al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Тогда, в 1991 году, происходившее в Москве и СССР виделось мне так...

Оригинал взят у al_vladimiroff в РУСЬ СОВЕТСКАЯ УМЕРЛА. ДА ЗДРАВСТВУЕТ… ? (Август 1991 года)

В 1991 году в центре Москвы была истерика, люди в безумном (в прямом смысле этого слова) угаре крушили власть и страну. Тогда не было слова «майдан», но по своему содержанию август 1991 года ничем не отличался от Киева 2014 года. Кто-то скажет идеи были разные. В чём-то разные. Но в духовных болезнях, что в индивидуальных, что в коллективных, часто совершенно не важно, какая именно идея будет лежать в основе общего психоза. Развитие идёт всегда по пути усложнения, а разрушение и смерть – упрощают. Поэтому ни «майданы», ни «августы 1991 года» никогда не ведут в будущее, а, в лучшем случае, - это духовная кома для общества.

Выздоровление начинается с тишины, с внутренней духовной тишины, когда всё невидимое становится видимым, когда всё главное и не главное становится вдруг на свои места и свою высоту…

Вот и вспомним то время, чтобы сегодня быть другими. Текст этот начинался в первый день открытого противостояния, 19 августа, около бушующей толпы у Белого дома…

Текст из августа 1991 года, но не для 1991 года...

РУСЬ СОВЕТСКАЯ УМЕРЛА. ДА ЗДРАВСТВУЕТ… ?

Нет человека, который был бы как остров..,

а потому не спрашивай никогда,

по ком звонит колокол:

ОН ЗВОНИТ ПО ТЕБЕ.
Дж. Джонс



                                                                                                                                                                                               

Кончилась история Советской России.

Больше это не жизнь.

Теперь это жизнь прошлая и ч у ж а я.

Когда-то поэт приветствовал ее появление "звоном щита". Как всегда, когда рождается ребенок, у его колыбели толпилось множество людей. Когда умирает старый человек - прощаться приходят единицы.

Я один из немногих, кто пришел проститься и ударить в колокол по тому, что еще недавно любили или ненавидели, но что была - Жизнь. Я не могу присоединиться к той радости, которую испытывают наши сограждане, отплясывая на могиле великой страны национальные танцы. Радоваться можно только тогда, когда есть надежды или иллюзии. "Демократический ребенок" не подает ни тех, ни других.

Новоявленные волхвы, увидев, что силы уже нет в руках умирающего, поклоняются новому младенцу, имя которого не Христос, но - Иуда. Блоковский Христос Октябрьской революции сменился поцелуем Иуды революции "демократической".

Между прошлым и настоящим пролегла черта, которую уже никогда не преодолеть.

Еще недавно чужой историей и чужой жизнью для нас было все, что случилось до Октября 1917 года. А Русь Советская была вокруг нас и в нас. Революции, репрессии, война, "комиссары в пыльных шлемах" и "звезд ночной полет" - это была наша жизнь, поэтому и задевало нас до крови как жизнь.

Теперь это не наша история и не наша жизнь. XX век в России кончился вчера, но XXI - так и не наступил. Из могильных плит и памятников не построишь дворцов, которые бы мирно обходили жители хижин.

Пришли новые революционеры, которые смешны именно своей революционностью и старческой инфантильностью - желанием воплотить в жизнь антибюрократические мечтания своей комсомольской юности. Шестидесятилетние революционеры также нелепы как девятилетние женщины. Шестидесятые годы - это трагедия идеалистов, девяностые - трагедия страны, к власти в которой пришли идеалисты.

Снова Свобода, Демократия, Право, Рынок пишутся с большой буквы и выкрикиваются на площадях. Но именно сейчас все это только поманив нас призрачной тенью - надолго уходит из нашей жизни.

Вокруг торжествует маскарад революции: дореволюционные одежды и лозунги; социал-демократы образца начала XX века; идеи, которые хороши только тем, что их никто и никогда не пытался воплотить в жизнь; разговоры о достойной жизни при скатывании ее в первобытное состояние. Политики, не понимающие ничего в экономике, занимаются экономическими экспериментами на 1/6 части Земли, теоретики-экономисты превращают политику в доходную статью своих расходов.
          
Борясь с большевизмом наши буржуазные революционеры стали   б о л ь ш е в и к а м и   в     к в а д р а т е. По крайней мере, ни одному из большевиков не приходила в голову безумная идея составить по дням план перехода к социализму, что умудрились сделать наши вечно "юные" экономисты в программе "500 дней".

Пока наша революция рождает только одних чудовищ, а когда эволюция сменит их существами разумными - до этого времени слишком много утечет и крови и человеческих жизней впустую, чтобы понять, что для достойной жизни не надо уничтожать жизнь существующую, хотя, конечно, понятно и искреннее стремление разрушить все до основания, и стать всем.

Под грохот салютов и громкие крики о "победе", сопровождаемые раздачей "крестов", родилась новая идеология, которая лучше только одним - что она "новая". Главное, что она унаследовала от прежней идеологии - это замечательный принцип "диалектического" несовпадения провозглашаемых принципов и реальных действий. Как "плакали" господа последние пять лет по жертвам большевистского террора, как высоко несли они "книжечку" Достоевского, которая стоит для них целых томов, как взахлеб клялись, что ни одна идея не стоит того, чтобы за нее пролить хотя бы одну слезинку маленького ребеночка. Но все общечеловеческое забывается, если под угрозу ставится личная власть и личное благополучие.

Как легко и непринужденно господа обвиняли большевиков, также просто в первые ряды безоружных защитников Белого дома они выставили женщин: если режим будет стрелять по женщинам - то тем хуже для этого "преступного" режима. Личная власть это не идея всеобщего счастья человечества и для ее сохранения можно, а иногда и желательно лить не только слезы детей, и чем больше, тем лучше.

Самозабвенная игра "демократического правительства" в переворот закончилась "победой", с которой оно пока не очень представляет что надо делать. Поэтому в полдень победы правительство вынуждено лихорадочно рисовать тени прошлого, доводя обывателя до истерики. Но я больше люблю сумерки - время, когда в обществе начинают думать.

"Штурманы будущей бури" рушат памятники один за другим и только ленивый не бросил еще камень в сооружение эпохи "тоталитаризма". Но прийдет время, и что соберете вы кроме обломков памятников и камней, которыми в них бросали? И из них, конечно, можно построить фундамент дворца, но только стены его придется возводить из костей соотечественников и это будут не самые прочные стены для достойной жизни.

"Мертвые срама не имут", похоже, что и живые не очень знают, что это за чувство...

* * *

Все стремительней и стремительней отодвигается от нас то, что называлось Союзом Советских Социалистических Республик, социализмом.

Они уходят...

Будто огромный белый океанский корабль уходит из порта. Он уходит все дальше, пока не сольется с горизонтом. Только дым и низкий протяжный гудок говорят, что это был не мираж.

Так уходит от нас и социалистическое Отечество. Еще слышны его звуки, но неумолимо жизнь превращает его в историю, а история - в чужое.

Прощай, "белый пароход"...

Tags: добро и зло, духовная сила, духовное предательство, духовное преступление, духовные ценности, историческая память, историческое место СССР, история России, история СССР, самосознание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments