November 13th, 2013

Откуда пошла, есть «интеграция» Украины и «ляхов» (Европы)?

Костёл венчания Мнишек и Отрепьева


Вот отсюда начиналась прошлая «интеграция», а если по-простому, то присоединение Украины и России, наших земель в XVII веке. Тогда на Львовщине в этом католическом храме под присмотром иезуитов венчалась Марина Мнишек и Григорий Отрепьев (Лжедмитрий I).

Сегодняшняя интеграция Украины и ЕС – это «мягкое» слово для обозначения нового захвата, поглощения и подавления. Для народа – это рабство, а украинское «шляхетство» себе выторговало за продажу Родины и Веры (интеграцию) место у европейских панов. Почти как паны они будут. И тогда (в XVII веке), и сейчас, эта «интеграция» - не только присоединение земель, экономическое и материальное присоединение. Нет! Это одновременно и духовное порабощение. И начиналось эта дорога порабощения совсем не случайно от католического храма. И сегодня она тоже идёт от совсем чуждого нам всем анти-духовного источника. Того источника, где мужеложество, насилие власти над родителями, контроль за воспитанием, добро-фобия, запрет традиционного и духовного высокого воспитания – это норма.

Вот и наше разрушение дошло до той стадии, когда сюжеты XVII века вновь оживают и вновь становятся актуальными. И вновь Польша становится игроком на русских землях, по мере того, как Россия слабеет. И вновь русско-польское пограничье начинает поджигать русские земли – Украину, запускать пламя раздора и разрушения…

Начинается такая «интеграция» обещанием рая на небе, а заканчивается разрушением дома на земле.

Откуда началось когда-то наступление на Русь, мы уже видели, и вот, где оно закончилось – остатки замка Мнишеков на Львощине.

Там где начинается предательство, там и так, оно и заканчивается…



Замок Мнишеков


Тарас Шевченко был прав, когда говорил – не женись на богатой, не приобретёшь ничего, а потеряешь всё, и самое главное:

Не женися на багатій,

Бо вижене з хати.

Не женися на убогій,

Бо не будеш спати.

Оженись на вольній волі,

На козацькій долі:

Яка буде, така й буде,

Чи гола, то й гола.

Та ніхто не докучає

І не розважає —

Чого болить і де болить,

Ніхто не питає.

Удвох, кажуть, і плакати

Мов легше неначе;

Не потурай: легше плакать,

Як ніхто не бачить.


Ще не вмерла Україна?