?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

http://www.iarex.ru/articles/52863.html


[…] И уж, конечно, неслучайно Комитет по правам ребенка при ООН с маниакальным упорством добивается запрета телесных наказаний детей в семье (задача, поставленная английскими педофилами еще в начале 70-х гг. XX в.) и карательных мер за «гомофобию». Неслучайно и то, что попытки ужесточить наказание за педофилию и информационное развращение детей в нашей стране наталкиваются на серьезное противодействие тех, кого ряд политиков и «государственных деятелей» называли «педофильским лобби». Хочется верить, что у нас по сравнению с «продвинутым Западом» это лобби еще не столь многочисленно. Но то, как буксуют законы, реально защищающие семьи, и то, в каком авральном порядке принимаются ювенальные нормы, «защищающие» детей от родителей, наводит на печальные размышления.

Общество имеет право знать

И размышления эти привели нас к выводу, что назрела острая необходимость повнимательней приглядеться к моральному облику особ, вершащих судьбы семей на разных этажах власти. Поинтересоваться их жизнью, ведь они хотят входить в семьи и ворошить грязное белье. Значит, общество тем более имеет право знать, как они живут, чем дышат. Особую важность в нынешнем социально-политическом контексте представляют их взгляды на половую мораль. Вероятно, родительским сообществам и неравнодушных гражданам имеет смысл активней включиться в изучение сего вопроса: поднять высказывания, соотнести с деятельностью, прояснить позиции чиновников и политиков в отношении детского секс-просвета, развращающих зрелищ и книг, гей-парадов и защиты «прав ЛГБТ». Сейчас это такая лакмусовая бумажка, позволяющая быстро определить, к какому лагерю принадлежит человек.

[…]

У всех перед глазами пример западных стран, где извращенцы дорвались до политической власти и насильно заставляют народы посредством «беззакония в законе» подчиняться их противоестественным установкам. У нас же, как показывают недавние социологические замеры ВЦИОМ, более 80% населения выступает за «моральную власть». Поэтому разгром педофильского лобби наверняка получит всенародную поддержку.

https://regnum.ru/news/society/2158582.html

В очередной раз всплыли вроде бы опостылевшие темы ювенальной юстиции, возможности внешнего вмешательства в семью, и часто, вдруг оказывающейся связанной с этой – тему нетрадиционной сексуальной ориентации.

Многим кажется, и им помогают в таком видении проблемы и остаться, что речь идёт всего лишь о незначительном увлечении части людей, которым просто надо позволить жить сексуально так, как они хотят. Это один момент. А другой момент, что общество через ювенальную юстицию заботится о воспитании детей. Но так ли это? И насколько именно так? Правда ли, что именно это стоит за всеми этими процессами?

Почему наши западные партнёры так настойчивы и волнительны о судьбе людей нетрадиционных сексуальных ориентаций в России? Их ведь не устраивает простое безразличие к ним и правовое непреследование? Их интересует именно публичная демонстрация этой сексуальности? Хотя в России не принято демонстрировать и традиционную сексуальность. Итак, для чего это всё надо? Чтобы просто кому-то комфортно жилось? Нет ведь, не так! Итак, давайте вспоминать, о чём же идёт речь, когда активно продвигается нетрадиционная сексуальность в обществе. Откуда эта «одержимость сексом», как характеризовал это явление социолог Питирим Сорокин?

Надо вспомнить, что все биологические виды, все живущие известные нам виды регулируют своё размножение природно заданными границами – инстинктами и регулярными физиологическими возможностями. Только человек обладает биологической свободой размножения, не связан напрямую границами инстинктов и эти вопросы регулируются у человека культурой, т.е. искусственно созданным пониманием человека на основе выделения того, что есть добро и что можно, и что есть зло, и чего нельзя.

Сексуальность – одно из самых сильных биологических чувств в человеке, одно из первичных, базовых ощущений человека. Но для выживания и жизни человека важно было именно в этой области придумать первые запреты (табу) и разрешения, придумать небиологическое регулирование. Эта одна из немногих областей человеческих желаний, отношений, где собственно и стала формироваться человеческая культура, нравственность, где стал формироваться человечески сам человек.

Культура – это наш «духовный ген», который определяет и нас, и общество, и наше движение во времени – историю. У нас нет биологических генов нашего человеческого поведения. Всё наше поведение, всё наше Добро и Зло определяется тем, что называется культурой. А культура – это не собрание картин, книг или поделок, культура – это весь наш духовный опыт за всё время (историю) нашего человеческого существования, в чём бы этот опыт не был выражен: в картинах, песнях, книгах, или «рисунках на песке», и передаваемый прежде всего через семью следующим поколениям людей.

Уже из этих с наших с вами рассуждений понятно, что в культуре самое главное не «поделка», а то идеальное, нетленное, понятое, что за этим стоит. Важен не символ, а то, что он выражает. Отвечая в этом контексте на вопрос, что первично, а что вторично, что важнее, мы понимаем, что во всей этой вселенной следов культуры, её предметов, первичными конечно являются духовные явления, смыслы и ценности.

Культура когда-то появилась как «табу», запрет, как табу биологического беспредела, секса-удовольствия без конца и без правил. Культура появилась как духовная граница биологического беспредела секса, лишённого биологических смыслов размножения. Культура же дала сексу и совсем новый смысл размножения, тот смысл, которого не существует в природе и который появился вместе, и как сама (её тождество) культура, как то, что выходит за пределы биологического и включает его уже не как главный элемент. Культура дала духовный смысл размножению – Любовь.

Ювенальная юстиция имеет единственную главную цель – это разрушение социального института семьи как главного инструмента формирования нравственности человека и его культуры, формирования и передачи ценностей того, что является смыслом жизни человека и является главным для человека, что является добром и что является злом.

Именно пресечение традиций формирования человека, содержания человека, смыслов и ценностей его жизни – и содержит главную задачу внедрения ювенальной юстиции. Она не создает сверх- и над- существующим, чтобы дополнить и гармонизировать, она просто разрушает существующие классические формы человеческого общежития и формирования человека, его ценностей, принципов и убеждений. Так ли это? Ведь говорят они о другом? Ну почитайте тогда всё об этом, в том числе и то, что заставило меня написать.

А как это бывает в жизни, а не на словах я видел три года назад в Германии в одной русской семье, которая переехала жить в Германию и имеющей двоих детей: девочку-подростка переходного возраста и мальчика на выпуске из детского сада. Они столкнулись с ювенальной юстицией и полностью потеряли контроль над детьми. Девочку нельзя заставить помыть посуду, нельзя никак повлиять на детей. Нельзя рассказать детям, что в жизни в жизни главное и ради чего надо жить. Ювенальная юстиция привела к тому, что в семье под одной крышей живут чужие люди, но по настоянию государства. Насилие пришло в семью оттуда, откуда не ждали.

Главная задача ювенальной юстиции заменить нравственного человека, человека, различающего добро и зло, знающего, что такое любовь и её отличие от секса на человека основанного на внешних правах, дающихся и забираемых законодательством вовне. Сегодня одни права у тебя, завтра – другие. Сегодня ты один, завтра – другой. Сущность человека – это не абстракт, и это не гены, она передаётся с природой, с «молоком» матери, сущность человека формируется в процессе его социализации, общественного взросления. Придуманная сегодня пост-христианская сущность, вне-нравственная, безнравственная сущность человека перестаёт быть внутренним делом и внутренним миром человека. Сущность человека становится внешней по отношению к человеку и безнравственной – «толерантной».

Ювенальная юстиция – это один из главных инструментов глобализации как выбранного Западом варианта политики объединения человечества. Важно, что глобализация - это не естественно-исторический процесс, а политика наиболее развитых стран. Для выбранного ими варианта глобализации необходим слом классической культуры и нравственности, слом совести как механизма внутренней ответственности за свои поступки, за соотношение своего мира с миром добра.

Многим кажется, что вопросы о ювенальной юстиции и сексуальной ориентации находятся на периферии нашей жизни, что они нас напрямую на касаются, и что это уж точно – не главные вопросы нашей жизни. Правда? Ведь столько проблем вокруг, ещё этой ерундой заниматься?! Блажь какая-то! Да пусть они все сами там перебесятся! Ведь правда?

Всё было бы так, но оказывается как раз прямо противоположным. Когда-то на заре человечества, человек, чтобы состояться, чтобы появиться именно как человеку, а не остаться «взбесившейся обезьяной», нужно было, необходимо было обязательно сформулировать запреты (табу), определить, что такое Хорошо, и что такое Плохо. Одна из самых первых, важных, существовавших биологически, но лишённая каких-либо биологических границ для человека, оказалась сфера размножения. Именно в этой сфере появились одни из самых первых, священных человеческих запретов. Именно здесь стала зарождаться культура, которая в современных развитых формах выглядит огромным многоэтажным небоскрёбом человеческого духа, но в основании которого, «краеугольными камнями» которого являются те самые сексуальные запреты и нормы, формирование сверх-биологического и внутреннего духовного понимания человеком, что он и почему может себе позволить, или не может в этой сфере сексуальных отношений.

Сегодняшнее разрушение самых древних культурных запретов, лежащих в основе всей человеческой культуры, ведёт к разрушению всей этики, всей нравственности и культуры человека. Разрушается то, что лежит как в основании культуры, так и в основании самого человека, его сущности. Вдруг оказывается, что нет не только биологических запретов, но нам предлагают разрушить и человеческие запреты, т.е. культуру. Вдруг мы одним прыжком возвращаемся в то время, когда появился Человек, культура и общество. Но теперь вдруг оказывается больше не существует никаких табу в сексе, и именно он и есть любовь. Нет ни биологического, ни человеческого. Появляется новое существо в результате, появляется Зверь, который и не животное, и не человек. Этот зверь не имеет внутренних границ, да самого внутреннего мира практически тоже не имеет. Он имеет только потребности, в том числе и сексуальные, и их удовлетворение. Такой Зверь – это биологическая машина для удовлетворения потребностей. Для человека важен смысл, а для зверя – удовлетворение.

И что из этого, спросите вы? Практически ничего, если не считать того, что публичная презентация сексуальной нетрадиционности – это не просто «толерантность», это не просто расширение свободы выражения и ощущения, а по сути – это уничтожение всей той культуры в несколько сотен тысяч лет, благодаря которым появился, состоялся человек и общество. Это возвращение к той «развилке», где наши предки, освободившись от биологических программ, пошли по пути культуры, пути запретов, пути формирования, выращивания в себе души. Предлагаемый сегодня в прямом смысле сексуальный беспредел – это уход совсем другую сторону, мимо не только первобытных табу культуры, но и мимо Христа, или Мухаммеда, мимо того будущего, которое искал Советский Союз в формах общей социальной справедливости.

Первые сексуальные табу – это собственно и есть первые и самые важные шаги появления именно Человека. Слом этих табу – это уничтожение человека, всей культуры человеческой. Это переход к существу, которым управляет больше не совесть, не его внутренняя ответственность, не он сам. Это переход к существу, которым управляют желания и страсти, а какие из них и как это существо может удовлетворить зависит от внешних условий, прав, которые ему то разрешают, то запрещают, но которые больше никак не связаны ни с табу, ни с тем, что такое Хорошо, и что такое плохо. Больше нет Добра, а остаются только желания. Исчезли биологические регуляторы поведения, уничтожаются внутренние регуляторы культуры, совесть, а остаются только внешние регуляторы исполнения желаний.

Слом сексуальных табу человеческой культуры – это разрушение человека и формирования вместо него зверя, который характеризуется уже не душой, не смыслами и ценностями, а удовлетворениями, набор которых задаётся этому существу, транслируется извне. И открыть эту дорогу зверю как раз и должны парады нетрадиционной сексуальной ориентации. Они как раз являются показателем того, что общество начало ломать в себе человека, человеческое.

А ювенальная юстиция? Причем здесь эта самая юстиция? Везде люди есть разные?! Ну да, люди везде разные, юстиция только одна. Ювенальная юстиция разрушает семью как сложившийся исторически социальный инструмент формирования человека, его воспитания, как инструмент передачи человеческой культуры, её запретов и высот. Ювенальная юстиция, защищая «права ребёнка», должна обеспечить замену культуры и любви человека, желаниями и беспределом секса зверя.

Куда пойдёт и с кем Человек?



Recent Posts from This Journal