al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Об идеях, смехе, Канторе и Мавзолее (продолжающийся текст )

Максим Кантор, российский художник, писатель и философ снова обратился к анализу того, что называется культурой, к отношению к ней в обществе, к анализу того, что мы собственно уничтожаем в последние несколько десятилетий, активно занимаясь в России десакрализацией…

То, что он обсуждает, кажется очень далеким от всех нас. Но именно за этим скрываются главные и самые глубокие проблемы того, с чем мы столкнулись и что нам необходимо решить.

Это долгая история. Но обсуждать ее, и думать о ней уже пора. Даже если и поздно… Или так кажется…

Кантор относится сегодня к уважаемым в среде интеллектуалов мыслителям и даже к уважаемым в той самой Европе мыслителям. Но, как и все уважаемые мыслители, он посвящая свою статью и свои размышления очень конкретной теме – культуре, не считает необходимым определить понятие культуры в своем мировоззрении, или хотя бы дать представление об этом. Хотя, конечно, он не хочет «связывать» читателя своими определениями, поскольку все они неполны и неточны. Он считает, что сами размышления на эту тему уже задают необходимое содержание и дают то самое представление.

Эта статья яркий пример того, как мы понимаем друг друга, не понимая. Ведь слово культура пока еще знакомо всем. И слыша-читая его у нас возникает эффект понимания. Хотя содержание этого слова настолько широкое, что включает в себя и прямо противоположные взгляды на явление, и взгляды, которые этим словом называют явления, совсем не имеющие точек соприкосновения. Ну, кроме, может быть, одного совпадения, что они появляются в обществе.


«Тень десакрализует образ, а собственной реальности не создает» (http://expert.ru/expert/2012/28/ten-kulturyi/).

Иногда даже не десакрализует образ, а только обозначает - желание десакрализации. Иногда тень фиксируют, облекают в некую псевдоплоть, например, в фанеру и ставят на площади, чтобы закрыть реальность. Фанера на время позволяет «как бы» снять вопросы и закрыть их пустыми образами, обретающими на фанере яркие краски.


«Так возникло властное царство теней, отброшенных смыслами, но собственного мира тени не создали» (http://expert.ru/expert/2012/28/ten-kulturyi/).

Как тени не создали идей, так и фанерные щиты перед Мавзолеем не смогли стать заменой святыни. Они стали просто раскрасками, которые должны бы что-то значить, но так и не значат. Если мощи закрыть фанеркой, и сесть к ним спиной – означает ли это, что больше этих святынь не существует, а есть только то, что на фанерке изображено?

Сам карнавал – это показатель внешности культуры, показатель поверхностности или глубины ее усвоения в обществе. Карнавал позволяет выйти за НЕОБХОДИМОСТЬ соблюдения норм, показатель присутствия разрушительных сил, которым дают время на выплеск.


«Менестрели и монахи Прованса и Лангедока, альбигойцы и крестоносцы, большевики и белогвардейцы, нищие и короли, бомжи и финансисты — это одна культура. Эти люди делят одну историю, в которой смех и слезы сплавлены в одно, и, как это ни банально звучит, этот сплав и есть судьба народа, судьба культуры.

Не было отдельной второй культуры, но идеология — инструмент управления культурой — имеется. Иногда идеология выдает себя за авангард — так Тень из сказки Шварца стала премьер-министром. Надо сказать тени: «Тень, знай свое место!» — и она растает» (http://expert.ru/expert/2012/28/ten-kulturyi/).

Может быть большевики и белогвардейцы были представителями одной культуры. Так возможно их рассматривать, но только в том смысле, что и для тех и для других была понятна необходимость святынь, пусть сами эти святыни различались. Они понимали необходимость различения Добра и Зла. Сегодня именно этого нет. И ЭТО отрицается. Провозглашается необходимость жить без этого.

Не идеология – самое страшное в культуре. Самое страшное – это разрушение различения нравственности и безнравственности, святого и низкого; толерантность, как уничтожение всех критериев такого различения.

Толерантность царит только в Аду, где все грехи имеют право на существование и сосуществуют под присмотром, не мешая друг другу. Но Ад постепенно проникает и в нашу жизнь. Ювенальная юстиция, например, одна из форм посюстороннего существования Ада.

Правовое  государство – это «черный квадрат» нравственности. По форме - это ее предел и осознанная формулировка. А по сути – это её конец и противоположность.

Кантор по-прежнему исходит из умозрительной и разрушительной идеи о том, что существуют только личности. Именно они являются вершиной развития и ее исходным пунктом, целью истории. А эти личности с той или иной степенью свободы вступают между собой в различные отношения и создают сообщества, в том числе, и государство.

Это хорошие утопические представления эпохи средневековья.

Поэтому для него и идеология – это что-то придуманное «над» и «помимо» этих самых личностей, над чем можно и нужно смеяться.

Но в том-то и дело, что не только отдельный человек - личность (что особенно понятно всем профессиональным индивидуалистам-художникам типа Кантора), но и общество представляет собой социальный сверх-сложный организм. И даже юридическое право в этом обществе – это еще не всё общество и даже не самое главное в нём. Это всего лишь некое «удостоверение» личности, «бумажка». Но и только.

Представьте себе человека-личность, которого лишить идеологии. Например, Кантора того же. И что с ним будет?

Если нет "идеологии", если нет всех этих высоких смыслов, сакральности, нравственности, героизма, а есть только ВЫГОДА, тогда и любую личность можно выгодно использовать. Например, на органы, как биологический материал для трансплантаций.

Представьте себе, что часть ваших клеток и органов в рамках защиты прав живого вообще, получила возможность выбирать хозяина, решать в ком жить. Как вы думаете, сколько клеток и органов останется у вас? Или так и должно быть? И каждая живая клетка тоже имеет право на счастье? Тогда и вопросы трансплантации начнут решаться иначе.

Наверное не случайно, Кантор умалчивает о своём понимании культуры. И есть здесь, на мой взгляд, элемент его собственного страха. Ведь и он тоже уничтожал то, что является культурой (например, часть этого "стыдливо" называется идеологией), является её важнейшей частью, является важнейшей частью гуманизма и человека.

                                                                      (продолжение следует)

Tags: Бахтин, Кантор, десакрализация, идеология, интересы, культура, сакрализация, ценности
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments