September 5th, 2013

Франция против Сирии: «учёные дураки и старые бабы II Интернационала»

Президент Франции Франсуа Олланд призвал поддержать позицию США о проведении военной операции против режима Башара Асада, который обвиняется в применении химического оружия. В понедельник правительство Франции представило законодателям материалы, в которых, как оно утверждает, содержатся доказательства использования сирийской армией отравляющих веществ под Дамаском 21 августа.

http://www.svoboda.org/content/article/25095045.html

Итак, сегодня есть факт, что Франция в очередной раз «бежит впереди паровоза». Франция хочет войны. Франция во главе с социал-демократами хочет войны против независимой страны, поступает вопреки провозглашаемым принципам. И показывает, что принципы, что когда-то христианства у крестоносцев, а сегодня социализма у социалистов, являются для них просто пустой болтовней. Оказывается Ленин был прав, когда называл предшественников современных лидеров Франции «учёными дураками и старыми бабами II Интернационала»:

Ученые дураки и старые бабы II Интернационала, которые пренебрежительно и высокомерно морщили нос по поводу обилия «фракций» в русском социализме и ожесточенности борьбы между ними, не сумели, когда война отняла хваленую «легальность» во всех передовых странах, организовать даже приблизительно такого свободного (нелегального) обмена взглядов и такой свободной (нелегальной) выработки правильных взглядов, какие организовали русские революционеры в Швейцарии и в ряде других стран. Именно поэтому и прямые социал-патриоты и «каутскианцы» всех стран оказались худшими предателями пролетариата. А если большевизм сумел победить в 1917—1920 годах, то одной из основных причин этой победы является то, что большевизм еще с конца 1914 года беспощадно разоблачал гнусность, мерзость и подлость социал-шовинизма и «каутскианства» (которому соответствует лонгетизм во Франции, взгляды вождей Независимой рабочей партии и фабианцев в Англии, Турати в Италии и т. д.), массы же потом на собственном опыте убеждались все более и более в правильности взглядов большевиков.

http://www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD_%D0%92.%D0%98._%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%A2%D0%BE%D0%BC_41_%D0%94%D0%95%D0%A2%D0%A1%D0%9A%D0%90%D0%AF_%D0%91%D0%9E%D0%9B%D0%95%D0%97%D0%9D%D0%AC_%D0%9B%D0%95%D0%92%D0%98%D0%97%D0%9D%D0%AB_%D0%92_%D0%9A%D0%9E%D0%9C%D0%9C%D0%A3%D0%9D%D0%98%D0%97%D0%9C%D0%95

Принципы не меняются, подлецы начала XX века остались подлецами и в начале XXI века, II Интернационал всё так же активен, впрочем так же, как и "учёные дураки и старые бабы" в его составе... Оказалось, что главное в социализме - совсем не "верность учению", а различение добра и зла, неравнодушие к несправедливости, то есть главными оказались не "постулаты", а ценности. Французские социалисты, социал-шовинисты и социал-предатели начала XX века стали к началу XXI века социал-империалистами и социал-колониалистами. А почему? А потому, что в детстве не те книжки читали, не знают, как легко человек может превратиться в "козлёнка"...

Плагиат – это плохо. Но ДУРАКИ во главе борьбы с ним – ХУЖЕ плагиата

В мае руководители "Анти-Плагиата" и глава РГБ объявили, что намерены провести сплошную проверку на плагиат всех диссертаций по истории, защищенных в России с 2000 года, чтобы попытаться понять, какова ситуация с заимствованиями в России, как она менялась со временем. Всего на плагиат было проверено 14,5 тысячи кандидатских и докторских диссертаций из фондов РГБ.

По словам Вислого, результаты проверки показали, что около 1,5 тысячи — примерно 10% из них — состояли из чужих текстов более чем на 70%.

"Наша задача была — оценить размер бедствия. Размеры бедствия огромные", — сказал РИА Новости директор РГБ Александр Вислый.

http://ria.ru/science/20130904/960575271.html#ixzz2duXd9YsG

Итак, сегодня есть факт, что во многих квалификационных научных исследованиях существует большой процент «умышленного присвоения авторства», некорректных (без ссылок) заимствований.

А в чём собственно состоит проблема? Проблема существует в содержании исследования, в новизне его результатов и в форме проведения и представления результатов научного гуманитарного исследования. А ещё в тех правилах, которые существовали раньше, которые сложились исторически, которым следовали или не следовали, но средств проверки применения которых и выявления массовых заимствований раньше просто не существовало. И не существовало также разнообразных технических средств обработки и переработки любых текстов в короткие сроки и в любые формы хранения и работы с ними.

Итак, современными техническими средствами обнаружены массовые заимствования (до 70% текста) в исторических исследованиях с 2000-го года. И что из этого следует? Известно, и является требованием, чтобы авторы делали ссылки на заимствованные тексты других авторов. Предположить, что большинство авторов просто воры, конечно, можно, но так ли это?

Я уж не говорю, что в нашем обществе упрекать в воровстве учёных просто неприлично на фоне ворованных состояний нашей элиты. Вот если вместо диссертаций устроить Счётной палатой массовую проверку происхождения современных состояний в России? Окажутся ли там в меньших масштабах, чем в диссертациях, неправомерные заимствования, но только не текстов, а финансовых и материальных средств?

Надо вспомнить, что является результатом исследования, в том числе и исторического, и в чём оно состоит. Перечисление этого есть, и каждый может это посмотреть на сайте ВАК, но есть и ещё одна важная вещь – так называемая новизна исследования, его научный результат. Насколько помню (точность здесь совершенно не важна), количественно порядок новизны кандидатских и докторских диссертаций в области гуманитарных науки определяется где-то в границах 1,5-7%.

Что это означает? Это означает, что решить является ли это исследование научным и новаторским можно не по проценту «неправомерных» заимствований, а по той самой новизне, наличию, или отсутствию оной в результатах исследований.

Считается, но именно считается, так как на самом деле всё иначе, что историческое исследование должно быть по форме приближённым к литературному художественному тексту, оно должно быть текстуально уникальным, что одновременно означает и научную уникальность. Именно с ТАКИМИ представлениями связана работа «поисковиков» плагиата. И ещё такое отношение к форме исторического исследования (тексту) связано с самой историей происхождения исторической науки.

Какие изменения произошли за последние десятилетия в исторической науке? Она стала массовой, это не дело единиц, это дело тысяч и десятков тысяч исследователей. Если она стала массовой, то она стала и технологичной. Она перестала быть формой литературы и стала постепенно приобретать формально-логический каркас, чёткие понятийно-концептуальные формулы, возможность формализации понимания социальных процессов. Кроме того, значительно изменился и предмет исторических исследований, появилась возможность выделения новых предметных областей и появилась возможность уменьшения масштаба изучаемой предметной области исторических явлений.

И что же выявили борцы с плагиатом? Они выявили не отсутствие науки и фальшивость диссертаций (хотя это тоже есть), но они выявили, что современные диссертации представляют собой нечто другое и пишутся по другому, чем в инструкциях, созданных очень давно и переписывающихся в разных вариантах. И что? Ничего, они выявили просто то, что все и так знают: что жизнь не совпадает с инструкцией. В том числе, и в написании диссертаций.

Как поступают в таких случаях умные люди? Умные люди меняют инструкцию. А как поступают в таких случаях дураки? А дураки начинают ломать жизнь, пытаясь, чтобы она подстроилась под эту самую инструкцию. И что в итоге? Если удаётся сломать жизнь, то явление просто исчезает. Остаётся форма, как пустой кокон от улетевшей бабочки. Или же все делают вид, что выполняют эту самую инструкцию, а на самом деле жизнь существует вне её, что позволяет сохранить и развить эту область жизни. Вот и борцы с плагиатом выяснили сразу две вещи, для которых можно было и не проводить исследование:

- утрата контроля научной жизни и формирование ценностей «успеха» и «потребления» как базовых ценностей жизни приводят к тому, что создание диссертаций становится одной из форм зарабатывания денег (для одних) и способом повышения социального статуса человека (для других);

- реальные научные результаты исследований представляются в другой форме, чем принято официально считать.

Если совсем грубо сформулировать проблему того, что именно обнаруживает электронная система обнаружения плагиата? Она обнаруживает наличие «некорректных» (без ссылок) фрагментов текстов в разных исследованиях и фальшивые диссертации. Но эта система не может определить - где действительно фальсификация, а где всего лишь «научный шум», который является обязательным элементом жизни любо научной среды.

Итак, а в чём проблема фальшивых диссертаций? Фальшивые диссертации есть? Есть. Почему? Потому что в таком обществе, с таким набором ценностей – это одна из нормальных для этого общества форм жизнедеятельности. Это ведь не то общество, где в 1974 году вышел роман В. Липатова «И это всё о нём» - о человеке, который отказался от несправедливо начисленной премии. И этот нравственный поступок отказа от премии был не выдумкой и очень серьёзно обсуждался тогда в обществе, в том числе и молодыми людьми. А что обсуждается сегодня, действительно в другом, постсоветском обществе? Поймали или не поймали? Да и если даже и поймали, то наказали ли? Вспомним истории Минобороны и бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник, живущей в замке за рубежами страны…

(продолжение следует)