February 20th, 2021

Зачем был майдан?

https://al-vladimiroff.livejournal.com/86432.html - ФЕВРАЛЬ 2014 г.


Помните классический вопрос о соотношении цели и средств – о слезе ребёнка?

А вот майдан – он зачем?

Что такого он принёс, за что всё это было – уничтожение зданий, экономики…

Но главное – за что убили людей? За что убили молодых, хороших людей?

Что перевешивает их жизнь?

А теперь у меня вопрос – а стоит ли жизнь всех тех, кто на майдане – жизни этих убитых нормальных мужиков из «Беркута» и просто прохожих?

За майданом – пустота. И не просто пустота, а чёрная пустота, как из украинских сказок. Пустота смыслов. Чёрная краска, зарисовывающая яркие краски Украины - радикально Злое!

Миллиардер и Смерть

https://al-vladimiroff.livejournal.com/26687.html - ФЕВРАЛЬ 2013 г.

Лет 25 нас убеждали в том, что главная проблема нашей жизни в том, что у нас нет собственников. Сначала эти объяснения были на примере тех, кто чем-то владеет и трудится на том, чем владеет, т.е. нас воспитывали на примере крестьян. Это в средневековье такая жизнь у большинства была, когда собственность, её размер и твоя жизнь, её цели и направление полностью совпадали. «Где родился, там и пригодился», - так отложился в народной пословице один из моментов такой средневековой жизни. Нас воспитывали на жизни уже ушедшей. Правда, постепенно приучая к тому, что и крестьяне не все хороши, а только те, которые и живут, и трудятся отдельно от других – фермеры. Так они называются не у нас. У нас иначе – кулаки, хуторяне, отрубники.
Конечно, такие формы жизнедеятельности – скорее пережитки старых социальных форм, хотя и в современности у них тоже появилась своя ниша. Но в любом случае, для нас, для России – это были рассказы о «другом». А в результате этих «рассказов» мы лишились важной части нашей реальности - крупных современных сельскохозяйственных производств, а деревня сегодня умирает и вымирает уже в прямом смысле этого слова. И ужас этой смерти никого не волнует, то есть оставляет равнодушными – это созерцание лишённое человеческих эмоций.
Наше общественное сознание волнует сегодня коллективизация 1930-х годов, крепостное право, воспевание трудностей деревенской жизни и «как бы» исчезновение этой самой жизни в 1950-1970-е годы. «Как бы», потому что то, что воспринималось когда-то как социальная проблема, как исчезновение уклада жизни, образа жизни, только сокращение самих сельских поселений, - всё это сегодня оценивается уже иначе - как рассказы о вольной и счастливой жизни. Ведь сегодня исчезает сам предмет для обсуждений. И это никого не волнует, и в этих условиях сельской деградации даже писатели-деревенщики больше не появляются и не появятся, поскольку больше ТАК на селе не учат. Да и некому. Неграмотность, как обычная, так и функциональная – это теперь норма сельской жизни и сельского обучения. В соединении с деградацией всей деревенской жизнедеятельности, с разрушением классических смыслов человеческой жизни вообще: семейных, общественных, личных и даже национальных.
Разрушение национального смысла выражено и ощущается в форме поиска «национальной идеи». Чего её искать, если она «зашита» в национальных смыслах и ценностях, а их уже порушили или продолжают разрушать? И ещё национальная идея оформляется (как осознанно понимаемая) в идеологии общества. А идеология у нас теперь запрещена конституцией. То есть мы ищем то, что нами же самим себе запрещено делать, а сама возможность появления позитивной национальной идеологии постоянно подвергается мощным и организованным ударам через коммуникационные системы общества, и все типы и жанры такого взаимодействия с обществом.
Идея возрождения крестьянства, мелкой и средней трудовой собственности ушла вместе со всей собственностью страны, жизнь большинства в стране тоже распалась. А теперь вот постепенно нас убеждают, что самые нормальные (т.е. это идеал и критерий нормы) ребята – миллиардеры. Далеко уже ушли провозглашавшиеся лозунги и цели реформ от транслируемых теперь обществу «замечательных» результатов. И прежде всего базисный лозунг и базисный же результат. Базисный как с точки зрения того, что он – экономический, так и с точки зрения того, что - основной и начальный. Лозунг приватизации звал избавиться государство от неэффективной собственности, распродать её частникам, а государству оставить только высокоэффективное производство. Результат? Он простой и прямо противоположный «замыслу»: вся собственность, приносящая прибыль - в руках частников, всё, что прибыль не приносит - в руках государства и за это платит не частник, а население.
Помните, как убеждали нас публицисты, что рабочие должны стать хозяевами своих заводов? Приватизация – это ведь просто «песня» (лучше даже сказать «сага») какая-то, - этого самого превращения наёмного рабочего в «собственника». Только рабочим и в голову никогда не приходила мысль, что превращение «ничейной» собственности в «чейную» будет происходить через закрытие этих самых заводов и превращение результатов индустриализации (фабрик и заводов) просто в бумажки новых собственников – деньги. А столетия усилий и жизни страны, превращённые в деньги превратятся в объекты удовлетворения потребностей богачей за рубежами нашей страны. Произошёл обмен реальной экономики на виртуальную финансовую экономику, обмен жизни и смыслов целых поколений и целой цивилизации на «буклет» какой-то потребительской сети, всей исторической жизни России - на этот самый потребительский «буклет». Обменяли жизнь и историю страны на развлечение и потребление тех, кто стал называть себя «элитой». «Элита» теперь – это ведь количественные показатели потребления, и даже не просто потребления, а сверх-потребления. Это сверх-потребление за счёт всей истории страны и её будущего включает в себя виллы в разных концах земного шара, разные вложения, как в банки, так и во всякую «ерунду», но не у нас в стране. Конечно, есть вложения и у нас. Но это скорее пока (но именно пока) неизбежный базис, который накачивает пузырь их потребления за рубежом.
Одним из показателей разрушения нашего общества стало появление благотворительности. И что вроде бы в этом плохого? Только одно: то, что жизнь стала такой, что создала её необходимость. Да и сама необходимость её как ВАЖНОГО социального явления появилась только тогда, когда общество стало разрушаться, когда большинство ОБЩИХ условий жизни и её воспроизводства попали в руки меньшинства. Именно тогда бедность как элемент социальной деградации, и отсутствие полноценной и связанной со смыслами, ценностями и развитием людей работы, вызвали к жизни такое явление как благотворительность. Она стала показным, демонстрируем, нарочитым «спасением» богатыми немногих из большинства народа: «крошки с барского стола».
Миллиардер сеет вокруг себя смерть. Он и стал миллиардером благодаря этой самой смерти в обществе. Умерло советское общество, живое и не старое. Вернее, его убивали так же, как убивают бандиты поздно вечером возвращающегося из театра научного сотрудника, и который по этому случаю выглядит слишком «дорого» для своего социального статуса. Но и сам миллиардер больше всего боится именно её – Смерть. Ведь она делает бессмысленным всё, чем он занимался, что копил и чем наслаждался. Пустота… И Смерть… Два слова и два результата, которые остаются от миллиардера. И никакого духа. Только физический результат. Ведь Смерть превращает жизнь всю жизнь миллиардера в тело без имени. Потребляющее удовольствия тело не имеет имени. Богатство наших миллиардеров походит на памятный венок из искусственных цветов на могиле усопшего. Вроде бы и цветы, хотя – пластмасса, вроде бы и такому-то посвящён, но связаны они только искусственно.
Вот, например, Дерипаска. Есть такой миллиардер. Учился себе, учился на физика. Бегал по общежитию Главного здания МГУ, всё доллары менял. Тогда ещё в стране не было обмена валюты, но власть уже не контролировала, не хотела и не могла контролировать всё, что сама высыпала из котомки «пограничной» социальности и преступности. Вот на этом самом «пограничье» и бегал тогда Дерипаска, накапливая валюту. Физиком он не стал. И это хорошо. Миллиардером стал. Но опять же не потому, что менял валюту в МГУ, а потому что само государство предложило механизм кражи своих основных и наиболее прибыльных и стратегически важных для общества предприятий.
Залоговые аукционы – так назывался, придуманный способ кражи. Но государство не только это придумало, но и само организовало эту кражу. В результате, за несколько лет пацаны-фарцовщики превратились в «респектабельных» миллиардеров. До этого про такие события мы только в русских сказках читали. Все наши миллиардеры появились как будто из сказки, из яиц Змея Горыныча. Да, именно так. Но совсем не такую сказку мы хотели сделать былью!