?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжая мысли прошлого года, можно сказать, что выведенным образцом нового человека «без предрассудков», совести, веры, культуры и души является, конечно, Псаки. Оказалось, разум и человек это вовсе не синонимы. Создать очеловеченного робота оказалось почти невозможно, но ороботизировать на основе «чистого» разума человека оказалось вполне возможно. Первыми такими примерами были палачи немецких концлагерей. Они были «просто» разумными существами, лишёнными души. Сейчас таких пруд пруди в США. Там это норма, стреляющая по всем прохожим. И Псаки демонстрирует нам живую форму такого бессовестного и бездушного (в прямом значении этих слов) правового существа.



Оригинал взят у al_vladimiroff в США превращают весь мир в «Москву 1937»

В 1937 году в  Амстердаме  вышла книга Лиона  Фейхтвангера "Москва 1937", в которой автор делился своими личными впечатлениями и наблюдениями от поездки в СССР. Она вызвала нарекания и среди сторонников, и среди противников Советского Союза. Она представляет как исторический, так и художественный, и мировоззренческий интерес. Но хотелось бы сказать совсем о другом: не о Москве 1937 года и не о Фейхтвангере, а том, что объединяет автора книги о Москве 1937 года и сторонников (политиков и идеологов) современной глобализации.

Вот как Фейхвангер оценивал основания своего интереса к СССР и понимание содержания происходивших процессов:

Вера  в разум. Я пустился в  путь в  качестве "симпатизирующего". Да, я симпатизировал   с  самого  начала  эксперименту,  поставившему  себе  целью построить гигантское государство  только на базисе разума, и ехал в Москву с желанием, чтобы этот эксперимент был удачным. Как  бы мало я ни  был склонен исключать из частной  жизни человека его логическое, нелогическое и чувства, как бы я  ни находил жизнь, построенную на одной чистой логике, однообразной и скучной,  все же я глубоко убежден  в том,  что общественная  организация, если она  хочет развиваться и процветать, должна строиться на основах разума и здравых суждений. Мы  с содроганием видели на примере  Центральной Европы, что получается,  когда  фундаментом государства и законов хотят  сделать  не разум,  а чувства и предрассудки. Мировая история мне всегда  представлялась великой  длительной   борьбой,   которую   ведет   разумное  меньшинство   с большинством  глупцов.  В этой  борьбе я стал на сторону разума, и  потому я симпатизировал  великому   опыту,   предпринятому  Москвой,   с  самого  его возникновения.

Собственно то, что мы сейчас видим в мире, это как раз то, о чём и говорит Фейхтвангер. Хотя идеологические обоснования «нового разума» как и «нового мирового порядка» другие, но это именно они претендуют - только на разум. Фейхтвангер изложил рационально плоское отношение к тому, что называется нравственностью, и желания, которые стали идеологией глобализации. Ведь у него в человеке и в обществе есть только следующие уровни: разум, нелогическое (предрассудки) и чувства. Всё то, что формировалось мировой историей как человеческая культура, как нравственные ценности, как культура цивилизаций (в том числе и мировые религии), по Фейхтвангеру – всего лишь предрассудки. Или в лучшем случае – чувства.

При таком подходе, понятно, что нужно избавиться от всего, что мешает «разуму». Только разум, при таком подходе, является высшим достижением человека, его синонимом и содержанием. А содержание самой истории – борьба «разумного  меньшинства  с большинством  глупцов». Хотя что такое разум? До ума ему далеко. Это всего лишь "чёрно-белый телевизор", который показывает лишь то, что "транслируют". Фейхтвангер же увидел свою мечту и мечту западных интеллектуалов в Москве, он увидел победу «разума» в СССР. К счастью то, что тогда реально происходило, отличалось от «победы разума».

Интересно, что именно поэтому он не увидел в Москве 1937 года то, что выходит за рамки «разума» - то, что называется «духом» и «душой». Но это и понятно, «анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны», а не наоборот. Советский Союз строился на более сложных духовных основаниях, чем плоский разум. Это и спасло ситуацию, а не победа разума.

Фейхтвангер увидел в Москве 1937 года то, что хотела и хочет видеть в мире западная элита. То, чего не оказалось в Москве 1937 года, они пытаются реализовать сейчас везде в мире.  «Победа разума» – это и введение ювенальной юстиции, и «толерантная» свобода извращений, и замена духовных смыслов на «карточки скидок», и безнравственный тоталитаризм правового государства. Политика «цветного» добра на крыльях бомбардировочной авиации – это и есть политика установления «царства разума» вместо «нравственных предрассудков» исторических цивилизаций и религий.

К счастью нас связывали и связывают совсем не плоские узы «разума», а единство души. И наши песни как раз об этом, о том самом вечном, невидимом, идеальном. О правде, совести и любви.