?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у al_vladimiroff в Как начиналось "цветное": 11 сентября 1973 года - В Сантьяго идёт дождь - 2012

Сегодня очередной день памяти… Памяти о событиях 11 сентября… О событиях 11 сентября 1973 года в Чили.

Ливия, Сирия, Ирак, Афганистан, Гаити, Никарагуа, Гватемала, Таджикистан, Сомали, Ангола, Киргизия, Египет,…и все остальные…Список этот пока не закончен. Самое значимое и важное место в этом списке, среди ещё не состоявшихся событий, занимаем мы – Россия…

А начиналось всё тогда, 11 сентября 1973 года в Чили.
Обстрел резиденции президента Чили

Сальвадор Альенде 11 сентября 1973

С утра 11 сентября 1973 года над Чили разносилась «сводка погоды» радиостанций: Llueve sobre Santiago - В Сантьяго идет дождь. Это был условный сигнал для вооруженного мятежа чилийской армии (организованного США) против законного правительства во главе с президентом Чили Сальвадором Альенде:

«Когда он стал президентом, многие обвиняли его в «буржуазности» и «реформизме», требуя ускорить революционный процесс и порвать с «буржуазной конституцией». Его кодекс чести не допускал возможности нарушения им конституции, соблюдать и защищать которую он поклялся, принося присягу президента. Когда в Сантьяго просвистели первые пули, многие из вчерашних «революционеров» бросились по иностранным посольствам просить политического убежища. Альенде был сделан из другого теста.

В последние месяцы его правительства в стране царил хаос. Рассекреченные и опубликованные в позапрошлом году (2001 год – А.В.) архивы ЦРУ подтвердили все, что и так было известно. Спецслужбы США финансировали забастовки, парализовавшие чилийскую экономику и организовали серию терактов и убийств в стране. Для дестабилизации положения в стране США передавало деньги как ультраправым, так и ультралевым. И в Чили находились собственные Усамы… Так что пусть никого не удивляют через 30 лет документы о подготовке нападений США на Югославию, Афганистан и Ирак и пусть никого не коробит от старого и избитого термина «империализм». Даже североамериканский военный преступник Колин Пауэлл сказал в связи с ролью его страны в чилийских событиях что «Соединенным Штатам в этой истории совершенно нечем гордиться». Все разговоры о «вмешательстве Советского Союза» оказались ложью. Сегодня в нашем распоряжении есть архивы документов КГБ и советской военной разведки с анализом чилийской ситуации и рекомендациями для ЦК. Советского вмешательства не было. Более того, Советский Союз отказал Чили в кредите, с просьбой о котором обратилось к нему правительство Альенде в условиях падения мировых цен на медь (в те годы – главного источника доходов для чилийского государства) и усиливавшегося экономического давления со стороны США. В последние годы десятки продажных журналистов, в надежде на хорошее вознаграждение от пиночетистских фондов передлопатили тонны документации, но увы… Советский Союз в начале 70-х был слишком занят улучшением отношений с Соединенными Штатами и чилийский эксперимент, столь мало вписывающийся в советские представления о «правильных» социалистических революциях вовсе не являлся для СССР приоритетной темой. Кроме того, все аналитические отделы советских спецслужб совпадали в выводах об обреченности правительства Народного Единства, т.к. в Чили не существовало никаких реальных механизмов по защите ее «демократической революции». К сожалению, они оказались правы». (О. Ясинский, 2003 год)

Очень всё знакомо. И «хаос», и «желание перемен», и «опасения вмешательства», либо опасения наличия какого-то оружия, «угрожающего миру». Весь набор будущих технологий уничтожения общества, здесь уже намечен и опробован. Здесь видимое начало тех «цветных революций» и социальных технологий, которые сейчас шагают по планете, разбивая в пыль существующие общества, цивилизации и государства. Так же как здесь видно и начало нашей сегодняшней роли: обмен Правды, Справедливости и Идеи на разговоры с США о некоем «сотрудничестве». Такие наши отношения с США можно было бы назвать программой (как они любят): дУши - в обмен на обещания пряников.

А события в Чили показали ещё одну очень важную вещь - полную неспособность советских органов госбезопасности адекватно оценивать исторические процессы, разрабатывать и применять социально-политические и экономические технологии. То есть они не способны были осуществлять то, что придумали и впервые применили большевики - технологии управления историческими процессами. И это было не случайно, в эти органы шли "проверенные" люди, "без башки" и воспитывались они либо на лубочных картинках истории КПСС, либо на фантастической мифологии ГРУ. И то, и другое означало поражение ещё до начала событий. Как и произошло в Чили.
       Президенту Альенде предлагали спастись. Но он выбрал тот же путь чести, нравственного примера и подвига, что и солдаты Брестской крепости в июне 1941 года:

«Перед президентом – три его военных адьютанта, представляющие три рода вооруженных сил - армию, флот и авиацию. Их должности - символ подчинения военных гражданской власти. После нескольких секунд молчания, один из них решается:

- Президент, мы могли бы говорить с вами?…

- Я вас слушаю, - отвечает Альенде, глядя в глаза говорящему.

- Президент, позвольте передать вам обращение нашего ведомства. Военно-воздушные силы подготовили для вас ДС-6, чтобы вылететь куда вы прикажете. Разумеется, вместе с семьей... и теми, кого посчитаете нужным взять.

- Президент, - вмешивается адьютант от флота, - Если вы проанализируете ситуацию, вы согласитесь, что бесполезно сопротивляться самолетам, танкам и пушкам. Нет смысла, Президент…

- Президент, - добавляет адьютант от армии, - Думаю, что важно, чтобы вы учитывали, что вооруженные силы едины. Это совместная акция. И зная это, вы должны понять, что любая попытка сопротивления бессмысленна.

- И есть еще одна информация, которую мне только что сообщили, Президент, - вставляет адьютант от авиации, - готовится бомбардировка Ла-Монеды.

- Это все? – спрашивает Альенде.

Ответ - молчание. Президент продолжает:

- Нет, господа, я не сдамся. Так что скажите своему командованию, что я не уйду отсюда и не сдамся. Это мой ответ. Живым я отсюда не выйду, даже если будут бомбить Ла-Монеду. И последняя пуля будет сюда, - он указывает дулом автомата на свой рот». (О. Ясинский, 2003 год)


Штурм Ла-Монеды

В 9.15 утра 11 сентября 1973 года президент Сальвадор Альенде обратился к нации:

«Друзья мои, это моя последняя возможность обратиться к вам. Военно-воздушные силы бомбили радиостанции. "Порталес" и "Корпорасьон". В моих словах нет горечи, в них есть только разочарование и они станут моральной карой тем, кто нарушил свою клятву... солдат Чили, командующим родами войск, самозванному адмиралу Мерино, сеньору Мендосе – генералу-холую, который еще вчера клялся в верности правительству, а сегодня назначил себя Генеральным Командующим Карабинеров. Перед лицом всего этого мне остается сказать трудящимся одно - я не уйду в отставку. Оказавшись на этом перекрестке истории я заплачу жизнью за верность народа. И я уверен, что семена, которые мы заронили в достойное сознание тысяч и тысяч чилийцев, уже нельзя будет уничтожить.

У них есть сила. Они могут уничтожить нас. Но ни сила, ни преступления не смогут остановить социальные процессы. История принадлежит нам и ее делают народы.

Трудящиеся моей родины! Я благодарю вас за верность, которую вы всегда проявляли, за доверие, оказанное вами человеку, который был лишь выразителем глубоких чаяний справедливости и который, поклявшись уважать конституцию и закон, сдержал свое слово. В этот решающий момент, последний, когда я могу обратиться к вам, я хочу, чтобы вы научились на этом уроке. Иностранный капитал, империализм в союзе с реакцией создали условия, при которых вооруженные силы нарушили традицию, которой учил их Шнайдер и которую поддерживал команданте Арайя, жертвы той же группы общества, которая отсиживается сегодня по домам и ждет как чужие руки передадут ей власть, чтобы и дальше защищать свои доходы и привилегии.

Я обращаюсь прежде всего к простой женщине нашей земли, к крестьянке, которая верила в нас, к рабочей, которая трудилась больше, к чилийской матери, знавшей о нашей заботе о ее детях.

Я обращаюсь к вам, специалисты моей родины, специалисты-патриоты, те, кто продолжал работать вопреки саботажу предательских профсоюзов, классовых профсоюзов, защищавших привилегии, которые в капиталистическом обществе есть лишь для немногих.

Я обращаюсь к молодежи, к тем, кто с песней отдавал свой задор и дух борьбы.

Я обращаюсь к чилийцу - к рабочему, крестьянину, интеллигенту, к тем, кого еще будут преследовать… потому, что в нашей стране уже давно действует фашизм, организовывавший террористические покушения, взрывавший мосты, перерезавший железнодорожное сообщение, разрушавший нефтепроводы и газопроводы, при пособническом молчании тех, чей долг был вмешаться и положить этому конец. История осудит их.

Радиостанцию «Магальянес» наверняка тоже заставят замолчать и спокойный металл моего голоса не дойдет до вас. Не важно. Вы все равно будете слышать его. Я всегда буду рядом с вами. По крайней мере память обо мне будет памятью о человеке достойном, сумевшим ответить верностью на верность трудящихся.

Народ должен защищаться, но не должен приносить себя в жертву. Народ не должен позволить уничтожить себя, но не должен допустить, чтобы его унижали.

Трудящиеся моей родины, я верю в Чили и ее судьбу. Другие люди переживут этот мрачный и горький час, когда к власти рвется предательство. Знайте же, что недалек тот день, когда вновь откроется широкая дорога, по которой пройдет свободный человек, чтобы строить лучшее общество.

Да здравствует Чили! Да здравствует народ! Да здравствуют трудящиеся!

Таковы мои последние слова. И я уверен - моя жертва не будет напрасной. Я уверен, что она станет, по крайней мере, моральным уроком и наказанием вероломству, трусости и предательству».

И сегодня нам важно услышать последние слова и последнее обращение чилийского президента. Ведь нам самим предстоят масштабные исторические события и сделать свой выбор придётся каждому, как когда-то в Чили 11 сентября 1973 года.

аресты и облавы