March 30th, 2013

РЕПЛИКА 2: Народный фронт и справедливость – «про» или «для»?

- Создание Народного фронта, формирование на его основе новой правящей партии, опирающейся на большинство народа, стало реальностью.

- Создание партии Народного фронта – это попытка опираться на распространённые в обществе настроения, желания и сохранившиеся ценности.

- Борьба с коррупцией как попытка объединения социального протеста всего общества против вторичных проявлений современной общественно-экономической системы. Это попытка оседлать социальный протест, направив его на проявления, а не на причины коррупции, уведя общественное сознание от главных вопросов на второстепенные. Власть хочет возглавить протестное движение, задав ему цели, содержание и лозунги для сохранения результатов неправовой приватизации, результатов захвата основных социально-экономических ресурсов общества.

- Должны ли мы укрепить государство, создать дееспособное государство для выполнения национальных задач? Должны. Приближает ли нас к решению этой задачи, начатая кампания «борьбы с коррупцией»? Нет, мы становимся от этого ещё дальше. Почему?

У нас в России остался только один общенациональный элемент нашей национальной организации – это государство. Даже территория России стала виртуально общим пространством, ведь теперь большинство новых поколений не бывали и вряд ли побывают в основных регионах и частях нашей страны.

Для того, чтобы государство хотя бы стало осознавать свои задачи, должны появиться смыслы этой общей жизне-деятельности. Эти смыслы должны быть не на уровне обеспечения ЖКХ и больниц (при всей их важности), и прочих так называемых «услуг». Смыслы существования государства формулируются как предельные духовные и социальные задачи жизни этого общества, как идеология.

Борьба с коррупцией без изменения социально-экономических условий, её порождающих, приводит к ослаблению существующего, не самого лучшего государства, к использованию этой «борьбы» как формы контроля госаппарата, своеобразного «1937 года», только в современных формах такого контроля.

Если совсем коротко: борьба с коррупцией не победит эту коррупцию, а сделает только государство ещё менее дееспособным, лишённым инициативы и самостоятельности. Одновременно, это приведёт к усилению других политических и экономических игроков на территории нашей страны и на нашей судьбе: сверхкрупного бизнеса, тех самых олигархов и иностранных игроков, в том числе и государств.

Проблема коррупции – это не возникшая «вдруг» проблема нравственности некоторых людей на госслужбе, это созданная и выстроенная система функционирования современного государства, экономики, и общества в целом. В том числе, эта система создана с помощью наших «демократических» и «цивилизованных» помощников издалека. Можно увлечь всё общество переливанием из пустого в порожнее, это займёт, конечно, всех лет на 5-10, но за это время мы окончательно утеряем возможность существовать, т.е. жить. Борьба с коррупцией не приблизит нас ни к чему, кроме конца. Как была социально-экономическая система, где всё ушло к 1000 человек, так и останется. Пока будет идти борьба с государством, эта "золотая 1000" ещё полстраны вывезет.

Перед нами стоят не частные проблемы, перед нами стоят главные духовные, ценностные и смысловые проблемы нашей общей жизни. И эти проблемы строительством пандусов для инвалидов не решить. В годы перестройки советская бюрократия именно этим путём пыталась сбить вопросы смысла, апеллируя к решению проблем ближайшего гастронома. Это важно, и спорить с этим никто не будет. НО в том самом неизбежном конце человека и общества, людям очень важно понимать ЗАЧЕМ?

Псевдоцель, псевдо-задача и, соответственно, и результат совсем не тот, который объявляется. Есть ли у нас цель какая-то, куда мы стремимся, чего хотим достичь как нация и как страна? Пока только звучали всякие слова про «европейский дом», на приступке которого нас хотят оставить жить. Никаких смыслов, выходящих за цели европейского ЖКХ, перед нашим обществом не ставят или не объявляют. И что же - в результате? А в результате то, что большинство элиты (господствующих классов, по-другому) никаких высоких смыслов и никакого служения России не чувствует и не осознаёт. А что же тогда они осознают? Они осознают, что Россия – это трамплин для накопления денег, чтобы потом, уехав, жить в европейском ЖКХ. И больше ничего. Борьба с коррупцией поэтому сводится только к тому, кому разрешат «взять» и уехать (Скрынник, Лужков и др.), а кому – нет (Васильева и др.).

Смысл появляется вместе с осознанием себя не только у отдельного человека, но и у общества. И одной из таких необходимых форм осознания является конечно же история, как форма национального самосознания, содержания своего духовного, национального и нравственного мифа, своей идеологии. И история здесь не только «воспоминания» о прошлом, ещё важнее, что она одновременно формулирует притязания в будущем, да и сам образ этого желательного и стяжаемого будущего.

А будущее это не может сводиться к эффективному и конкурентоспособному «евросортиру», и «цивилизованным» процедурам коллективного и иерархического пользования им, такое будущее не может быть меньше Троицы или коммунизма.