?

Log in

No account? Create an account

October 5th, 2019

https://www.livejournal.com/editjournal.bml?journal=al_vladimiroff&itemid=832428 - ОКТЯБРЬ 2018 г.

Последние десятилетия наша публицистика замучила нас бесконечным обсуждением конечного вопроса – что это такое – 1937 год, кто виноват и в чём? Ну и конечно обязательно звучит «тема Сталина», тема субъективного в истории, роли личности и прочее, прочее, прочее на ту же тему.

На самом деле «1937 год» - это обычная история всех революций прошлого, революций настоящего и пока, пока и обозримого будущего. Другое название «1937 года» - это конечно, термидор. В общем, явление это не вместе со Сталиным возникло и не с ним исчезло. Всё это придумано не у нас, не в России, не Черчиллем, и гораздо раньше 1918 года.

А если совсем коротко сказать, то суть этого явления, повторяющегося явления в разных революциях, совсем простая:
«1937 год» - это всегда расплата, восстановление естественно-исторической справедливости за «1993 год».

«1937 год» - это не придуманный, а реальный консенсус выхода общества из революции. Конечно, это не благостный и не придуманный выход, этот тот реальный кровавый выход из долгих исторических мук рождения нового общества…


«Над страной весенний ветер веет…»
Кто не скачет, тот москаль! А кто тот, кто скачет? Об этом знают все. Так же, как знают, что люди отличаются во многом от наших братьев меньших именно тем, что обладают прямохождением, а не скачут.



Люди идут, шагают, не важно москаль ты, иль не москаль. Мы люди, поэтому - ходим. Очень важно, чтобы остаться человеком, а нам всем вместе – людьми, помнить и сохранить то, что в нас главное, зачем и почему мы живем, почему мы ходим, а не прыгаем. Совесть и правда проявляют себя в том числе и в том, как мы двигаемся, почему ходим.




Владимир Высоцкий. Песня о новом времени
Как призывный набат прозвучали в ночи тяжело шаги.
Значит скоро и нам уходить и прощаться без слов.
По нехоженым тропам протопали лошади, лошади,
Неизвестно к какому концу унося седоков.

Наше время иное, лихое, но счастье как в старь ищи,
И в погоню за ним мы летим, убегающим вслед.
Только вот в этой скачке теряем мы лучших товарищей,
На скаку не заметив, что рядом товарищей нет.

И еще будем долго огни принимать за пожары мы,
Будет долго казаться нам скрип сапогов.
Про войну будут детские игры с названиями старыми,
И людей будем долго делить на друзей и врагов.

А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется,
И когда наши кони устанут под нами скакать.
И когда наши девушки сменят шинели на платьица,
Не забыть бы тогда, не простить бы и не потерять