December 22nd, 2019

США боятся появления других мировых ценностей, чем предлагает новый мировой порядок

https://al-vladimiroff.livejournal.com/2017/12/22/ - ДЕКАБРЬ 2017 г.


Их это тогда волновало, волнует и сейчас. Именно поэтому Россия попала в обновленной Стратегии национальной безопасности США в одну из главных угроз интересам США.


https://al-vladimiroff.livejournal.com/358557.html - ИЗ декабря 2015 ГОДА


ВЛАДИВОСТОК, 20 дек — РИА Новости. Позиция Европы и США в отношении Украины связана не с защитой интересов страны, а с попыткой помешать воссозданию Советского Союза, и никто не хочет верить, что у РФ нет такой цели, заявил президент России Владимир Путин.
"Что касается Украины и вообще постсоветского пространства, то вообще я убежден, что позиция наших западных партнеров, европейских и американских, связана не с защитой интересов Украины, а связана с попыткой помешать воссозданию Советского Союза, и никто не хочет нам верить, что у нас нет цели воссоздать Советский Союз", — сказал Путин в документальном фильме Саиды Медведевой "Миропорядок" в эфире "России 1".
По его словам, "даже сама гипотетическая возможность объединения усилий" в рамках современных, прежде всего экономических, интеграционных процессов, "которые, безусловно, делали бы и Россию, и Украину более конкурентоспособными в мировой экономике, позволили бы и Украине, и России занять более достойное место в современной системе разделения труда на международных и мировых рынках".
РИА Новости
http://ria.ru/world/20151220/1345642539.html#ixzz3utDmUtek

Проблема не в том, что они хотят или не хотят. Тем более, что они сами говорят и считают, что проблема в сегодняшнем мире не в том, что реально происходит, а в том, как это выглядит. Так вот, проблема воссоздания СССР их совсем не беспокоит. И проблема СССР – это способ контроля за образом России на мировой арене. А что же их беспокоит?
А беспокоит их возможность того, что они не построят новый мировой порядок. Или, другими словами, им не удастся закрепить за собой мировую власть.
И вопрос конкурентоспособности, какое отношение он имеет к смыслу и цели существования общества?

Боятся ли реально США увеличения конкурентоспособности при интеграции России и Украины?
Нет, проблемы экономики США в этом случае никак, или меньше всего волнуют. Их волнует только одно – опасность появления у России-Украины новой мировой идеологии. Возможность появления альтернативы новому мировому порядку США.

«Майдан» февраля 1917 года: Воспоминания о будущем Михаила Пришвина

https://al-vladimiroff.livejournal.com/67625.html - ДЕКАБРЬ 2013 г.

Как это всё бывает? Как всеобщий энтузиазм и «праздник революции» сменяются горьким разочарованием и сожалением о неумном увлечении улицей и разрухой. Обо всём этом Украина узнает через несколько лет, если поддастся майдану. Даже, если Украина не поддастся майдану, а просто будет ждать как и чем это закончится, обо всё придётся потом горько пожалеть.
Но ведь не первый раз всё это? Не первый. И не только это было в нашей давней истории, но и в истории тех из нас, кто застал рубеж 1980-90-х гг.
Это было и раньше. Совсем давно по человеческим меркам. Знаменитый писатель Михаил Пришвин переживал февральскую революцию 1917 года, работая в министерстве. Его ощущения очень похожи на знакомые нам из нашей жизни. Только мы должны помнить и об ответственности стороннего наблюдения за событиями, о невозможности остаться в стороне от результатов событий:

1 марта 1917 года:
Жуткий вопрос, что делается в остальной России – никто этого не знает. И кто-то говорит: «А радость какая, будто Пасха».
Посетил своего начальника. Его рассказ о князе Шаховском – встретил его в Москве – прострация: виноват Хабалов, что распустил Солдат, ездили на трамваях, курили, так будет дня три, потом взять человек десять, повесить – и всё будет по –прежнему.
Телефон: Москва присоединилась, Новгород присоединился. []

2 марта 1917 года:
Утренний пеший поход в Государственную Думу. Полная тишина: ни одного выстрела. Будто переходишь из глубокого тыла на фронт. Литейный, Окружной суд – моряки в красном: а вообще всё, как в завоёванном городе, и даже объявления старого правительства, как объявления в Львове старого правительства. […]
Учредительное собрание. Тревожный вечер: ожидание, что всё взорвётся.

13 марта 1917 года:
В банке встретился первый живой русский старик из провинции:
- Республика или монархия?
- Республика, потому что сменить можно.
- А как же помазанник?
- В Писании сказано, что помазанники будут от Михаила до Михаила – последний Михаил, и кончились. А теперь настало время другое, человек к человеку должен стать ближе, может быть, так и Бога узнают, а то ведь Бога забыли.

27 апреля:

Казалось раньше, что в случае чего можно забраться в свой угол, забраться, забиться и выжидать. Но теперь углы эти разбиваются, из этих углов людей выбивают – бежать некуда.
(Пришвин М.М. Дневники. 1914-1917. – СПб.: ООО «Изд-во «Росток», 2007.)

«Февральско-мартовский переворот (1917 года – А.В.) я встретил уже в должности сенатора […].
Принято говорить: движение началось стихийно, солдаты сами вышли на улицу. С этим я никак не могу согласиться. Да и что значит слово «стихийно»? Когда кто-либо ссылается на стихию, на случай, он в сущности признаётся, что подлинная причина события ему не известна. «Самопроизвольное зарождение» ещё менее уместно в социологии, чем в естествознании».
(Завадский С.В. На великом изломе (Отчёт гражданина о пережитом в 1916-1917 годах) // Архив русской революции. В 22 т. Т. 11-12. – М.: Терра, Политиздат, 1991. )

Тоже самое мы можем сказать и о современном майдане в Киеве. Зародился ли он сам по себе? Нет, но так называемые лидеры этого майдана и не скрывают своей роли. Они скрывают другое, что сами они – всего лишь актёры, пусть и на главные роли назначенные, но всё-таки, повторю ещё раз, они лишь играют пьесу, которую пишут другие. Те, другие, "зарубежные друзья" пишут сценарий для майдана, пишут последовательность сцен и действий и могут обеспечить появление ведущих игроков из других «мировых театров».

Всё бы это ничего. Только цена для всех остальных граждан Украины за просмотр этого «спектакля», их личная жизнь и жизнь государства.