July 4th, 2013

История Сноудена: зеркало для России

Самолет президента Боливии Эво Моралеса, находившегося с визитом в России, совершил незапланированную посадку в аэропорту Вены после того, как Франция и Португалия запретили пролет через свое воздушное пространство. […]

Министр иностранных дел Боливии Давид Чокеуанка заявил, что "мы не знаем, кто придумал эту ложь. Перед лицом международного сообщества мы протестуем против этой несправедливости, которой подвергся самолет президента Эво Моралеса".

http://www.bbc.co.uk/russian/international/2013/07/130702_snowden_bolivia_president_airplane.shtml

Событие с президентом Боливии – это не просто агрессия, это выкидывание всего международного права, и права вообще на помойку. Это обрушение щита рекламы о «правах человека» на периметре мирового концлагеря.

Происходящее сегодня вокруг и вместе с Эдвардом Сноуденом – это история не столько о Сноудене, или ЦРУ, АНБ, или слежке, - это история о том, а сохранились ли сегодня в мире неконтролируемые (прямо или косвенно) мировым жандармом-США места, сообщества и сферы деятельности? Это история о том, что «гражданское общество» в развитых странах - это фикция и идеологический миф самосознаний современных обществ. Но до реальности этому мифу очень далеко.

Гражданское общество – это миф, когда речь идёт о главном, и это реальность, когда речь идёт о том, чтобы вас занять самоорганизацией на уровне вывоза мусора со двора. Пока вы заняты собой и своим «садиком», вы можете быть «свободны» сколько хотите, но как только вы поднимаете голову и спрашиваете: а на фига это всё? И где всё? И у кого всё? И я хочу понимать, что происходит за моим палисадом, - тогда сразу вы обнаруживаете, что вас окружает совсем другая реальность, которая не походит ни на «новости», которые вам показывают, ни на тот «картонный» мир, в котором вы живёте, вашу повседневность.

Оказалось, что независимость, суверенитет, а соответственно, и свобода – это исчезающе малые социальные, политические, и постепенно даже и духовные величины. И история с самолётом президента Боливии - это только маленькая, очень маленькая часть контроля за всеми и увеличивающейся несвободы всех... Если большинство стран ЭТО не заметит, сделает вид, что не заметило, это будет началом выстраивания уже открытого подчинения и со-подчинения всех в мире...

Россия же сегодня – это память о том, что другая, нравственно осмысленная жизнь, была возможна и может быть возможна (и необходима!) в будущем. История Сноудена сейчас ответит, что мы увидим, заглядывая в «зеркало» истории? Какое у России лицо? И будет ли отражение?

В этой истории может возникнуть иллюзия, что есть вариант «лучше», что какой-то из вариантов предпочтительней. Ну ведь понятно, что открытая защита Сноудена означает в отношениях с США переход от изображения дружбы к называнию если и не всей правды, то по крайней мере, реального отношения к России. Даже за требованиями США к нам, проглядывает именно их отношение. Защита Сноудена просто сделает это ещё более явным.

Но также понятно, что никому в нашей элите этого не хочется. По всему комплексу причин, в том числе и по личным тоже. Конечно, не хочется. Совсем не хочется. Опять проблемы? Только ведь вроде... А давайте... Пусть Правда прозвучит завтра..., или послезавтра... Ну зачем сегодня...? А действительно, зачем? Так в нашей жизни снова возрождается, реанимируется и проглядывает в другой форме тот самый, простейший принцип выживания в некоторых местах и некоторых людей: "ты умри сегодня, а я - завтра...". Принципы эти не сегодня появились и понятно у кого... Но и куда они ведут, тоже известно стало не сегодня...

Вариант другой – уйти от ответственности. НО уйти от неё означает слабость и означает новые шаги со стороны США, закрепляющие эту слабость. Так «опускают» на зоне, а международные отношения под патронированием США сейчас очень похожи на эти самые отношения «за проволокой».

Это такая же ситуация, «вилка» в игре, как когда-то с корейским «Боингом», который сбил СССР. Как не поступи, это всё равно будет использовано против тебя.

Какой же вариант лучше? Никакой! Это не вопрос выбора «лучше-хуже», это вопрос выбора: есть ты или тебя нет. И кто ты?

История Сноудена отвечает на вопрос: Россия – это Бытие, или это уже Не-бытие?

А если без выкрутасов сказать, вопрос состоит в том: есть мы ещё, или только одно название от России осталось?

Ленин о необходимости БОЛЬШИХ ЗНАНИЙ для реорганизации Академии наук

Ленин 1920

Луначарский А.В. ИЗ СТАТЬИ «К 200-ЛЕТИЮ ВСЕСОЮЗНОЙ АКАДЕМИИ НАУК»

http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=4163:vospominaniya-i-vpechatleniya&catid=25:memory&Itemid=2&limitstart=21

"[…] Отсиживалась ли академия? Была ли она для нас бесплодной?

Это я решительно отрицаю. Мы взяли у академии новое правописание; мы использовали результаты работ ее комиссии по реформе календаря; мы получили много интереснейших сведений от ее КЕПСа; мы опирались на нее в переговорах с соседними державами о мире; она создала по нашему заказу точнейшие этнографические карты Белоруссии и Бессарабии. Мы получили мощную поддержку ее при введении грамотности на материнском языке для национальностей, не имевших письменности или имевших письменность зародышевую. И было бы трудно перечислить все те мелкие услуги, которые академия оказала Наркомпросу, ВСНХ, Госплану и т. п.

Конечно, полного соответствия между работами академии и между характером работ государства еще нет, но ведь для этого нужно время. Или Наркомпрос должен был, видя, что академия мешкает креститься в новую веру, крестить ее, как Добрыня, огнем и мечом? Но я повторю слова В. И. Ленина: «Не надо давать некоторым коммунистам-фанатикам съесть Академию».

Да, В. И. Ленин не только не расходился в этом вопросе с Наркомпросом, но очень часто заходил дальше, и я прекрасно помню две-три беседы, в которых он буквально предостерегал меня, чтобы кто-нибудь не «озорничал» вокруг академии. Один очень уважаемый молодой коммунист и астроном придумал чудесный план реорганизации академии. На бумаге выходило очень красиво. Предварительным условием являлось, конечно, сломать существующее здание на предмет сооружения образцового академического града . В. И. Ленин очень обеспокоился, вызвал меня и спросил: «Вы хотите реформировать Академию? У вас там какие-то планы на этот счет пишут

Я ответил: «Академию необходимо приспособить к общегосударственной и общественной жизни, нельзя оставить ее каким-то государством в государстве. Мы должны ее ближе подтянуть к себе, знать, что она делает, и давать ей некоторые директивы. Но, конечно, планы коренной реформы несвоевременны и серьезного значения мы им не придаем».

Несколько успокоенный Ильич ответил: «Нам сейчас вплотную Академией заняться некогда, а это важный общегосударственный вопрос. Тут нужна осторожность, такт и большие знания, а пока мы заняты более проклятыми вопросами. Найдется у вас какой-нибудь смельчак, наскочит на Академию и перебьет там столько посуды, что потом с вас придется строго взыскать».

Этот наказ Владимира Ильича я запомнил в обеих его частях и в части угрозы взыскать с тех, кто перебьет академическую посуду, и в той части, что придет время, когда этот «важный государственный вопрос» будет урегулирован со всей силой мысли нашей великой партии.

Я не думаю, чтобы пришли уже сроки и что в связи с вступлением академии в третье столетие можно было бы ребром ставить вопрос о какой-нибудь коренной советизации ее. Но вопрос этот не за горами, решен он будет, конечно, дружелюбно, считаясь со всеми хорошими традициями академии, с сохранением всего уважения, которое мы питаем к ней не только за ее блестящее научное прошлое, но которое завоевали у нас многие ее представители, постоянно сносящиеся с нами и сделавшиеся в наших глазах крупными, достоуважаемыми фигурами нашей культурной кампании".                                                                                                                                                          

Почему Ленин против сегодняшних и прошлых разрушителей? Почему большевики не "разрушили всё до основания", а сегодня разрушают само "основание" - Культуру?