April 14th, 2020

Владимир Маяковский. Было — есть (10-е VS 100-летие)

Все хочу обнять,
        да не хватит пыла, —
куда
  ни вздумаешь
        глазом повесть,
везде вспоминаешь
           то, что было,
и то,
     что есть.
От издевки
     от царёвой
глаз
  России
     был зарёван.
Мы
  прогнали государя,
по шеям
    слегка
       ударя.
И идет по свету,
       и гудит по свету,
что есть
    страна,
       а начальствов нету.
Что народ
     трудовой
           на земле
            на этой
правит сам собой
        сквозь свои советы.
Полицейским вынянчен
старый строй,
      а нынче —
описать аж
     не с кого
рожу полицейского.
Где мат
   гудел,
      где свисток сипел,
теперь —
     развежливая
           «снегирей»
*
манера.
Мы —
   милиционеры.
Баки паклей,
      глазки колки,
чин
  чиновной рати.
Был он
    хоть и в треуголке,
но дурак
    в квадрате.
И в быт
    в новенький
лезут
     чиновники.
Номерам
     не век низаться,
и не век
    бумажный гнет!
Гонит
   их
     организация,
гнет НОТ
*
.
Ложилась
     тень
      на все века
от паука-крестовика.
А где
     сегодня
      чиновники вер?
Ни чиновников,
        ни молелен.
Дети играют,
      цветет сквер,
а посредине —
      Ленин.
Кровь
   крестьян
        кулак лакал,
нынче
   сдох от скуки ж,
и теперь
    из кулака
стал он
   просто — кукиш.
Девки
   и парни,
помните о барине?
Убежал
   помещик,
раскидавши вещи.
Наши теперь
      яровые и озимь.
Сшито
   село
     на другой фасон.
Идет коллективом,
        гудит колхозом,
плюет
  на кобылу
       пылкий фордзон
*
.
Ну,
  а где же фабрикант?
Унесла
   времен река.
Лишь
      когда
     на шарж заглянете,
вспомните
     о фабриканте.
А фабрика
     по-новому
         железа ва́рит.
Потеет директор,
        гудит завком.
Свободный рабочий
         льет товары
в котел республики
           полным совком.
1927  г.

Реплика: «Единая Россия» – КПСС без Маркса и без совести

Когда вспоминают о том, что что-то плохое сделали коммунисты, то надо вспоминать, а что такое была КПСС. А коммунистов там было немного и они преследовались, в том числе и как диссиденты.
А сутью КПСС была бюрократическая власть, бюрократия, которая очень хотела, мечтала превратить власть в собственность. Мешала ей только идеология, коммунизм. А если короче, то Маркс им мешал.
И вот исторические чаяния бюрократии свершились в 1991-1996 гг, она получила власть и убедила всех, что коммунизм – это плохо.
Теперь осуществилась историческая мечта бюрократии. Она захватила собственность, она превращает власть в собственность, она не несет никакой ответственности ни за что (синдром «1937 года»). И ещё бюрократия готова в любой момент «уехать». Отъехать это называлось при Иване Грозном и за это он нещадно наказывал.

В общем, жизнь у бюрократии сложилась. Вот и партия «Единая Россия» - чудесная организация этой самой бюрократии. Когда что-то делить, они все вместе, если придется что-то совершать, уже никого из них не найдешь. Можно ли себе представить такое среди «единороссов», как когда-то среди коммунистов на фронте, когда в трудной ситуации говорили: «если меня убьют, считайте меня коммунистом», или «если есть коммунисты и комсомольцы, прошу остаться»!?

В общем, сложилась вековая мечта бюрократии - чтобы всё было и ничего за это не было!

Реплика: "Вечер у Соловьева". У нас «застой» с 2008 года?

Бывший министр Дальнего Востока вчера в передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» говорит, что низкие темпы роста нашей экономики около 1% у нас с 2008 года, и мы такие позволить себе не можем. И это показывает ущербность прежней модели экономики и необходимость её смены.

А что из этого следует? Молодой этот бывший министр.

Ведь совсем недавно более высокие темпы роста экономики 1,5-2,5% и не за такой длинный срок были названы «застоем». А это было использовано как предлог для смены социально-экономического строя страны, для революции.

А сейчас 12 лет разговоров? И что это? А как с таким «застоем» поступать?

Маяковский: Если целит револьверы...в нас половина земного шара - это … носище сует английский агент

Англичанка мутит

Сложны

    и путаны
        пути политики.

Стоя
     на каждом пути,
любою каверзой
        в любом видике
англичанка мутит.
В каждой газете
       стоит картинка:
на шее у Бриана
*
        туша Детердинга
*
.
Зол и рьян
мусье Бриан,
орет благим,
      истошным матом:
«Раковский,
     Раковского,
           Раковскому уйти!
*
Он
  никакая
     не персона грата», —
это
  Бриана
     англичанка мутит.
И если
   спокойные китайцы
в трюмах
     и между котлами
на наших матросов
           кидаются

с арестами
     и кандалами,
цепь,
     на один мотив гуди:
китайца мозги
      англичанка мутит.

Если держим
      наготове помпы
на случай
     фабричных
         поджогов и пожаров
и если
   целит револьверы и бомбы
в нас
     половина земного шара —
это в секреты,
      в дела и в бумаги
носище сует
     английский а́гент,

контрразведчик
       ему
         титул,
его
  деньгой
     англичанка мутит.
Не простая англичанка —
           богатая барыня.
Вокруг англичанки
        лакеи-парни.
Простых рабочих
не допускают
      на хозяйские очи.
Лидер-лакей
услуживает ей.
Ходят Макдональды
*
         вокруг англичанки,
головы у них —
        как пустые чайники.
Лакей
   подает
      то кофею, то чаю,
тычет
   подносы
        хозяйке по́д нос.
На вопросы барыньки
         они отвечают:
— Как вам, барыня, будет угодно-с. —
Да нас
   не смутишь —
         и год мутив.
На всех маневрах
        в марширующих ротах
слышу
   один и тот же мотив:
«Англичанка,
      легче на поворотах!»
1927 г.