?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у al_vladimiroff в О чём болит «душа» у США? - 2012

                                   
        Наши заокеанские «друзья» - США – очень трепетно следят за всем в мире. Вроде бы даже совесть у них какая-то есть и есть им дело до всего: за правду и справедливость они во всём мире и для каждого человека.

И хотелось бы в это верить, да мозги мы ещё в России не потеряли и пока помним, что на самом деле называют такими словами как «совесть», «свобода» и «нравственность». Да и другими тоже.

Вот снова сегодня мы услышали, что

«Власти США выразили обеспокоенность делом активиста "Левого фронта" Леонида Развозжаева. Как сообщает "КоммерсантЪ", США просят российские власти проверить заявления оппозиционера о том, что его пытали, выбивая из него показания на лидера организации Сергея Удальцова.

"В течение последних дней появились вполне заслуживающие доверия сообщения о Леониде Развозжаеве, в том числе заявления Управления верховного комиссара по делам беженцев ООН и правозащитников, которые посетили его в тюрьме, — цитирует издание пресс-секретаря посольства США в РФ Джозефа Крузича. – США внимательно следят за развитием ситуации. Мы глубоко обеспокоены этими сообщениями и внимательно следим за развитием ситуации. Сегодня мы выразили свою обеспокоенность правительству России и попросили тщательно расследовать этот вопрос"».

http://www.vesti.ru/doc.html?id=941889

Что же и кого защищают США? Кто эти люди и организации в разных странах по всему миру, и что за процессы они представляют и организуют, о которых так беспокоятся США?

Как же различить, - лицемерят ли США в своей неравнодушности ко всему в современном мире, или это их искреннее стремление воплотить на земле некую Правду? Или, если совсем просто: американская статуя Свободы – это пустая каменная «дура», или всё-таки символ какой-то правды?

Мы ведь ещё совсем недавно жили в СССР, поэтому очень хорошо умеем различать слова, идеи, и реальную политику, т.е. отделять реальные, воплощаемые идеи - от слов, в которые их облекают.

Так за что же борются на планете эти совестле-любивые США?

Про старое вспоминать не будем. (По русской пословице известно, что делают с теми, кто слишком много видит и помнит). А посмотрим просто на то, что же они делают в последнюю пару десятилетий, когда уже нет СССР? Окажется, что совсем не случайно сочетаются в политике США любовь к правозащитникам, нежнейшие чувства к цветастым ниспровергателям национальных правовых систем в других странах, и одновременно реальный, в прямом смысле «пещерный», дохристианский (или постхристианский) антигуманизм.

За последние десятилетия по странам, находившимся под влиянием СССР или пытавшимися играть между блоками  США и СССР, прокатились политические революции, которые не просто изменили политические системы, дав выход копившимся в этих обществах настроениям, ожиданиям и устремлениям широких общественных сил. Эти революции вдруг показали, что с революциями в мире что-то произошло: они похожи на революции, но в то же время, это не знакомые нам из учебников революции прошлого. А что же это тогда такое? Что и почему произошло?

Да и день сегодня хороший для таких размышлений: 25 октября (по старому стилю) 1917 года в России произошла революция, изменившая мир.

На первый взгляд, кажется, что в мире сегодня происходят обычные революции, выступления людей за лучший, более справедливый и свободный мир. Так кажется, но уже даже незатейливому обычному взгляду заметна технологичность современных революций. Это не стихийные выступления и не созревшие внутри страны политические силы организуют и проводят эти процессы, а какие-то совсем другие более мощные и наднациональные силы.

Если мы рассмотрим механизмы и логику классических политических революций, то увидим, что политические революции всегда завершали процессы трансформаций общества, всех его сфер. Возникало новое, более сложное общество и для него была необходима новая политическая система. Но именно политическая система является своеобразной системой сохранения существующего общества, порядка вещей в этом обществе, воспроизводства того, что было. Именно поэтому до самого конца, до последней возможности  политическая система сдерживает завершение преобразований, т.е. завершение исчезновения общества и себя. Политическая революция становится самым заметным, но не самым значительным событием прогрессивного преобразования одного общества в другое.

Классические сравнения очень часто уподобляют политические революции процессу беременности и родов: когда один биологический организм порождает другой. Социальные организмы тоже порождают друг друга.

Но вот ведь какая незадача. Современные политические революции не возникают как результат внутренних трансформаций обществ. Если использовать классические сравнения – это ложная беременность. Но последствия для общества от такой «ложной беременности» возникают очень даже реальные, как от неудачной настоящей, т.е. происходит не рождение нового организма, а гибель старого. Если идти и дальше по пути биологических сравнений, то современные политические революции – это искусственно вызванные спазмы пустой матки, которые полностью внешне копируют процесс естественных родов, но не имеют естественного результата беременности и заканчиваются гибелью «рожающего» организма.

Список погибших от таких «революций» включает многих: ГДР, Румыния, СССР, вся система стран Варшавского Договора, Афганистан, Ирак, Сомали, Эфиопия, Ангола, Йемен, Никарагуа, Ливия, Таджикистан, Киргизия, Таджикистан, Египет, Сирия и другие, и список этот не закончен.

В чём проблема? Даже если изменения в том или ином обществе назрели, а идеология, символы и смыслы перемен и изменений вбрасываются в это общество более развитыми социальными организмами? Тогда в результате таких революций возникает не более сложное общество, а наоборот, разрушается достигнутый уровень социальности, существующие социальные институты. И общество возвращается к более простым и примитивным формам социальных организаций. Одновременно это сопровождается уничтожением и разрушением всех сложных форм культуры (т.е. той же социальности).

Территория и государственное её название могут сохраняться и после таких «цветных революций», но это не отменяет регрессивного тренда (как сейчас часто любят говорить про «направление») развития таких «отдемократизированных» государств.

В последние десятилетия мы столкнулись с новым явлением, которое большинство людей не понимает, не видит, и не знает, как с ним жить. Это организация или самозапуск (с помощью изменения ряда внутренних и внешних факторов развития общества) имитации развития, имитации социальных процессов. Цветные революции – это как раз один из ярких и очень значимых по последствиям примеров таких имитационных социальных процессов. А результаты таких процессов настолько же трагичны, как если бы мы заменили в обществе естественные беременности и роды их имитацией. В этом случае, через какое-то время люди просто физически исчезнут. Цветные революции ведут к тому же, только на уровне социальных организмов. Имитация обществ и жизни есть, а будущего у них нет. Дни их сочтены, и край истории тоже виден.

Кроме источника таких цветных революций, имитационные революции обладают целым рядом существенных особенностей. Одна из особенностей этих ложных революций состоит в том, что их "цветастая" идеология построена на пустых, ненаполненных и абстрактных (односторонних) понятиях. .

Образа нового общества нет, а есть некий набор благоглупостей и  благопожеланий о свободе вообще, о демократии вообще, о народе вообще, об историческом выборе вообще и пр. Всегда и в любом обществе существует какое-то количество людей, считающих его несвободным, а жизнь в нём – неправильной. И призывающих к чему-то в разных сферах. Это своеобразный социальный вирус, который позволяет здоровому социальному организму поддерживать свой иммунитет. Пока существует социальный иммунитет, такие люди не могут разрушить общество. Но всё изменяется в условиях разрушенного социального иммунитета и в условиях наличия внешних ресурсов подавления защитных сил общества.



Вот есть, например, Удальцов и некий Левый фронт. Почему они левые? И какое отношение они имеют к этому ко всему (левому, социалистическому и коммунистическому) кроме того, что они ТАК говорят? Пустота и эклектика. Где анализ, где анализ и понимание того, что произошло, почему и что происходит? Нет, по-прежнему какие-то пустые фразы про пролетариат. Совсем что ли сбрендили? Нет, не сбрендили. Но если они не сбрендили, тогда они игроки. И играют они в чьей-то игре, поскольку на создателей игры они совсем не похожи. Просто игра. И просто игроки. А вокруг другая жизнь, которую хотят тоже превратить в средства для игры и игроков. Хотите «поиграть» как в Ливии или Сирии? Или не очень? Если не очень, то «игроков» таких надо ещё на первых этапах ставить силой в правовые рамки, которые они очень «любят» (как и право вообще, это их религия) и которые ограничивают их свободу их ответственностью.

Такие «игры» одновременно и очень важный показатель начала изменений самого исторического процесса, его увеличивающейся управляемости и появления в управлении им специальных социальных технологий. «Игра» - это как раз и есть обобщенное понимание появления таких специальных социальных технологий сознательного управления историческими процессами вместо «судьбы», как господствовавшего до этого названия для стихийных естественно-исторических, сознательно нерегулируемых процессов.

В результате имитационных революций разрушаются все достигнутые обществом или цивилизацией сложные духовные формы. Они заменяются на архаичные для этого сообщества простейшие формы, которые разрушают существующее общество и возвращают его на предшествующие стадии раздробленных до-социальных форм. Происходит возрождение примитивных религиозных форм и архаичных племенных, родовых и клановых сообществ. Для разрушения же наиболее развитых духовных форм используются духовные «троянские кони» неопределенных, как бы вневременных и как бы само собой разумеющихся понятий «свободы», «справедливости», «народа», «демократии» и ряда других.

Что же происходит с таким обществом, которое якобы осуществляет современную политическую модернизацию? Чтобы долго не рассказывать приведем всего лишь один пример-образ, который очень точно показывает содержание такой «модернизации»-разрушения. В конце XIX века США воевали со степными племенами индейцев. Индейцы пытались найти способы сосуществования с США, понять этих «бледнолицых». Они заключали соглашения с США, некоторые вожди, выступавшие за мир с США, получали в подарок даже генеральские мундиры. Вожди индейцев думали, что генеральский мундир (а они ведь видели, как относятся в американской армии к генералам) даёт им непосредственно такие же права, как и американским генералам, и действует также непосредственно, как перья за заслуги в головном уборе индейца. Но всё оказалось совсем не так. И правовые соглашения, то самое «святое» ПРАВО(!), для США были важны только постольку, поскольку… на каком-то этапе они не могли решить проблему вооруженным путем. Как только они получали возможность решить проблему ВНЕ РАМОК права, они тут же сгоняли индейцев с земли, несмотря ни на какие соглашения. А вождей, выезжавших к войскам США в генеральских мундирах армии США, просто убивали.       

Сегодняшняя борьба за якобы общечеловеческие понятия «свободы», «демократии» и «справедливости» и выступает как раз таким «генеральским мундиром». Пустая форма и пустая имитация… А вот разрушения в таких обществах вполне очевидные и реальные.

Пустые слова «общечеловеческого», используются сегодня как маскарад генеральского мундира для индейских племён. Они разрушают существующие общества, их социальность, их культуру, не давая ничего взамен. Они превращают существующие общества в стволовые клетки для «оздоровления» других обществ, используя их как «детский эмбрион». Про моральную сторону можно здесь не говорить. Тем более, что нравственности для этих «развитых» обществ не существует, они заменяют ее (для них нравственность - ограниченный традиционно-цивилизационный регулятор) на правовую толерантность и возможность (приемлемость) существования всего, большинства духовно-нравственных отклонений. То есть это сначала правовое, а затем и нравственное уравнение Ада и Рая, их одинаковая допустимость и рядо-положенность. Но… в границах права как универсального рационального регулятора. «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, а по ним – ходить».

Реальные стандарты и типы всего многообразия материальных и духовных отношений в обществе существенно отличаются как в разные исторические периоды, так и на разных этапах исторического развития обществ. Сегодня, например, в нашем мире существуют практически все социальные организмы от первобытной эпохи до самых развитых на сегодня индустриальных и постиндустриальных обществ. Но «современность» в этом случае - понятие относительное, оно лишь говорит об одновременности происходящего. Но содержание того, что происходит - существенно отличается в разных социальных организмах.

Разные эпохи, разные общества, разные нормы, разное отношение. Как же пытаются сделать сейчас всё одинаковым? Через разрушение традиционных норм разных цивилизаций и народов, через задание ПРАВУ роли главного регулятора ВСЕХ отношений вообще. Т.е. это окончательное отчуждение человека от самого себя - превращение всех главных норм и функций человека во внешние, навязанные ему и чужие для него нормы права. По-другому это можно назвать открытым подавлением исторических ценностей человека, выработанного в процессе истории гуманизма.

Что это означает и как это выглядит на практике?

На практике у многих людей, например, в африканских странах можно встретить допроизводственные типы поведения, норм, отношений. Почему? Потому что производство, производящее хозяйство возникло не так давно по историческим меркам, несколько тысячелетий назад, в период так называемой неолитической революции. Но возникло-то оно не везде, и уж тем более не везде дошло до уровня интенсивного и коллективно регулируемого производства.

Абстракции индустриального права, вброшенные в такое со-общество людей воспринимаются жителями такого общества по сути, как  тюремные стены. Ведь, несмотря на присутствие в жизни таких людей современной техники, результатов современных технологий, их образ жизни, ценностные ориентации, цели, решаемые задачи, отношение к работе, к трудовому дню и пр. находятся во многом за пределами современной цивилизации, в мире, где ещё не существовало производства.

Ювенальная юстиция – это ещё один способ вмешательства в сферу личных, самых глубоких отношений и норм любого человеческого общества, и традиционных цивилизаций. Базовые нормы и ценности передаются именно семьей и традиционными формами семейной жизнедеятельности в том, или ином обществе. На что же направлена и чему служит ювенальная юстиция? Цель её только одна, чтобы не говорили её создатели о правах детей и прочей идеологической мишуре, - это разрушение исторических традиций семьи ЛЮБОЙ цивилизации, культуры и народности. Декультуризация человека.

Отношения в семье перестают быть внутренними, духовными, личными и интимными отношениями. Они становятся правовыми. И разрушаются они, прежде всего, через исторически сложившуюся ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ систему воспитания подрастающих поколений. Что происходит, если биологической, природной системы формирования видового субъекта у нас нет, а созданный исторически, культурно-цивилизационный тип семьи, как механизм формирования человека, просто разрушается ювенальной юстицией. Снова повторим – это декультуризация, дегуманизация человека. В перспективе – это замена людей на зверей (не путать с биологическими видами), не обладающими ни природными регуляторами поведения, ни человеческими (культурными) регуляторами поведения. Как это выглядит в жизни, а не в книжках? А вы посмотрите, как убивали в Ливии Каддафи, или как убивает сейчас людей в Сирии, так называемая оппозиция. Или как ведут себя солдаты "цивилизованных" стран в Ираке, Афганистане, на Балканах и в других местах. Это и есть прообраз идущих на смену человеку зверей.

Формирование внешне манипулируемой личности, основные ценности которой находятся не внутри человека, а вовне, в системе материальных потребностей, которые регулируют и задают траекторию жизни и поведения такого внешнего человека. Это именно такой человек может выстаивать ночи и очереди за новым типом компьютера или билетом на новый голливудский фильм. Хотя может показаться, что эти явления из разных областей, но голливудский фильм сегодня не является элементом духовной культуры, это элемент материального потребления удовольствий и услуг. Поэтому очередь когда-то, например, в России за книгой Чехова и очередь сегодня в США за билетом на фильм – это явления, принципиально отличающиеся по своему социальному содержанию. Разница между ними всё та же: реальность и имитация; ценность и псевдо-ценность; духовный внутренний смысл и внешний смысл; реализация человеческих целей и манипулирование ими извне; и прочее, прочее, прочее…

А в конечном итоге, всё сводится сегодня к той старой классической философской истории про то, чем отличается ум от разума, и к тому, что разум-прагматизм пытаются сделать синонимом НОРМЫ человеческого. Так вот, о чём эта классическая философская история? А она о том, что курицы в курятнике обладают как раз классическим вариантом разума, прагматического ума, который делает выводы на повторяемости событий; который рассматривает жизнь только непосредственно, и не придумывает всякие смыслы, выходящие за непосредственные нужды и потребности; который рассматривает цели хозяина и курятника как совпадающие и гармоничные. Вот, в этой философской истории рассказывается, что курицы на основе прагматичного и неидеологизированного разума приходят к выводу, что появление хозяина всегда связано с появлением корма, Он причина и источник этого корма. НО однажды он приходит без корма, с ножом, и отрезает курице голову. Но это «переубеждает» только ту курицу, которой больше нет. Остальные продолжают сохранять жизненный оптимизм и веру в познавательную эффективность рациональных причинно-следственных связей разума… 

Важно понять, что происходит сегодня совсем не то, что уже происходило не один раз, что мы имеем дело не с вариантом некоего знакомого нам исторического процесса, что имеющиеся сегодня у вас варианты объяснения, понимания и действия в этих условиях не подходят, и в старых книжках нет ответа на эти новые вопросы. Надо понять, что вслед за вопросами понимания, нужно опять ставить вопрос: что делать?

История – это процесс развития и смены обществ, социальных организмов. Эти общества и были субъектами истории, теми, кто ставил, определял цели, ценности и направление развития, Процессы перехода от одних обществ к другим получили название социальных и политических революций. Происходящие сегодня в большинстве стран, не относящихся к наиболее развитым, политические и социальные революции, получающие часто название цветных, разрушают существующие общества, ведут к их архаизации, регрессивному пути развития. Почему это происходит? В мире появилось деление на самые развитые государства, которые контролируют мировые социально-экономические, информационные и интегративные процессы. Они их инициируют, определяют и направляют. Формируется мировая социальная система (условно говоря, сверхгосударство).

Объединение других народов и обществ может происходить так, как осуществлял СССР – на базе более высокой духовной идеи, при сохранении существующих культур, при включении их в более сложные образования (символ и образ такого объединения – храм Василия Блаженного).

Или может происходить на другой основе – так, как делают США, разрушая до основания существующие культуры, доводя их до нравственно-культурного «обнуления», оставляя только как бы ценностно безразличный внешний регулятор человеческих отношений – право. На самом деле этот правовой регулятор впервые в истории человечества становится открытым и нескрываемым утверждением Зла. Не болит голова у дятла, а душа - у США.

Символом такого объединения и включения других обществ через разрушение культуры стала судьба северо-американских индейцев. Их социальная жизнь сведена на уровень социального зоопарка. Часть людей из племен включена в американское общество уже не как индейцы, а как культурно нейтральные, на других можно полюбоваться в резервациях – в социальных зоопарках для предшествующих социальных форм.

Время государств стремительно уходит. Вопрос принципов и ценностей объединения человечества остаётся. Нужно трезво и ясно понимать, что уже к середине века никакой России не будет, как бы ни хотелось, чтобы жизнь сложилась иначе. Россию ждёт та же участь, что и все остальные общества, подготавливаемые для ресурсного поглощения в рамках материально-тоталитарной западной модели формирования мировой социальной системы. К этому добавится и новое "кастовое" деление человечества. Единственное, что может и должна в этой ситуации поставить перед собой как цель Россия – это возглавить другой процесс объединения народов, стран и обществ, формирование мировой социальной системы не за счёт разрушения культур и дегуманизации людей, а за счёт отрытого объявления духовной цели, гуманизма, позволяющей объединять возвышая.

Всё очень просто и ясно. Понятно, что хотелось просто пожить. И 20 лет уже нам рассказывают, что наши проблемы в том, что мы просто не хотели пожить как все. Надо было жрать и жить для себя. А мы вот не так жили, поэтому всё и плохо. С оптимизмом можно сказать, что будет ещё и хуже. Единственный путь не для индивидуального спасения (оно всегда возможно – предательство), а для осуществления своей миссии, отстаивания гуманистических ценностей человеческой истории, нашего смысла как индивидуальной, так и цивилизационной жизни – это возглавить процесс духовного объединения людей, стран, народов и цивилизаций.

Белое против Чёрного.