время …

Лирическое отступление: Помните, Маяковский спрашивал о том, видели ли вы плачущего большевика? Вот теперь мы видим, зато, «стесняющихся» батюшек рассказать про то, что есть Зло. Церковь увлеклась стройками, деньгами, посюсторонним. Это тоже неплохо, но такое впечатление, что к этому во многом только и сводится. Вот только не часто слышно про совесть от церкви, как главное мерило внешнего и поступков, а не формальных прав, которые идут не от Истины, а от материального желания.

Возвращаясь к земному, к пенсиям.
Без национальной идеи с какой стати все мы должны работать дольше и больше?

С какой стати мы должны работать дольше потому, что вы уворовали (приватизировали) всю общественную собственность, а потом себя за это и амнистировали?

С какой стати проблемы превращения общественного в личное по своим последствиям снова должны перекладываться на общество, перекладывать последствия радости индивидуального потребления общественного достояния на плечи не радующихся?

Вопрос пенсий предлагает нам определиться за какое мы будущее и какие мотивы к труду будут для нас главными?

Что будет для нас труд?

Труд – это способ заработать и потреблять? Тогда за труд надо платить так, чтобы было на что потреблять, чтобы превратить его в потребительскую ценность. Этот стимул есть у всех, но у кого-то он становится именно главным, определяющем и труд, а во многом смысл жизни, тогда и начинает во всю ширь действовать экономическое принуждение к труду, труд как способ и смысл заработать. Дайте тогда всем, кто будет работать сверх отложенного пенсионного возраста, принципиально другую зарплату и другую пенсию. Вот вам и экономическое принуждение в действии. Но вы ведь что хотите? За счёт людей? За счёт народа?

Может быть и другой вариант мотивировки к труду. Например, когда денег не платят, или платят мало (на самовоспроизводство), то что тогда заставляет людей работать? Да, вы правильно понимаете. Это внешнее принуждение работать, когда не экономическое принуждение к труду становится главным, а вне экономическое, просто насильственное принуждение к труду. Труд из-под палки, называют его в народе. Пенсионная реформа хочет осуществлять экономические изменения неэкономическими методами. Но вы ведь не большевики?

А есть ли другое принуждение к труду? Есть. И некоторые из нас с вами с ним даже знакомы.

Есть ещё и такой труд, который основан на нематериальных ценностях жизни, на духовных ценностях. И результат такого труда не материальное потребление, не только потребление, и не главное в этом труде потребление. Такой труд появляется на высоких уровнях развития человека. Мы же знаем, что не только техника развивается? И что главное в развитии общества и человека – совсем не техника. В общем, когда для человека смыслом жизни становится не потреблять, а созидать, изучать, позитивно изменять, творить, тогда приходит и новое отношение к труду. Какое? Недавно его называли коммунистическим отношением к труду. Говорили о необходимости воспитания такого нового отношения к труду. И это правда, такое отношение не появляется просто так, оно появляется тогда, когда и человек другой появляется. И человек для человека появляется другой не как конкурент. А как? Есть ведь и любовь, есть солидарность, есть союз, есть сотворчество. И не только при коммунизме такой человек появляется и такая мотивировка к труду. Можем вспомнить и православные монастыри, там тоже был и есть труд и были мотивы, выходящие за экономическое и внеэкономическое принуждение. Есть развитое человеческое отношение к труду - сознательное отношение к труду, как способу реализации себя, своих способностей, всеобщего в индивидуальном, созидательных своих индивидуальных усилий для блага всех.

Лирическое отступление про конкуренцию: Конкуренция как инструмент повышения эффективности  экономической и другой деятельности действует только на уровне первичных, примитивных и материальных потребностей, ценностей и смыслов жизни человека, в условиях архаизации и атомизации общества. Развитые люди и развитые общества используют конкуренцию не как всеобщий, а очень ограниченный вспомогательный ресурс организации жизнедеятельности человека. Конкуренция - не главный, исторически преходящий, способ организации жизни и работы человека, прогрессивное развитие требует более высоких способов организации отношений людей, их целей и смыслов.


Возвращаясь к желаниям правительства лишить нас пенсий и достойной старости, надо вспомнить на чем, на каких мотивах и ценностях основана деятельность нашего правительства. Что мы можем об этом сказать? Деятельность нашего правительства не знает ни коммунистических, ни православных ценностей - изжившее себя правительство, временное правительство. – Регрессоры!

Правительство пенсионной реформой разрушило общественный договор ещё эпохи перестройки.
А если оно специально это сделало?
Tags: духовная правда, пенсии, пенсионная реформа и ценности, правительство и ценности, принуждение к труду, церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments