?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В сентябре 1917 года продолжалось расследование попытки вооружённого восстания в июле этого года. Одним из главных обвиняемых был Лев Троцкий.

В показаниях наиболее крупной фигуры среди арестованных по июльскому делу Л.Д. Троцкого, который стремительно сближался тогда с большевиками и открыто солидаризировался с Лениным, доказывается стихийный характер событий 3-5 июля и категорически отвергаются обвинения большевиков и межрайонцев в организации ими вооруженного восстания. Троцкий изложил свои показания в письменной форме, находясь в тюрьме «Кресты» (его арестовали 23 июля). Он считал, что вооруженное восстание предполагает «организованное выступление с целью осуществления при помощи оружия определенных политических задач». Лозунг «Вся власть Советам!», по мнению Троцкого, не имеет своей целью «насильственно навязать им (Советам) эту власть».

О выступлении 1-го пулеметного полка — зачинщика июльских событий — Троцкий узнал 3 июля на объединенном заседании Бюро ВЦИК советов рабочих и солдатских депутатов и исполкома совета крестьянских депутатов. Известие об этом поразило его не меньше, чем представителей других партий. ЦК большевиков, заявил Троцкий, «немедленно предпринял все меры к тому, чтобы удержать массы от выступления, тем более от вооруженного». Он также опроверг утверждение о том, что лично призывал 2 июля на митинге в 1-м пулеметном полку «к отказу от наступления и к вооруженному выступлению против власти». Суть его выступлений перед зданием Таврического дворца, где помещался ВЦИК Советов, сводилась к тому, что требование перехода всей власти к Советам является правильным, так как «жизнь работает за нас». Троцкий предостерегал от актов насилия над кем-либо и призывал солдат немедленно возвращаться в свои части.

Троцкий коснулся инцидента с арестом министра земледелия эсера В.М. Чернова, произведенного, по его словам, «десятком субъектов полууголовного, провокаторского типа». Троцкий добился освобождения Чернова, который «беспрепятственно вернулся во дворец». Назвав выдвинутые в его адрес обвинения в связях «с германским правительством или его агентами», а также в получении от них денег чудовищными и противоречащими его политической позиции, Троцкий решительно отводил эти обвинения также от Ленина, Зиновьева, Каменева и Коллонтай, которых считал испытанными и бескорыстными революционерами, неспособными «торговать совестью из корыстных побуждений, а тем более совершать преступления в интересах немецкого деспотизма». Он оправдывал неявку на суд Ленина и Зиновьева, поскольку против них ведется травля «со ссылками на прокурорскую власть»[11].

Троцкий просил привлечь в качестве свидетеля министра труда меньшевика М.И. Скобелева, который 19 августа отметил, что в выступлениях Троцкого в Петроградском Совете и на съездах не содержалось призывов к вооруженному захвату власти. Троцкий, по мнению Скобелева, полагал, что Советы могут, если захотят, мирным путем создать правительство Советов рабочих и солдатских депутатов вместо коалиционного[12].

Виновным Троцкий себя не признал и был освобожден по постановлению судебных властей от 4 сентября под залог в 3 тыс. руб., внесенный его сестрой О.Д. Каменевой (женой Л.Б. Каменева)[13]. Деньги для залога поступили от совета профсоюзов Петрограда[14].

http://scepsis.net/library/id_1935.html

Recent Posts from This Journal