al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Categories:

Коммунизм и СССР: А был ли «мальчик»?

(продолжающийся текст 18 июля, 19 июля)


Так что мы должны помнить и о чём мы должны знать, говоря об СССР?

О простом и сложном одновременно. Когда говорят об исчезновении Советского Союза, то начинают сразу заниматься ненаучной фантастикой. Несколько тем при этом доминируют и связываются с исчезновением СССР:

- наследие 1930-х годов и сталинизма, репрессии;

- эпоха «застоя» и дефицит;

- коммунизм доказал свою нежизнеспособность и поэтому рухнул;

- ну и конечно (а как без этого?), некая тяга неких людей и к некой «свободе» (свободе вообще), без которой они якобы просто не могли жить, а теперь наслаждаются ею же, по полной. Просто сердце радуется за всех от таких схем жизни. Сейчас в этой теме появился, правда, нюанс: сейчас мы не по полной пользуемся свободой, мы снова за неё боремся (или должны бороться). А вот в странах демократии, зрело так и насыщенно живут в её «оковах»;

- ещё одна тема ушла на периферию обсуждения, хотя именно она всколыхнула советское общество и "колыхала" его до конца – это привилегии партноменклатуры. Хотя вернее было бы сказать, что общество этой темой сознательно будоражили, общество было объектом манипуляций. Настроение было, ощущение было, но надо было, чтобы кто-то извне довёл это ощущение и настроение жажды справедливости до «точки кипения», до того, что мозги у людей снесло напрочь и многочисленная тогда ещё Академия наук СССР ходила на митинги как на работу. Привилегии сейчас не вспоминают, в том числе и потому, что сегодня все они находятся в лучшем случае, на уровне доходов шофёра современных богачей. Людей подняли на борьбу чувством справедливости, использовав это чувство, чтобы лишить всего, и даже смысла жизни. Наверное гораздо важнее для любого человека не вопрос зачем жить, не во имя чего жить, а иметь возможность заключения однополых браков? Видимо так? В этом нас хотят убедить. Что именно и только этого нам не хватает для полного счастья, а кто так не думает, так он и не человек вовсе, а некий дикарь, который спрашивает «зачем всё это»?

В общем, всё как всегда. Глядя далеко на запад, глаза наших «критиков» лучатся добротой, а когда они обращают их на родную или, лучше сказать, близкую им территориально действительность, лица их становятся суровыми, неприступными, а глаза осуждающими и зло буравящими от лицезрения «того, как не надо…». 

А есть ещё и такие сторонники коммунизма, которые говорят, что советское общество было «не по Марксу» и поэтому оно было неправильное, и поэтому исчезло. Конечно, любой здравомыслящий человек или подготовленный социолог понимает, что проблема общества не в том, что оно было не «по кому-то». Взгляды проверяются практикой, а не наоборот. Короче, не в Марксе уж точно дело.

Вспомним тогда, о чём шла когда-то речь, и что называлось социализмом? Среди молодёжи почти никто уже ничего об этом и не знает.

Не будем вдаваться сейчас в подробности и тонкости, которые нам сегодня совсем не важны. Вспомним просто, что социализмом назывался первый этап пост-капиталистического общества. Ведь сегодня стараются про это не вспоминать и делать вид, что проблемы нет, но капиталистическое общество, как и все остальные – смертно. А ему на смену НЕИЗБЕЖНО придёт какое-то другое. Маркс исходил из того, что неизбежно и объективно из капитализма следом не получится ничего, кроме социализма. Просто так вот «карта ложится» в истории. Или, если по другому формулировать, то нельзя будет развиваться дальше, развивая сам капитализм, не переходя к его противоположности – социализму. Опять же для нашего разговора здесь совершенно не важны формы перехода к этому новому обществу. Нам это важно понять для другого. Для понимания того, что же представляли собой советское общество и Советская Россия?

Революция 1917 года произошла в России, когда она не завершила ещё буржуазную политическую революцию и в самом начале эпохи формирования индустриального уклада в экономике и индустриального буржуазного общества в нашей стране. Что это означает? Это означает целый спектр объективных ограничений развития России в этот период.

Но было и ещё одно важное ограничение для буржуазной революции в России. Её некому было делать. Гайдара и Чубайса тогда не было, так же, как и наивных советских людей, а русская буржуазия не была революционной. Она ведь прекрасно представляла (в отличие от буржуазных революционеров за 100-200 лет до них), что смысла лезть на баррикады ради собственности, прибыли и потребления нет никакого. Уже было понятно, что буржуазное общество - это не общество свободы, равенства и братства. Короче, не «марсельеза» это. И для желающих потреблять, для желающих буржуазного общества или "рынка" (как сейчас говорят), нужны были совсем другие качества, чем героизм, духовная сила или нравственная убеждённость. Нужны были деньги, эгоизм и беспринципность (смотри современный российский список журнала «Форбс»). А вышло так, что буржуазную революцию в России в 1917 году могли последовательно совершить только антибуржуазные политические силы, различные оттенки левых политических сил: социалисты-революционеры разных оттенков (эсеры), социал-демократы (большевики, меньшевики и прочие), анархисты и другие.

Вот эта проблема, как иногда говорят, «движущих сил» революции и стала одной из главных и судьбоносных для революции в России в 1917 году.

Когда-то Энгельс в письме к Вейдемейеру достаточно точно дал модель того, что произошло в революционной России в начале XX века. Он писал, правда, на примере Германии о такой возможности и такой объективной ситуации, когда коммунистической партии в аграрной стране придётся осуществлять буржуазную революцию:

«И в этом-то и заключается беда. Мне думается, что в одно прекрасное утро наша партия вследствие беспомощности и вялости всех остальных партий вынуждена будет стать у власти, чтобы в конце концов проводить все же такие вещи, которые отвечают непосредственно не нашим интересам, а интересам общереволюционным и специфически мелкобуржуазным; в таком случае под давлением пролетарских масс, связанные своими собственными, в известной мере ложно истолкованными и выдвинутыми в порыве партийной борьбы печатными заявлениями и планами, мы будем вынуждены производить коммунистические опыты и делать скачки, о которых мы сами отлично знаем, насколько они несвоевременны. При этом мы потеряем головы, - надо надеяться, только в физическом смысле, - наступит реакция и, прежде чем мир будет в состоянии дать историческую оценку подобным событиям, нас станут считать не только чудовищами, на что нам было бы наплевать, но и дураками, что уже гораздо хуже.[…]

В такой отсталой стране … при первом же серьезном конфликте, как только будет угрожать действительная опасность, наступит черед для этой передовой партии действовать, а это было бы во всяком случае преждевременным. Однако все это не важно, и самое лучшее, что можно сделать, - это уже сейчас подготовить в нашей партийной литературе историческое оправдание нашей партии на тот случай, если это действительно произойдет».

Энгельс Ф. Письмо к Вейдемейеру, апрель 1853 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. Соч. Т. 28, С. 490–491

Вот такая ситуация и сложилась в России. По крайней мере, с внешней стороны. Всё получилось так, как писал Энгельс, но кое-что появилось и нового, что невозможно было предвидеть ни одному «Энгельсу», что стало своеобразным «бонусом» нашей революции. У Энгельса ведь говорится только о неизбежности активного участия коммунистической партии в любой ближайшей, а в данном случае, в буржуазной революции и даже о возможности невольного и преждевременного (исторически) прихода к власти. Логику такого прихода к власти он видел, но ничего, кроме исторического поражения на этом этапе и в этой ситуации он не предвидел и не предусматривал.

Наш сегодняшний взгляд может быть точен, но он не наполнен со-переживанием этой великой революции 1917 года. А вот Владимир Маяковский, чьё 120-летие мы сегодня отмечаем, в своей поэзии передаёт живую симфонию нашей революции, её тона, аккорды и темы:

ОДА РЕВОЛЮЦИИ  (1918 г.)

                Тебе,

                освистанная,

                осмеянная батареями,

                тебе,

              изъязвленная злословием штыков,

                восторженно возношу

                над руганью реемой

                оды торжественное

                "О"!

               О, звериная!

             О, детская!

                О, копеечная!

                О, великая!

                Каким названьем тебя еще звали?

                Как обернешься еще, двуликая?

                Стройной постройкой,

             грудой развалин?

                Машинисту,

                пылью угля овеянному,

             шахтеру, пробивающему толщи руд,

                кадишь,

                кадишь благоговейно,

             славишь человечий труд.

                А завтра

                Блаженный

                стропила соборовы

                тщетно возносит, пощаду моля,-

                твоих шестидюймовок тупорылые боровы

            взрывают тысячелетия Кремля.

            "Слава".

                Хрипит в предсмертном рейсе.

                Визг сирен придушенно тонок.

                Ты шлешь моряков

                на тонущий крейсер,

                туда,

                где забытый

                мяукал котенок.

                А после!

                Пьяной толпой орала.

             Ус залихватский закручен в форсе.

             Прикладами гонишь седых адмиралов

                вниз головой

                с моста в Гельсингфорсе.

                Вчерашние раны лижет и лижет,

                и снова вижу вскрытые вены я.

              Тебе обывательское

                - о, будь ты проклята трижды!-

                и мое,

                поэтово

               - о, четырежды славься, благословенная! -

(продолжение следует)

Tags: СССР, государство, капитализм, коммунизм, самосознание, сверхдержава, социализм, справедливость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments