January 6th, 2016

Обществу надо вспомнить – смерть есть!


Когда-то в детстве в небольшом западно-украинском городке (как и в других поселениях нашей страны) мы были невольно погружены совсем в другую чем сегодня, классическую социальную среду. В ней все глубокие важные смыслы были даны непосредственно, как визуально, так и аудиально, - они чувствовались. О чём я? О том, что рядом с местом наших игр стоял большой костёл, на внешней стене которого была большая цветная фреска, изображавшая большую группу всадников с отрубленными головами, из шей которых били струи крови.

А мимо костёла проносили хоронить в городке всех на кладбище, на цвингер. Но это происходило не так как сейчас, незаметно, когда нас хотят уверить, что смерти нет. Ведь только тогда начинает играть эта потребительская вакханалия, когда человек поверит, что ничего нет, и духа нет, и смысла нет. Память о смерти делает бессмысленной всю эту потребительскую игру жизни вокруг бессмысленных вещей. Просто память о смерти делает ненужной потребительские смыслы, делает их бессмысленными. Сегодня даже в новостных сюжетах о Рождестве изменили смысл этого события: сюжеты сообщают не о духовном символе произошедшего, а о продаже вещей и сувениров по поводу этого символа, но без напоминания о смысле этого символа.

Так вот, в классической социальной среде нельзя забыть про смерть, нельзя забыть про смыслы, нельзя забыть про главное в жизни. Это невозможно. Ты играешь себе, веселишься, но через неравномерные промежутки времени вдруг вдали раздаётся марш, начинает играть оркестр. Но это не просто марш, это похоронный марш с которым идёт процессия через весь город до кладбища. И слышно эти страшные мотивы известного всем старшим поколениям «Траурного марша» Шопена становится издалека, а перестаёт быть слышно только после похорон.

И так вот, детские игры, прыжки и ужимки невольно прекращаются и заставляют задуматься о жизни и смерти, о смысле и главном в жизни.

Сегодняшнее общество старается скрыть все главные смысловые вопросы, заслонить их торговыми центрами, которые должны сформировать иллюзию, что ничего, кроме этого мигающего огоньками потребления продуктов и вещей, ничего в жизни человека нет. Но это неправда. Это неправда во всех смыслах, и траурный марш Шопена – одно из таких напоминаний, которые даже если его не слушать, то за «огоньками» от этих вопросов не спрятаться, и избежать их всё равно не удастся. Как и смерти. Многие ведь из молодых людей, даже большинство их, не знает этот марш. И это не вопрос музыкальной культуры, или музыкального образования. Это вопрос смыслов нашей жизни, её пределов и вечности.

Сегодня, чтобы люди вспомнили о Спасении, они должны сначала вспомнить о смерти. Вспомнить о смерти и о смыслах своего бренного, конечного и временного существования.

Зачем ты Здесь? – Для тех, кто не помнит о смерти, бессмысленна и радость Рождества, того Света и ценностей, которые с ним приходят.

Рождественский ноктюрн (сл. и муз. Игоря Моисеева)

"Рождествеский ноктюрн", сл. и муз. Игоря Моисеева, выпускника исторического факультета Куйбышевского (Самарского) университета 1986 года выпуска