March 10th, 2013

Реформы как манипуляция сознанием и ... жизнью

(продолжающийся текст 9, 10 марта)


А вы не задумывались: что у нас в жизни сейчас самое важное? И почему именно оно - важное?

Не задумывались: почему мы с вами вдруг что-то постоянно обсуждаем? Зачем ЭТО нам?

И откуда всё это в нашей голове и сознании? А главное, всё-таки, нужно ли нам то, что мы так активно обсуждаем  всем обществом, именно до ТАКОЙ СТЕПЕНИ вовлечённо обсуждать?

Или ещё по-другому: а важно это нам так, как активно мы это обсуждаем?

Какие же темы мы с вами считаем «своими» и всем обществом обсуждаем? Это:

- борьба с коррупцией, плохое чиновничество;

- реформа образования (школа, учителя, взятки, поступление в вузы, ЕГЭ, вузы, плохие вузы, диссертация);

- наука (плохо в науке, надо лучше, сделать «современную» науку);

- история (у нас что-то было, и это было то ли российское, то ли европейское (то так, то эдак), но вот Ленин и большевики это всё испортили. Ничего в прошлом, кроме Сталина у нас не было. И это было плохо. И нам надо ЭТО постоянно обсуждать, иначе … Ну да, вы правы, иначе, нам сейчас «небо с овчинку покажется». Сталин - это «наше всё». Пока есть Сталин, можно не отвечать, куда делась всё: заводы, собственность, земля, да и само государство);

- и ещё ряд тем. Их можно продолжать…

Это не полный перечень. Потом продолжим. Проблема не в темах. Она в другом. Уже почти 30 лет Россия живёт в переменах. И возникает вопрос: а зачем они, перемены? Чтобы лучше стало? И что? Стало?

Есть впечатление и даже убеждение, что цель непрерывных перемен совсем другая: мы с вами должны жить в постоянно неопределенном мире. Зачем? Это очень хороший способ манипуляции не только сознанием, но и жизнью каждого из нас.

Ведь нужно постоянно приспосабливаться и выживать. Причём, в самых обычных базовых и исходных условиях жизнедеятельности человека. Поэтому ни у кого, и никогда нет времени для вопросов по существу. Какие вопросы, если снова основы жизни меняются. И снова нужно успеть!

А нужно ли это? И зачем нужно? И кому нужно?


Наши реформы – это такой своеобразный социальный проект библейского типа: «40 лет по пустыне». Там, правда, у организатора этого проекта Моисея была позитивная цель. Сказать, что и наши реформы нацелены на то, чтобы сформировать «нового человека», который уйдёт от «рабской» психологии русской жизни? Сказать так можно, конечно. Но к жизни это не имеет никакого отношения. Во-первых, у нас никакой «рабской» жизни не было, так же как в американской жизни никакой свободы нет. Во-вторых, характер изменений нашей жизни говорит о том, что в результате всех изменений мы должны в конечном итоге не выйти из пустыни, а именно в ней и оказаться. Как в материальном, так и в духовном плане.


За 30 лет, что идут у нас реформы, можно было уже не одно новое общество построить. Вспомним ещё, что и исторический процесс ускоряется. Совсем недавно, 100 лет назад, с 1917 по 1937 год, всего лишь за 20 лет, новое советское общество было уже в основном построено. Это при том, что задачи тогда были гораздо сложнее: индустриализация, переход от аграрного общества к городскому, ликвидация неграмотности, формирование новой системы ценностей и многое другое.

В нашей новой революции мы живём почти 30 лет. И конец её так же далёк от нас, как и начало. Что нас постоянно заботит и волнует, что мы такое реформируем?

А реформируем мы только то, что связано с жизнью каждого, или касается большинства жителей нашей страны: это медицина, образование, армия, наука, пенсии. Ну и ещё что-то. Важно то, что это касается каждого, что это постоянно идёт и когда это закончится тоже неизвестно. Ещё важно, что когда начинается реформа какой-то сферы нашей жизни, то выдвигаются какие-то цели, потом они постепенно меняются, меняются и те, кто их осуществляет, и нет ни ответственных, ни концов всего этого.

Но если вы присмотритесь более внимательно к тому, что и как реформируется, то вы заметите очень важные особенности. Сначала нам говорили, что главная проблема нашей жизни в том, что мы не знаем, что было в 1930-е годы. И вот узнали. Но оказалось, что мы это узнали только для того, чтобы понять, что ТАК жить нельзя, т.е. нам нужно жить иначе. И как же иначе? А это собственность у государства - неэффективна, и её государство должно продать или отдать эффективным частным собственникам, т.е. нам нужна приватизация. И ещё нужно, чтобы каждый стал им, собственником. И вот стали: «а поутру они проснулись…». И с чем же мы остались? Вся эффективная и прибыльная собственность государства оказалась незаконно у небольшого количества лиц. Вся неэффективная собственность и социальные обязательства, в том числе и вопросы смысла общества, его идеологии, остались у государства.

Но теперь нам говорят, что это не основное. Про это, и про собственность, и как она исчезла, надо забыть. А вот теперь, после того, как основная собственность украдена, вот теперь все остальные должны жить честно, и должны думать, как выжить. Нас хотят убедить, что честно жить можно так же, как бросить курить - "с понедельника". И жизнь в результате реформ должна стать настолько эффективной, чтобы государство ни за что не отвечало, в том числе на вопрос - «где всё», и стало бы в этом случае и в этой логике – «эффективным», т.е. ненужным. Люди ведь в государство как раз от нужности его объединяются.

И вот, чтобы занять наше время, теперь каждого человека погрузили в «реформы». Ведь, если человек как в советское время живёт в устойчивом обществе, у него появляется время. У него появляется время для всяких увлечений, для вопросов, для гражданских инициатив, для чтения книг, для написания всяких книг, для обдумывания всей своей жизни. И тоже известно, что ничего хорошего из этого не выходит. Для власти, естественно. Тогда возникает альтернатива: человека надо занять. А что может лучше занять человека, чем борьба за выживание? Поиск работы, маленькие зарплаты, постоянная тревога за образование детей, которое постоянно меняется, а это не позволяет многим родителям быть или чувствовать себя авторитетом для детей, и прочее, прочее, прочее.

Изменение ВСЕХ условий жизни. И не просто изменение. А ПОСТОЯННОЕ их изменение. Как только к чему-то люди привыкли, а мы – бац! И вот они снова заняты – привыкают! И так всё время. Люди – «белочки в колесе»! Но это самая эффективная стратегия отвлечения людей от главных вопросов: зачем это всё, когда это кончится, и куда всё (собственность) делось?

Привилегии и коррупция. А помните, как всё начиналось (как любят у нас вопрошать некоторые в своих песнях)? Итак, почти 30 лет назад (быстро время летит, да?), мы все вместе начинали бороться с привилегиями партийных чиновников.

Сказать, что бороться с привилегиями – это плохо, будет неправильно. Вопрос ведь в другом, что за всей этой борьбой стояли совсем другие цели. Какие? Оглянитесь вокруг и посмотрите, что было, и что стало. Даже «бедный», по нынешним временам, Зюганов живёт так, что даже правящему генеральному секретарю и всему Политбюро времён СССР, и не снилось.

Конечно, проблема не в том, как «они» живут, проблема в другом. В том числе и в манипуляциях социальными энергиями, когда желания, настроения, устремления и ценности людей используются для прямо противоположного, для другого.

Борьба с привилегиями «партноменклатуры» захватила советское общество во второй половине 1980-х годов. А в чём была проблема? В том, что общество сравнивало жизнь руководителей коммунистической партии с теми ценностями, которые звучали откуда-то с начала XX века, с времён революции и Великой Отечественной войны: «Коммунисты – вперёд!». Происходил разрыв между провозглашаемыми высокими ценностями и обликом существующей власти, называющей себя коммунистической.

Итак, у людей произошёл разрыв между коммунистическими ценностями и жизнью. Те, кто взял на себя роль не только управления, но и носителей, и трансляторов духовных ценностей коммунизма, стали восприниматься в обществе как фарисеи и лицемеры.

Привилегии руководителей компартии были всего лишь символом расхождения жизни и ценностей в поздне-советское время.

И что мы получили в результате борьбы общества за «очищение» общества, за совпадение этих самых ценностей и жизни? А ведь большинство общества тогда выступало только за «очищение» социализма. А получило общество то, что «привилегии» советского времени сегодня воспринимаются как «детские шалости». Общество получило не изменение коммунистической элиты в соответствии с коммунистическими же ценностями, а прямо противоположное – полное разрушение не только коммунистических, но и вообще духовных ценностей.

Ещё раз сформулирую это же, но иначе. В результате нашей борьбы за жизнь советской элиты по провозглашаемым ею ценностям, элита с радостью выбросила и разрушила все сложные и духовные ценности вообще. Она не стала жить по высоким ценностям, она просто разрушила эти высокие ценности в обществе. По-другому это называется: «да гори оно всё синим пламенем!» Вот «оно» и сгорело, а мы с вами живём на этом пепелище. Но это не значит, что разрушители тоже на нём живут. Нет.

Это урок. Есть такие «уроки» - историческими уроками они ещё называются. По ним плохо учатся, но учатся те, кто книжки только для развлечений читает. Теперь, поэтому прежде чем бежать что-то поджигать, сначала подумайте, а зачем и кому это надо? И на свою жизнь посмотрите, и на жизнь не таких далёких соседей, типа Ливии, или Египта, где ещё вчера всё пожгли, да и сегодня дожигают то, что осталось.

Не жги! Брось свой «факел». Лучше за ведром с водой сходи, толку больше будет.

Итак, борьба с привилегиями коммунистической «партноменклатуры» закончилась тем, что сама «совесть», которая была маркером этой борьбы, была разрушена. Номенклатура исчезла, но исчезло и всё, что было в нашей жизни, и было самой этой жизнью. Зато появились миллиардеры. Они уже живут без привилегий, без продуктовых наборов к празднику Октябрьской революции. Нет, миллиардеры, «законно» теперь покупают виллы и дворцы во Франции, Англии и других живописных и цивилизованных местах. Печально пролистывают объявления о продаже недвижимости в разных уголках земного шара, раздумывая, куда-бы вложить ещё эти, с трудом выдранные из общества, миллиарды. Они рассказывают нам о том, что нельзя завидовать другому, о том, что богатые обязательно нам нужны, а мы - ещё не Европа и вообще – дикие, поэтому они всё чаще проводят время вдали от нас, от диких.

А что же мы? А у нас сейчас новая проблема. Очень большая проблема. И соотносимая с той, которую мы уже побороли. Помните? Ну та! Ну та самая – борьба с привилегиями. А теперь вот другая. Но масштаб её тот же – борьба с коррупцией. Теперь у нас это самое главное. Так нам рассказывают. Вы уже ощущаете, как чувство вашей справедливости возбуждённо "охает"?

А теперь вспомните, чем закончилась борьба с привилегиями? И теперь подумайте, чем закончится борьба с коррупцией? И кому нужна эта самая борьба? Не наборолись ещё?

Но ведь она есть! – крикнет мне кто-то. Конечно, есть! – отвечу я. Но прежде чем бежать с каким-нибудь «синим ведёрком», сначала подумай: в чём состоит проблема, она ли у нас самая большая, и что нужно делать.

Пришло время ясных вопросов и ясных ответов. Можно ли было побороть привилегии в советском обществе? Нет, побороть их можно было только вместе с советским обществом. Почему? Потому что советское общество появилось не как результат конца развития капитализма, а вместо него, на той же индустриальной базе капитализма, которая и была создана только в период СССР. Это означало, что в советском обществе ещё не существовало предпосылок и условий для пост-капиталистического общества, но возникла альтернатива ему. Советская элита, советский господствующий класс, в отличие от элит других обществ, был связан, ограничен коммунистической идеологией. Свою «элитность» советской бюрократии удавалось реализовать только опосредованно, не напрямую, через те самые ограниченные привилегии и особые внутрикорпоративные отношения (блат).

Так называемая «демократическая» революция второй 1990-х годов сформировала две большие и неравновесные группы элиты: крупных собственников и высшую государственную бюрократию. Крупные собственники – миллиардеры получили различными незаконными способами БОЛЬШИНСТВО государственной собственности бывшего СССР. Причём, получили они не ту собственность, которая неэффективна, и как нам говорили, будет позитивно реформирована новыми собственниками, а именно наиболее современную и высокодоходную общую государственную собственность.

В результате, оценочно, 1000 человек владеет сейчас 70% экономики страны. Это один из самых (если не самый) высокий уровень концентрации собственности экономики страны в частных руках. К чему это всё? К тому, что основные деньги, основные ресурсы страны, как и основные проблемы -лежат совсем не в области коррупции чиновничества.

А что же такое – эта самая коррупция в нашем обществе (если совсем просто, и не трогать различные её формы и особенности. Нам, в данном случае, это всё совершенно безразлично)? А коррупция сегодня выполняет ту же самую опосредованную роль реализации классового господства, что и привилегии бюрократии в советское время. Представьте себе, ведь мы живём в классовом обществе, государство несёт ответственность за развитие и сохранение общества, экономики и всё остальное. Некоторые называют это «услугами», но это не так: власть никогда услугой не будет, пока она - власть.

И вот, государство, его элита (как сегодня "их" называют) несёт основную социальную ответственность, а основная собственность - у совсем небольшой группы лиц, которые никакой ответственности перед обществом не несут, или она очень сильно ограничена. А зарплаты у высшей бюрократии приблизительно такие, как у не очень высоких управляющих у этих самых миллиардеров. А так не бывает. Тем более, что нынещние руководители и не апостолы, и не коммунисты. Можно всё, что угодно дальше говорить, и о чём угодно рассуждать. Но это не христианское царство и не коммунизм. И руководители наши не ангелы. И главное в нашем обществе - что? Вспоминайте! Об этом главном везде говорят: в рекламе, в сериалах, в новостях, и прочем… Главное, что это самое главное в современной элите и в обществе совсем не в том, про что написаны даже симфонии классической музыки.

Так вот, коррупция высших (подчёркиваю, высших) чиновников – это способ восстановления социальной справедливости между миллиардерами и бюрократами. В элите тоже есть своя социальная справедливость. А как вы хотели? Она другая, но она есть. Мы её видели в советском обществе как привилегии, сегодня - это коррупция. Но это она, не наша, а «их» - социальная справедливость.

Давайте теперь просто представим, а чем может закончиться борьба с этой самой коррупцией? Чтобы побороть её по настоящему, надо изменить существующее общество. А для этого не с чиновниками надо бороться, а национализировать украденные 1000 человек 70% государственной собственности. Ну и это будет только начало изменений, а не их суть.

Если же бороться именно с коррупцией напрямую, бегать за ней с «синими ведёрками», то закончится это тем же, чем и борьба с привилегиями советской бюрократии. Мы не коррупцию победим, а разрушим нынешнее наше государство. Ну да, оно не то, чтобы не очень хорошее. Оно просто - …  (а дальше должны идти не очень приличные слова, каждый сам их может поставить для себя). Но другого государства у нас нет.

Государства не станет. И что? Те, кто владеет этими 70% нашей собственности, они ведь космополиты. Им всё равно, что будет с Россией, с нами, им важна только собственность и возможность остаться в мировой элите и после России, после нашего конца торжественного.


Что и кто мы сегодня? Наши реформы должны сделать и поддерживать нашу жизнь в состоянии постоянной мобильности - неопределенности. Для нормального общества и человека такое состояние временное и при большой длительности – пограничное, что требует вмешательства специалиста-психолога. В нашем случае, мы как раз и имеем дело со специалистами, но теми, которые не лечат, а формируют и поддерживают такое пограничное, управляемое и очень внушаемое психологическое состояние - «песок через пальцы». Это выполняет и ещё одну важную роль – разрушение общих условий жизни, коллективов, невозможность формирования устойчиво длительных объединений людей, выходящих за их частные интересы. Постоянно длящиеся реформы рождают психологию «лагеря» - психологию животного страха и животной же борьбы за выживание.


У нас – неопределённость, занимающая наше «всё» и превращающая в синоним нашей личности геометрические ломаные линии и фигуры, как на картинах Пикассо, а в это время основные материальные, экономические и духовные ресурсы страны, в том числе и территориальные, постепенно становятся посторонними для нас.


Поддерживать такое состояние помогают и «новостные каналы» - сознательно транслируемые «калейдоскопы» взгляда на окружающий нас мир: набор природных, преступных и частных угроз для жизни каждого; отсутствие рационализма, логики и последовательности новостей; апелляция к частному и региональному, к случайному, а не закономерному.
       И что делать? Путей выводящих нас в Будущее не очень много, но все они связаны с нашим осознанием себя. Поэтому не бегай с "ведёрком", не поджигай факелы и жизнь вокруг себя. Сначала хотя бы посмотри вокруг... и найди глаза. Глаза, в которые можно посмотреть. Понимание. Изменения начинаются с этого. Найди глаза, в которые можно посмотреть, рядом с собой))))))