?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Ирочка - интеллектуальна и — неповоротлива. Не считывает тренды и бренды. Не умеет продвигать себя и творчество.
«Пусть хотя бы мой сын будет обеспеченным!» - вздыхает она. Получившая разнообразно-бессмысленное — с её точки зрения — образование, женщина искренне рада, что её отпрыск — видеоблогер, получает денежку за рекламу, вертится, ходит на какие-то курсы, пытается раскрутить свой стартап. А то, что он именует супрематизм — квадратиками, а ренессанс — толстыми, голыми тётками — ерунда.
«Что толку от моих знаний? Ну, писала я диссертацию о Руми. Ну, изучала суфизм. Ну, рисовала арабески. И — что? Живём в хрущёвке. Денег на восточные вояжи — нет. Муж — такой же. Сидим — кукуем. Нужны другие знания!» - подытожила Ирина.
Надо становиться «грамотными потребителями» и «монетизаторами блогов»! Не надо учиться — Google всё покажет.
http://zavtra.ru/blogs/drugie_znaniya

Таких людей мы знаем множество вокруг себя и самых разных. Например тех, кто считает, что надо жить иначе и отправляет жить своих детей по-другому - «пусть хоть сын-дочь станет обеспеченным».

Плохо это или хорошо? По крайней мере, это есть. Ведь и обезьянки не все стали Homo sapiens? Упрекай – не упрекай, этим обезьяну в человека не превратишь.

Этот пример показывает как раз, что люди занимались вроде бы духовным, научным, развивающим, но на самом деле находились на предыдущем уровне ценностей, материальных ценностей, первичных ценностей. Они были чужими в духе. Свои настоящие потребности они передали детям. И таких много было раньше и они есть сейчас. Именно они заменяют душу цитированием и масштабом этого цитирования. Это о другом. Это то самое "число", которое не душа, не духовное, не истина. В общем, проблема совсем не в образовании и знаниях у тех, кто ноет о "благополучии" детей и не тех знаниях у себя. Проблема в ценностях и смыслах. Всего-то.



Есть ещё очень большая группа таких же людей, с такими взглядами, но которые хотят и могут, чтобы их дети были не только обеспечены, но и жили бы в других местах, где … (дальше идёт перечень того, что они считают необходимым и обязательным вокруг в организации социального пространства и потребления). У этой достаточно обеспеченной или властной группы дети живут за рубежом и в большинстве своём это чужие дети. В прямом смысле. Ведь свой-чужой определяется не генами, как стали вдруг все у нас вульгарно материалистически утверждать вместе с возрождением религиозного мировоззрения в стране. А именно этот материалистический миф именно в этом случае – неправда.

«Свой – чужой» определяется не генами, определяется культурой, мамой, бабушкой, передачей опыта Добра, понимания хорошего и плохого.

Одна (одна из большинства в таком же социальном статусе) женщина, росшая в деревне, и находившаяся в Москве на ответственной госслужбе отправила своего сына в интернат в Лондон. Зачем? – «Пусть хоть он …». Дальше ведь понятны аргументы, которые будут приведены?

Что было с мальчиком? Мальчик плакал, ревел, кричал, просил его забрать. Теперь он вырос и мама вместе с Россией для него – чужие. Он потерял нашу душу. Мама же реализовала свою мечту про «пусть хоть он». Кстати, именно такая логика была и у деревни в 1930-е годы при выборе городов – «пусть хоть дети».

Самый простой вариант такого же поведения в нашем обществе, однопорядкового поведения – это ликвидация домашних библиотек. Сразу пропускаем все разговоры про интернет, про то, что книги больше не нужны, про информатизацию и прочее. Это пустые аргументы. Ликвидация домашних библиотек – это два шага назад в духовном развитии наших людей, наших семей, разрушение семейной инфраструктуры культуры и воспитания. Это не перекрывается появлением у людей машин. Человек определяется не по марке машин, а по глазам.

Есть ещё такого же типа поведение, но только самых богатых в нашем обществе, людей с капиталами, которые входят в самые разнообразные списки. Они ничем не отличаются от вышеприведённого типа потребностей и отношений, кроме масштабов числящейся за ними собственности. Уровень и содержание первичных ценностей у всех этих групп одинаковое, им одинаково чуждо духовное будущее и его ценности, будь то коммунизм, или Апокалипсис.

В чём же цель всех этих устремлений? Устремления достаточно простые, первичные, архаичные. Можно даже сказать, что с точки зрения Будущего и прогресса – это возрождение регрессивных ценностей материальных потребностей.

И что из этого? Собственно говоря, ничего. Будущего у общества на таких потребностях и ценностях уже нет. Это исторически умершие ценности. Как когда-то в Древнем Риме. Помните? Они упивались потреблением, благополучием и особо тонкими оттенками этого самого потребления. «Хлеба и зрелищ!». Но всё оказалось бессмысленным и без будущего. Благополучие дошло до прямой своей обратной стороны, или повернулось ею, - до Смерти. Общество развалилось и умерло на материальных потребностях, на желании комфорта. Понадобились века духовных подвигов христиан, чтобы будущее снова закрутило колёсики прогресса.

К советскому обществу можно по-разному относиться, но будущее у него, у этих нематериальных ценностей было и остаётся. Будущее есть у духовного прогресса, будь оно советским или православным. Но никакого будущего нет уже в обозримом мире у потребности «благополучия». Это конец. Это бессмысленный конец и бессмысленная жизнь.

У нынешнего потребительского общества тот же тупик, что и у древнего, невозможность попасть в Будущее. Только разрушение и смерть потребительского общества начнут процесс перехода в Будущее.