June 29th, 2015

Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым: Жириновский объясняет все проблемы входом в Афганистан

Владимир Жириновский объясняет все проблемы с радикальным исламом тем, что СССР в 1979 году вошёл в Афганистан, а после этого уже были созданы Талибан и другие радикальные течения, которые были созданы как элемент противостояния советским войскам, России.

Надо г-ну Жириновскому напомнить, что мы и не могли не войти в Афганистан, при всей кажущей возможности такого выбора. И сейчас остаться просто в стороне, как считает Жириновский, у нас нет. В мире идёт «большая игра», и эта игра направлена против нас, против России, как единственного субъекта истории, способного противостоять мировому господству Запада, его борьбе за мировое господство. В стороне мы не останемся. Мы только можем ждаться, что будут решены вопросы нейтрализации всех возможных наших союзников, мы останемся в одиночестве, а после этого будем уничтожены.

Вспомним, как и почему начинался Афганистан?

У СССР в этот период уже не было действующей идеологии и концепции борьбы за мировую революцию. Господствующей была совсем другая идеология – мирного сосуществования государств с различным политическим и экономическим строем. Новая идеология закрепляла появление двухполюсной мировой системы СССР – США.

Но Западу необходимо было столкнуть СССР с другим миром, не с собой, который будет ослаблять СССР, который сделает из него врага для новых движений и религий. Для этих целей был выбран Афганистан.

Через неформальный канал связи политического руководства СССР – США, через переписку писателя Грэма Грина и Кима Филби советские руководители убеждались своими зарубежными коллегами, что вхождение советских войск в Афганистан возобновит наше сотрудничество и союзничество после второй мировой войны. Ввод советских войск оценивался как начало этапа нашего активного мирного сосуществования, как изменение типа наших отношений.

Генерал Варенников рассказывал, как затих западный мир, весь его силовой и разведывательный блок накануне нашего входа в Афганистан – только бы не спугнуть СССР. В мире повисла радиотишина. Их главная задача состояла в том, чтобы втянуть туда СССР, а там начать ослаблять, расшатывать.

Невозможно вести войну, не желая победить. Хотя мы в Афганистане победили. Но цели нам задавались во многом извне, а потом не были подтверждены. А "мировой терроризм" ещё не был создан нашими "коллегами" и нам не предъявлялся, как достойная совместной борьбы цель. Но дальнейших целей и задач у нас не было – мы ведь за мирное сосуществование, а не за борьбу за мировое господство?

США нам вновь предлагают совместную борьбу с ИГ?! – Сами зажигают, пусть сами и тушат!

Помимо Украины, Путин и Обама уделили значительное внимание вопросам, связанным с борьбой с терроризмом, в особенности с распространением влияния «Исламского государства» на Ближнем Востоке, сообщил Кремль. Они договорились поручить главам внешнедипломатических ведомств России и США встретиться для обсуждения этой темы.

http://www.forbes.ru/news/292479-putin-i-obama-vpervye-s-fevralya-pogovorili-po-telefonu

О совместной борьбе с международным терроризмом? – Вспомним, кто его готовит? – Вспомним, кто нас втянул в Афганистан? Россию не может устраивать никакое совместное союзничество в борьбе с тем, что придумывают сами борцы. США хотят нашими руками с кем-нибудь воевать и этим же ослаблять. Думаю, что нам гораздо лучше помогать и поддерживать справедливость в Западном полушарии, чем воевать с придуманными не нами террористами.

Вчера прозвучала важная мысль депутата в Европарламенте от Прибалтики о том, что как только удалось создать из России образ настоящего врага, жизнь в политической Европе закипела, вопросы общей угрозы и объединения наконец приобрели настоящие, а не виртуальные черты «международного терроризма». Поэтому наше «усиление» - это не только вопрос нашего выживания, но и ещё – вопрос смысла существования объединённой Европы и Запада. Потребление – не требует объединения, оно производится «под ковром», а никаких духовных смыслов общей жизни у Запада нет, только существование страшной России на севере придаёт этому природный и социальный образ опасности. Усиление России выдумано Западом, чтобы самим пожить подольше. Чтобы жить вместе, а не разводиться – нужны проблемы, а не их решённость. Жизнь без СССР показала свою пустоту, поэтому понадобился виртуальный, «как бы» СССР.