August 5th, 2015

Достоевский в 1876 году видел те же вопросы, что и сейчас: которые и привели Россию к революции

Интересно, что разрушение советского общество вызвало все те вопросы, в том числе и нравственные, которые стояли перед русским обществом и русскими людьми, например, во второй половине XIX века, - все те вопросы, которые не могли быть положительно решены русским обществом на путях буржуазной жизни, и которые в конце концов нашли свой выход на путях Октября 1917 года.

«В письме и беседах с Головиной Достоевский касается ряда тем и вопросов, составляющих предмет его серьезных размышлений. Читая вслух "Анну Каренину", Достоевский, по словам Головиной, заметил: "Каждый писатель вводит в литературу не только свои выражения, но и свои слова". Это не столь, на первый взгляд, значительное суждение напоминает другое, более важное. Несмотря на отрицательные отзывы в письмах о новом романе Толстого, после появления в печати последних частей "Анны Карениной" Достоевский, увлеченный родственной ему нравственной философией Толстого, в "Дневнике писателя" за июль-август 1877 года отводит "Анне Карениной" первое место в мировой литературе того времени, видит в ней "наше национальное "новое слово"", сказанное Европе."

В письме к Головиной Достоевский упоминает о глубоко волновавшем его в то время восточном вопросе. Как видно из "Дневника писателя" 1876-1877 годов, события сербо-черногорско-турецкой войны 1876 года Достоевский рассматривает как начало осуществления его утопической "почвеннической" теории о предстоящей России совместно с освобожденными ею славянскими народами великой исторической миссии в примирении европейских противоречий. Неудивительно поэтому, что он ориентирует Л. В. Головину на "Московские ведомости". Эта влиятельнейшая консервативная газета, отражавшая в целом политику правительственной дипломатии на Балканах, в июне-июле 1876 года наряду с бывшими в центре внимания Достоевского материалами о ходе военных действий, зверствах турок по отношению к мирному населению и добровольческих актах среди различных слоев русского общества печатала импонировавшие писателю речи И. С. Аксакова на заседаниях Славянского комитета. Так, например, в речи И. С. Аксакова 14 июля 1876 года, носившей в конечном итоге панславистский характер, Достоевского не мог не увлечь пафос истолкования добровольческого движения "в помощь братьям-славянам" как народного. Вероятно, Достоевскому, разделявшему заблуждение И. С. Аксакова, именно это и казалось "высшим пониманием дела".

В письме Достоевского к Л. В. Головиной отражены его заграничные впечатления, которые затем, так же как и факты, рассказанные в письмах к Анне Григорьевне, найдут место в "Дневнике писателя".

В номере "Дневника" за июль-август 1876 года та же, что и в письме, характеристика "многотысячной толпы" съехавшихся со всех концов в Эмс буржуа и праздной русской аристократии. "Неужели же, - спрашивает Достоевский, - нельзя и теперь ничего представить лучше этой праздной толпы обеспеченных людей, людей, которые, если б не толкались теперь на водах, то наверно но знали бы, что делать и как изломать свой день". Особенно писателя возмущают русские за границей на модных курортах, о которых в письме он пишет, что это "все не те"».


http://dostoevskiy.niv.ru/dostoevskiy/pisma-dostoevskogo/dostoevskij-golovinoj-23-iyulya-1876.htm

Интересно, что не только фашизм вызывал зверства по отношению к мирному населению, но именно европейская классическая культура жизни вызывала ВСЕГДА такие зверства по отношению к людям, что тогда, что сейчас.  Со стороны принявших эту культуру сегодня на Украине, мы видим эти зверства в Новороссии.

А для нас зримо видно, что возникновение «достоевщины», как нашей повседневной современной жизни, связано с архаизацией нашей жизни, её примитивизацией и нищетой …

В России разрешили быть сволочью или Машей Гайдар

В новой России, после социализма теперь людям объяснили, что надо жить ради потребления и денег, теперь не надо поступать так, как будто Христос был, а коммунизм будет. Теперь можно быть сволочью и это будет объясняться себе тем, что коммунизм - утопия, а христианство - религия, а вот деньги и мужеложество - это реальность. Можно даже добавить, что это так называемая толерантная реальность, которая не знает нормы добра и истины, а только нормы желания и потребления. Эта толерантная реальность знает только тело и не знает душу, это постхристианская реальность, вычёркивающая суть как христианства, так и коммунизма: души нет Там, а справедливости Здесь. Вот и вся история сути новой толерантности нашего времени и нового мирового порядка.

Когда-то вопрос стоял о том, что в России нет условий для социализма, поэтому не надо строить социализм, что это невозможно. А для жизни по Христу сейчас тоже ведь нет условий, поэтому можно не жить по христиански, а - только обряды соблюдать. Социализм требует определённого уровня культуры, образования, технологий и уровня развития общества. Но и Христос ведь не может быть толерантен или совместим с Чубайсом, или с Сердюковым, или со Скрынник, и … со многими другими.

Поступки российской элиты говорят об их убеждении в том, что Христа не было, а коммунизма – не будет! Вот такой реализм пришёл сегодня в Россию, вот такая цивилизация. Правы ли они? - Если Бога нет, а коммунизма не будет, - всё позволено? - Приближающийся юбилей русской революции говорит и напоминает нам о том, что «не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапываются и не крадут» (Матф.6:19-20).