January 22nd, 2020

Ленин и «мигалки»: "кто более матери-истории ценен?"

https://al-vladimiroff.livejournal.com/74146.html - ЯНВАРЬ 2014 г.

Вчера было 96 лет со дня смерти Ленина. О нём написано много и писать можно тоже много. Он не оставлял равнодушными людей и тогда, 90 лет назад, и сегодня.
Календарь в доме-музее в Горках

Писать много бессмысленно и не для кого: кто знает, он знает и без меня, а кто не знает, и в плену новейших стереотипов, так его заметкой не переубедишь. Просто вспомним человека.
Сейчас у людей представления о Ленине всё более далёкие от его жизни. И в этом есть очень большая заинтересованность очень многих людей и сил. И не только в нашей стране.
Очень многие, кто сегодня у власти, или при деньгах, считают возможным и необходимым «пнуть» Ленина. Да и как не пнуть, если для них всё то, ради чего жил Ленин, никакого значения не имеет – это всего лишь пиар и средство сохранить власть и собственность: встретиться с народом, поднять рейтинг, отщипнуть кому-то денег от «несъеденного».
Конечно, Ленин для таких людей смешон, как смешны для них все ценности настоящего человека, как для них смешны ценности христианства (они стоят со свечами, но это не мешает им жить по прямо противоположным христианству ценностям), как смешны для них все самые глубокие духовные переживания и устремления человека.
Вот, например, и вопрос «мигалок» - это ведь для нашей элиты вопрос статуса, иерархии статусов (с какого уровня «позволительно») и прочие вопросы господства и собственности. Ленин вместо «мигалки» сказал своему водителю: поезжайте, как все. И это была не рисовка, это была та самая не рисованная простота, о которой упоминают встречавшиеся с Лениным.

Горький написал о Владимире Ильиче, оставил и воспоминания, и понимание этого человека:
«Осенью 18 года я спросил сормовского рабочего Дмитрия Павлова, какова, на его взгляд, самая резкая черта Ленина?
—   Простота. Прост, как правда.
Сказал он это как хорошо продуманное, давно решенное. Известно, что строже всех судят человека его служащие. Но шофер Ленина, Гиль, много испытавший человек, говорил:
—   Ленин — особенный. Таких — нет. Я везу его по Мясницкой, большое движение, едва еду, боюсь — изломают машину, даю гудки, очень волнуюсь. Он открыл дверь, добрался ко мне по подножке, рискуя, что его сшибут, уговаривает: «Пожалуйста, не волнуйтесь, Гиль, поезжайте, как все». Я — старый шофер, я знаю — так никто не сделает».

Нынешние бойцы идеологического фронта рассказывают нам о том, как плохо жилось тогда и какие были плохие советские руководители, чтобы наша жизнь сегодня нам мёдом показалась. Они смеются над Лениным.
А мы не смеёмся над Лениным. Почему? Потому что он прост, как правда. И жизнь его такая же – как правда. И послесмертие его такое же… как судьба правды…

Мы не смеёмся, мы помним Владимира Ильича Ульянова (Ленина). Потому что мы тоже за правду.