al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

История: взгляд президента и субъективных «объективистов»

(продолжающийся текст 1, 2 марта, 3 марта )

В.В. Путин (президент России):

Возможно, стоит подумать о единых учебниках истории России для средней школы, рассчитанных на разные возрасты, но построенных в рамках единой концепции, в рамках единой логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех её этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого. И, конечно, нужно на конкретных примерах показывать, что судьба России созидалась единением разных народов, традиций и культур.

http://президент.рф/%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/17536

А.Б. Зубов (профессор МГИМО):

Г-н Путин, видимо, информирован о том, что разные народы России имеют разные концепции истории. Скажем, в Татарии одно представление о татаро-монгольском иге и о присоединении Казани и Астрахани к Москве, а в Москве другое. У народов Северного Кавказа одна оценка войны между Шамилем и царским правительством, а у русских иная. http://newtimes.ru/articles/detail/63336/

Сопоставление и анализ высказываний президента России (читай: формирующаяся оценка национальной истории государственной властью) и профессора-историка, высказывающего профессиональную оценку предложений государственной власти, говорят о том, что часть нашего сообщества историков профессионально пока ещё не только не достигла даже уровня «краткого курса», но социально и нравственно – ещё и полностью безответственна и за слова, и за результаты своих слов.


Есть и должно быть всё-таки различие между обыденным языком, не оперирующим ни категориями, ни понятиями, и языком учёного. Даже доступность и популярность высказываний учёного не должна сказываться на точности понимания. Профессор Зубов рассказывает нам, что у всех народов в России есть свои концепции истории и никакой общей концепции истории быть не может. «Замечательное» утверждение. Только вот о чём вот идёт речь?

Надо сказать, что в последние десятилетия вместе с падением общей культуры людей, в русском языке получили распространение научные по форме, но бессмысленные утверждения. Например, очень часто и везде (в самых изысканных аудиториях) можно услышать в ответ на любое высказывание, утверждение человека такое начало ответа: «Ваша концепция…», или «Ваша теория…». Но никакого отношения такие высказывания не имеют ни к концепциям, ни к теориям. И концепция, и теория – это достаточно сложные, формализованные количественно или качественно, последовательные по степени разработанности научные знания о каком-либо явлении нашего мира.

Профессор Зубов в этом же, приведённом нами высказывании, ставит знак равенства между «представлением» и «концепцией». Для профессора кафедры философии – это могло бы быть, по крайней мере, странно. Если не считать, что профессор Зубов ставит перед собой какие-то иные цели политического убеждения других людей. А многие наши «умственные оппозиционеры», не считают в этом случае зазорным для себя, использовать любые средства, в том числе игру в идеологические «напёрстки».

Концепции истории, исторического процесса формируются не на уровне народа или нации. На этом уровне формируются совсем другие формы представлений об истории. Например, различные формы народного эпоса. Затем, в зависимости от этапа исторического развития и соответствующего ему типа социального организма - общества, возникают разные формы его исторического народного, национального самосознания.

Но «народное самосознание» - это никак не концепция истории, или её научная форма. Разница между народной историей (концепцией по Зубову) и научной историей та же, что между единичным индивидуальным самосознанием человека и наукой психологией. Наличие множества самосознаний людей, их типов, разных содержаний и иных проявлений психики – никак не отменяет НЕОБХОДИМОСТЬ науки психологии, рассматривающей эти индивидуальные самосознания всего лишь как частные случаи типов человеческой психики.

Разные народы в России имеют не разные концепции истории, а всего лишь национальные оттенки своего исторического самосознания, поскольку у нас есть и общее историческое самосознание: национальные оттенки, национальную память и иные особенности представлений и ощущений себя в общей истории России. Так же как каждая семья в стране имеет более или менее развитую семейную память своего рода в истории страны.

Здесь проявляется ещё одна, очень важная особенность исторического знания и его отличия от других наук. В отличие от других, так называемых естественных и технических наук, в историческом знании и преподавании есть существенная разница между наукой и образовательной дисциплиной, и особенно во всех формах образования до высшего. И для этого есть важные основания, не позволяющие ответственным гражданам страны допустить разрушение индивидуального и общественного сознания. В отличие от других дисциплин, в истории есть различие целей науки и преподавания: наука история ищет истину, а история-учебная дисциплина – формирует общественное национальное самосознание. И преподавание, и оценки исторических событий (которые историк Зубов записывает в концепции) - должны формировать позитивное и общее историческое сознание России. Пусть и со знанием географических, народных и прочих особенностей. Но никак такое преподавание не может и не должно вести и усиливать враждебность, разрыв общей жизни.

Какими бы фарисеями историки типа Зубова ни были, нигде и никогда преподавание истории для школьников не может выйти за рамки того, что может называться национальным самосознанием, или идеологией (ощущением исторической общности жизни социума). И если самосознание нормальных психиатров не позволяет им усиливать болезнь пациента, заставляет их помочь ему, сгладить хотя бы её признаки, проявления, то позиция историков «зубовых» - это усилить все признаки национального исторического заболевания по максимуму, а все ещё скрытые и не острые формы заболевания довести до пика, до кризиса, до гибели самого организма. В том числе, даже и через самоуничтожение. Вот такая опасная она, история и …"историки".
Как такое самоуничтожение происходит, большинство из нас уже видело и совсем недавно - в начале 1990-х годов. И господа "зубовы" приложили к этому все свои силы, иначе и события ведь не было бы. Помните все эти вопросы и рассказы про "иного не дано"? Помните, классическое: "разбитые армии хорошо учатся"? Думаю, что большинство из нас тоже кое-чему уже научилось.


Концепция истории должны включать в себя достаточно сложный набор соподчинённых представлений о социальной форме движения материи и её развитии; исторических формах объединений людей, типах личности и взаимодействия людей; конкретно-исторических обществах и народах, формах и содержании их целей, ценностей, исторической жизни; и др. В этом смысле, концепция – это совокупность базовых положений и предположений пред-теоретической фазы изучения явления.

Понятно, что я, написав это, а вы, прочитав, понимаем, что даже в такой упрощённой и сокращённой форме содержание концепции истории не попадёт в школьные учебники. Да и задача у школьного исторического образования совсем другая, чем у школьного образования физике, химии, или пению. Если индивидуальное самосознание формируется в семье, то национальное (не от слова «национальность») самосознание формируется и должно формироваться во многом именно школьным историческим образованием.

Так же как до определённого возраста вы не рассказываете детям всю «правду» о том, откуда берутся дети, также и историческое сознание формируется не через «выбор», которого дети ещё не могут сделать, а через позитивные образы и примеры национальной истории. В этом возрасте и на этом уровне развития, выбор состоит в ориентации на пример. Сознательные формы выбора модели социального поведения в этих социальных группах – исключение, а не правило и не способ поведения. Значит ли это обман, с которым надо бороться всему обществу? А вспомните, с чего начинается Библия? И надо ли нам бороться с тем, что там написано в начале? И физикам это не мешает решать научные проблемы иначе, чем там.
Изучение истории в школе тоже больше похоже на те последовательности существования, которые опять же есть в Библии: «
У Еноха родился Ирад; Ирад родил Мехиаеля; Мехиаель родил Мафусала; Мафусал родил Ламеха…». А ещё обучение истории в школе даёт примеры поведения и понимание того, что ты вместе со страной и народом принадлежишь к «хорошим». Это начало того, чтобы человек и общество могли жить, и понимали, как и зачем жить. Ведь это ещё и те самые ценности, та самая национальная идея, и это же ещё и "ось правды" - различение Добра и Зла.


В целом же, подводя наш неполный разговор про концепции истории, надо отметить, что научная концепция развития социальной формы движения материи, концепция исторического развития в школьном курсе истории и концепция самого исторического школьного образования – не совпадают и не должны совпадать.

Научных концепций развития социальной формы движения материи не уж так и много, они находятся на разных стадиях теоретической разработанности, а в системе исторического образования не только среднего, но и высшего присутствуют, как правило, в неявной, неосознанной и непроявленной форме. Или в превращённых формах, когда реальное содержание концепции, её изложение и представление не совпадают. Даже для большинства профессионального исторического сообщества эти проблемы не существуют как осознанные, как необходимые, как гносеологически осознаваемые и понятные, и методологически значимые для их конкретно-исторических исследований.

Вот и у профессора Зубова, который открыто заявил свою позицию и показал отсутствие научных концептуальных оснований у целого направления в историческом профессиональном сообществе, которое ориентируется не научность, и не на ценности российской цивилизации, а на достаточно ограниченный набор ценностных «вирусов», которые уничтожают национальную историю как позитивный фактор и форму национального самосознания.

Таким образом, уже можно выделить, что под одним названием «история» существует целый ряд несовпадающих социальных явлений, например:

- историческая наука;

- учебная дисциплина в школьном и высшем непрофессиональном историческом образовании – «Родиноведение», если характеризовать её суть;

- дополнительная региональная часть исторического образования – краеведение, в том числе и народное краеведение.

Понятно, что и на уровне «Родиноведения» и «краеведения», «концепции» истории – это не столько научная схема-теория исторического развития, сколько это хронология событий, нанизанных на ось нравственных координат этой исторической цивилизации. Никакого «множества концепций» - множественности нравственных координат просто не может быть. Это можно допустить только в одном случае, если мы хотим разрушить общество. И ещё в одном случае, когда мы нравственные координаты, и нравственные регуляторы отношений и оценок поведения людей меняем на другие регуляторы – правовые, и внутренние механизмы регулировки поведения человека (совесть) на внешние регуляторы – силовые структуры.


Ответ на вопрос, что есть нравственная истина, достигается не путём схоластических рациональных рассуждений, а «крестом» судьбы, в том числе и национальной. Преобладанием же рассуждений на месте совести достигается только обыденность стрельбы по прохожим, например, на американских улицах, где суд заменяет церковь, а правовые кодексы совесть.

Правда, истина, история

А.Б. Зубов (профессор МГИМО):

Примечательно, что во всей этой речи г-на Путина нет ни одного слова о том, что в учебнике по истории должна быть историческая правда, что там должны быть факты, они должны быть правдивы и не должно быть опущено ничего важного. Отсутствие презумпции правды — характерная особенность идеологии, и это крепко сидит в головах у очень многих наших людей, причем не обязательно даже связанных с властью. Много раз приходилось мне слышать: ну скажите наконец, чему верить в истории? А верить надо только фактам. Оценки каждый сделает сам, исходя из своих нравственных ориентиров. http://newtimes.ru/articles/detail/63336/

В обычном языке слово «правда» и слово «истина» часто выступают как синонимы. Но когда мы начинаем говорить о науке и идеологии, такое смешение и недопустимо и показывает полный непрофессионализм, или совсем другие, необъявленные цели. Когда мы говорим об истории как науке, мы не можем целью её исследований назвать некую «правду», ставя историческую науку в сторону от остальных направлений исследований окружающего мира. Ведь ни физика, ни химия, ни математика, ни другие науки не ставят себе целью изучение и поиск «правды», они должны получить «истину». И историческая наука здесь не исключение.

Исключение же заключается в другом и касается другого. Я уже говорил о том, что наука история и учебная дисциплина история отличаются друг от друга и существенно отличаются. Именно учебная дисциплина, преподавание истории и должно дать понимание правды, сделать эту правду частью мировоззрения человека. И что же это за правда такая? А правда содержит не только знание, но ещё и оценку всего этого знания, всех событий его содержания через цивилизационную систему ценностей. Можно и по-другому сказать, что такая история – это национальный (цивилизационный) взгляд на человеческий мир, на цели, ценности, средства общественного развития.

Что же такое правда? И чем она отличается от истины? Правда – это оценочное знание о предмете на основе общих ценностей того или иного социального организма. Истина же в исторической науке – это только знание о предмете исследования, совпадение знания и предмета, воспроизведение в категориях и понятиях, событиях и хронологических рядах этих событий, предмета исследования – исторического процесса.

Профессор Зубов говорит, что не должно быть упущено ничего важного из фактов. Но «важность» фактов определяется чем? Уж точно не самими фактами. А если мы с вами посмотрим на задачи науки история и учебной дисциплины, то окажется, что даже между ними «важными» будут считаться различающиеся факты. А если мы возьмём с вами учебники истории, построенные на различающихся правдах (ценностях), то мы снова увидим разную важность имеющихся фактов. Поэтому с профессорами «зубовыми» бессмысленно и не нужно спорить о важности каких-то фактов, если у нас разная правда. Нужно не спорить, а показывать сущность нашего спора про историю, содержание этого спора про преподавание истории, нашей идейной и ценностной противоположности. Ну и важно обязательно понимать, что вся та «поляна» на которой мы толпимся, спорим и выясняем отношения, не имеет отношения к науке о социальной форме движения материи и её конкретно-исторических формах. Наши споры не об истине, а о правде. И о том, в чём она, правда.        

А.Б. Зубов (профессор МГИМО):

Гадких периодов полно было и в русской истории. Как, например, можно с уважением относиться к крепостному праву? По-моему, это позорная страница истории. Так же как выбор народа в пользу большевиков во время Гражданской войны, как участие миллионов наших граждан всех национальностей в терроре — в красном терроре 1918–1921 годов и в большом терроре 1937–1938-го, и в голодоморе, и в коллективизации. http://newtimes.ru/articles/detail/63336/

Фильм «Кавказская пленница»:

- …а потом, на развалинах древней часовни…

Шурик: Простите, а часовню тоже я развалил?

Дело в том, что профессора «зубовы» считают, что не за всё мы покаялись. Это точно. Вот княгиня Ольга, которая считается святой у православной церкви, страшное ведь сотворила с древлянами – мстила за своего мужа почти до последнего древлянина. Говорить о том, что это было давно? А где срок исторической и духовной давности? У совести давности нет. Но я не предлагаю каяться за действия княгини Ольги или действия её сына князя Святослава. Как и за действия большевиков. История свой суд уже вынесла.

У нас для нашей совести есть период гораздо ближе, в котором есть в чём разбираться именно нынешним поколениям, потому что от этого зависит не только будущее, но и наше настоящее. И это период второй половины 1980-х – 1990-х годов, когда исчезла огромная собственность государства в частных и нечистых руках, когда миллионы людей были выброшены на обочину жизни, а многие из них погибли. Но ещё были разрушены и исчезли, и продолжают разрушаться усилиями «анти-идеологов» цивилизационные смыслы и ценности существования нашего общества.

Вот вам объект для действий вашей совести, если она у вас такая чуткая. Бейте в колокола! Да и расстрел людей в октябре 1993 вспомните! В этом году 20-летие этих событий. Может быть вам, любители нравственности и прав человека со своей подмосковной дачи, и чтения Достоевского, напомнить, как убивали тогда в 1993 году безоружных людей, как убивали детей (а не просто "слезинка ребёнка" капала), священника православного? Может быть вам и фото показать? У вас, профессора «зубовы», есть очень много явлений в настоящем, чтобы не упражнять вашу совесть только словесно в нашем прошлом, а найти возможность и для её действий в настоящем.
У нас не было "гадких периодов", все периоды нашей истории показывают нравственную высоту и духовную, а не материальную устремленность русской жизни. И мы, этой непрерывавшейся никогда преемственностью совести и духа российской цивилизации, объединяющей множество народов, гордились и можем гордиться сегодня.



(продолжение следует)

Tags: Путин, историческая роль государства, история, история как наука, президент, преподавание истории, роль истории в обществе, самосознание, смысл истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments