October 15th, 2013

«Бирюлёвский бунт» - знамя победившего капитализма

Вот произошли массовые стихийные выступления жителей одного из районов Москвы.

Некоторые из читателей и граждан России ещё помнят, чем отличаются стихийные выступления от организованных. А также помнят, что организованные выступления проходят обычно под какими-то знамёнами и почему они так проходят.

Что же произошло? И почему произошло?

Основных объяснений немного и все они очень «мягкие» с точки зрения понимания события, - поверхностные.

Профессиональные провокаторы рассказывают нам, что главная проблема выступлений в Бирюлёво – это национализм, это экстремистский национализм.

С ними спорят те, кто говорит, что национализм это не так уж и плохо и даже нормально, вреден только экстремизм. Но экстремизм бывает разным: и национальным, и политическим, и религиозным, и даже духовным. И всякий экстремизм вреден.

Ну и совсем уж мягко нам рассказывают некие представители среднего и низшего звена власти о том, что «да, проблема существует», что надо общаться с людьми, доносить до них решения, результаты деятельности местной власти и прочие приличествующие ситуации слова. То есть проблема оценивается как недостаточная разъяснительная работа местной власти с людьми – информационная проблема. И что? И ничего. Местная власть Южного округа Москвы даже озвучила цифры борьбы с мигрантами – это закрытие рынков в округе, вместо 28 рынков, осталось 8. Замечательная цифра? Очень! Вопрос теперь только в том, куда ходить за продуктами? Это всё равно, что для борьбы с хищениями и злоупотреблениями в торговле – начать закрывать магазины.

Есть такая «партия»? Она точно есть – «партия» дураков и безмозглых…

Но, возвращаясь к теме… Итак, что же это было? И насколько виноват национализм? Или экстремизм в национализме? И с чем надо обществу бороться в этом случае?

Ну и ещё, надо вспомнить, что лет 30 назад, не так давно по историческим меркам, классический национализм у нас в стране, в СССР находился на периферии общества, он встречался как исключение, как идеология маргинальных групп. Национализм как главное основание отношений с другими группами людей и отдельными людьми, как решающее самоощущение человека и группы появляется только сейчас. В период СССР удалось действительно добиться интернационализации духовной жизни, главных ценностей, но сохранялась возможность широкого развития их национальной формы. А почему именно так? Почему такая разница отношений людей тогда и сейчас?

Надо вспомнить историю. Возникновение буржуазного, «рыночного» общества сопровождалось везде в Европе разрушением многонациональных государств, национальными столкновениями и уничтожением людей по национальному или религиозному признаку. Опять же возникает вопрос – почему? Ведь буржуазное общество идёт под знаменем равенства всех перед законом, и почему же вдруг это оборачивается тут же национальным неравенством?

Тогда надо вспомнить, что кроме права и юридических норм есть ещё и ценности, которые не закреплены в праве, или часто не закреплены в праве, или не полностью закреплены в праве, но которые содержат ответы на то, что такое хорошо и что такое плохо в отношениях между людьми. Эти ценности и право могут занимать по отношению к реальным отношениям людей разный масштаб влияния. Если просто, то право может, например, почти не регулировать отношения людей, а ценности, наоборот, могут иметь решающее значение, покрывая практически весь спектр имеющихся в обществе человеческих отношений. Да и возникновение права, если мы вспомним – это социализация, обобществление и обобщение, закрепление и объективирование достигнутых в обществе нравственных норм. Вспомним, что даже первые сборники права назывались Правдой, т.е. соединением справедливости, её всеобщности и организованного, институционального защиты этого понимания добра в рамках всего общества.

Как это выглядит на практике? Различия эти хорошо видно, если мы вспомним вторую половину 1980-х годов, когда наши люди впервые и обострённо увидели другую реальность, реальность которая строится не на ценностях, а на формальном праве. Отличия бросились сразу в той сфере, которая знакома большинству людей – семейные отношения. Было в диковинку нашим людям и непонятно – услышать про заключение брачных контрактов. Зачем? Ведь на основе чего строятся эти отношения? Смотря что является главным в отношениях между людьми. Если в СССР транслировалось и поддерживались в обществе отношения построенные на любви, то какой контракт мог быть между этими людьми? Так же как сегодня превращённой формой таких духовных отношений между людьми стало возобновление и распространение обряда венчания в церкви.

Отношения, построенные на первичных, простых, материальных отношениях, нуждаются уже не в ценностях, а в праве. Ну и возникшие состояния, нуждаются в правовой защите именно состояний, а не духовных усилий любви. Тогда главным становится уже не духовная клятва любящих, а юридическое закрепление прав и обязанностей по отношению к материальной собственности.

Беспорядки в Бирюлёво произошли не потому, что там были экстремисты-националисты, а потому, что в результате формирования в России нового буржуазного общества, людей этого общества, начинает формироваться СТИХИЙНО и национализм как адекватная стихийная идеология рыночного общества и главенства материальных ценностей.

Капитализм – это не вопрос «рынка», это вопрос ценностей и детских сказок. Капитализм – это не технологический вопрос экономики и не вопрос наличия средств (привлечения инвестиций), и не вопрос даже среднего класса. Капитализм – это вопрос смысла жизни. Страшно? А вы как думали?! Это всегда страшно – додумывать и договаривать до конца.

Стихийно рыночное общество не рождает ничего кроме национализма. Да и само оно рождается именно как национальное и националистическое. И только на своих последних этапах, на этапе своего умирания, оно начинает объединять разные национализмы механически, подавляя их внешне системой формально толерантного права.

А ещё национализм - способ объединить общество вокруг пустоты. Представьте себе что-то типа детской игры «царь-горы». Объявляется какая-то высота важной, очень важной. И все бросаются, чтобы захватить эту высоту. Но это важно только в рамках игры, в рамках условности. Игра в национализм – это такая же игра в «царь-горы», только по взрослому. Национализм рождается естественно, а его запрещают, поэтому возникает вокруг этого явления как бы настоящая борьба, которая, ведь вроде бы имеет содержание. А там – пусто. Пустота «ролевой игры». Что-то есть только до тех пор, пока в это верят. Сегодня национализм – это форма манипуляции. Люди верят, что проблема в крови, в типе крови. А это тупик. Это тупик, который позволяет увести ваше внимание от важных сегодня вопросов, от самых важных социальных вопросов, и увести всю вашу энергию в пустоту ролевой социальной игры.

Собственно, и сам «бунт», способ его освещения в СМИ – это способ усиления и легализации национализма, как способ превращения социального протеста в национальное противостояние, контролируемое государством. Это смещение вектора социального протеста, его содержания. Но историческое время национализма уже прошло, так же как и капитализма. В начале XX века в России было ясно уже, был исторический опыт других стран, что это общество вовсе не общество равенства, свободы и братства. И есть опыт национализма. Именно поэтому, что это уже исторически прожито и пережито, а не потому, что были большевики, капитализм в России обрушился в начале XX векаещё до своего созревания. Именно поэтому национализм, как идеология рыночного эгоизма «по крови», обречен в России и в начале XXI века.

Что такое запретительная борьба с национализмом в условиях современного общества в России? Это то же самое, что и борьба в СССР с людьми, требовавшими социальной справедливости и равенства, требовавшими социализма. К чему эта борьба привела? К ощущению фальшивости идеологии и самого советского общества, к тому, что большинство людей от него отвернулись.

Означает ли это, что надо поддержать национализм? Нет, не означает. Но это означает в том числе, или прежде всего, и вопрос: а куда мы движемся и зачем?