February 14th, 2013

Не болит голова у дятла: Генштаб крупномасштабную войну не отрицает

( продолжающийся текст 9, 10 февраля, 14 февраля )


«Крупномасштабную войну никто не отрицает, и о неготовности к ней речи быть никакой не может», — сказал Герасимов (нач. Генштаба России – А.В.), выступая на Общем собрании Академии военных наук.

http://news.mail.ru/politics/11750313/?frommail=1


Конечно, никто не отрицает крупномасштабную войну, особенно если она является частью Военной доктрины Российской Федерации: «Крупномасштабная война может стать результатом эскалации вооруженного конфликта, локальной или региональной войны, вовлечения в них значительного количества государств различных регионов мира» (http://www.nationalsecurity.ru/library/00003/00003concept6.htm).

«В крупномасштабной войне стороны будут ставить радикальные военно-политические цели. Она потребует полной мобилизации всех материальных и духовных ресурсов государств-участников» (http://www.nationalsecurity.ru/library/00003/00003concept6.htm).

Интересен сам подход к войне, к оценке опасности войн против России, к анализу типов войн, в том числе и крупномасштабных против нашей страны. Наши военные часто напоминают тех самых дятлов, у которых не болит голова. Собственно так и должно быть. Не военные определяют, что за историческое время мы сегодня переживаем, в какую историческую эпоху мы живем.

Интересно-то не просто, что крупномасштабные войны возможны, а когда, кем и почему они могут быть начаты.

Всё это кажется очень сложным и далёким от каждого из нас и очень далёким от нашей жизни. Но вот представьте, что вы живёте в 1938 году, попали из нашего времени в этот самый 1938 год и знаете всё о предстоящей войне. Будут ли и тогда от вас очень далеки обсуждения особенностей предстоящей мировой войны, роли танковых и механизированных корпусов в этой будущей войне? И будете ли вы тратить все силы в ближайшие годы на строительство домика в Мариуполе и получение квартиры в Минске? Конечно, можно и просто прокутить эти годы до войны под девизом: один раз живём, помирать – так с музыкой. Стили поведения могут быть разные, но, во-первых, их не так уж и много, и, во-вторых, жить как раньше, у вас всё равно не получиться.

Мы с вами не в 1938 году, но вопросы будущей войны для нас совсем не посторонние и не отвлечённые. Ещё с начала 1990-х годов была совершенно понятна неизбежность крупномасштабной войны, и среднесрочные временные границы её начала. Эти объективные условия для её начала появились и были созданы вместе с исчезновением СССР. Поэтому каждый год нашей новейшей истории приближает нас к этим историческим событиям. Дипломатия не может предотвратить войну, в чём иногда нас пытаются убедить. Дипломатия может ускорить или замедлить приближение войны, и только. Причины войн дипломатия не устранила и не устраняет, а современные причины войн не только не исчезли, но и окрепли, и расширились.

Только это диктует то, что вопросы оценок нашей эпохи, исторических угроз и вызовов России, происходящих социально-политических, экономических, идейных, духовных и иных процессов – это не только вопросы «ответственных» лиц, но и всех тех людей, которые не потеряли в новых условиях «голову», которые являются не просто «маленькими людьми», но именно - гражданами. И не просто гражданами, с точки зрения своего правового статуса, а прежде всего, ощущают себя частью российской, советской цивилизации, как сегодня, так и на всём протяжении её исторического существования.

Для того, чтобы вам стало понятно, что и как написано в наших стратегических доктринах, как себе представляет наше государство происходящее, и что нас всех ждёт, лучше всего воспользоваться совсем далёкими от этой сферы образами. Понятно же, что большинство из нас об этом совсем не думает и любые события такого масштаба начинаются для нас всегда как «внезапные и вероломные». Но «вероломство» это очень долго созревает у всех на глазах.

Хотелось дать некоторое понимание через набор образов и сцен (такое своеобразное «моделирование»), раскрывающих содержание предмета, но пришлось на время от этого отказаться. Это требует больше времени и больше работы со словесными и художественными формами образов, поэтому пока отложил свой замысел.

В военной доктрине Российской Федерации нет определения войны, есть определения частных форм войны, выделенных по разным принципам, но общего определения войны нет. Казалось бы, не велика беда, зато есть реальные формы с которыми может столкнуться Россия, а это главное. Но проблема в том, что общее определение войны должно показать сущность этого явления, покажет уровень его понимания, задающий границы анализа и целеполагания при анализе конкретных форм войны. Но этого нет, как и нет понимания того, что такое война, ведь этот ответ поневоле станет «знаменем», которое очень не хочется поднимать нашей ущербной элите из 90-х годов. Это равносильно ответу на тот самый библейский вопрос: «Что есть истина?»

Что такое война против нас? Для этого надо определить, что такое это самое «мы». Где граница этого самого «мы», и во времени, и в пространстве, в смыслах и в ценностях, т.е. и в духе, чтобы понимать кто мы, зачем и где границы нашего «я» через которое мы уже переступить не можем, не исчезнув.

Наша внешняя и военная политика исходит из мира, которого нет. Она как будто забыла про существовавший в XX веке двухполюсный мир. Бросив свой «полюс», вы не окажетесь в многополюсном мире. Такого больше просто не может быть, как невозможно вернуться в упорядоченный хаос первобытного общества. Никакой «многополярки» сейчас нет. А если бы она и возникла, то только как временный переходный этап. Но даже для транзитной многополярности еще и субъект должен появиться в лице России, который будет не многополярку отстаивать, а «альтернативку» - другой взгляд, политику и образ объединения всего мира. А отстаивать сегодня идею многополярности означает именно то, что и делает Россия – наблюдать поглощение мира вокруг себя и ждать своей очереди.

Большая Россия – МЫ - это один из центров двухполярной системы, которая возникла в середине XX века и пришла на смену многополярной. Системы эти строились на противоположных и самых глубоких элементах человеческого индивидуального и общественного духовного мира, - на ценностях. Сейчас происходит «переформатирование» нашей части мира. Это война против нас. Представьте, что своё сознание вы свяжете только с его носителем - мозгом, а когда для донорских целей будут у вас изымать по частям печенку, селезенку, почки, вы будет считать, что вас это не касается. Ну и как? Долго вы протянете?

То, что происходит последние 20 лет – это не просто события за государственными границами нашего субъективно уменьшенного государства. Нет! Это уничтожение нашего, именно НАШЕГО мира. Война в Ливии, Сирии, Ираке – это никакая не борьба за демократию, и ни за какие-то "права" людей. Это открытая война против нас. Это война против всего того, что мы считаем важным, нужным, ценным, справедливым, честным.

Пока вдали от границ. Но это именно та самая «даль», как и в примере с изымаемыми у человека органами.


Мировая революция – это не выдумка коммунистов. Ещё перед первой мировой войной экспертам было понятно, что начинается новая эпоха, а эпоха государств заканчивается. Да и сама мировая война была «кесаревым сечением» этого нового мира. Будущая эпоха, считалось, будет связана с формированием единого человечества, с появлением собственно этого самого человечества. Вопрос был в том, каким будет этот новый мир, какие ценности будут положены в основу этого нового мира? Тогда и возник коммунистический проект как вариант справедливого объединения человечества в противовес колониальному объединению империализма. Формирование в XX веке двухполюсной системы отражало не просто идеологические противоречия, а прежде всего нравственные ценности, которые кладутся во все сферы человеческой жизнедеятельности, а главное – в её цели. Эти противоречия не с коммунизмом возникли, и не умерли вместе с ним.

Кто может быть стороной крупномасштабной войны в современных условиях? Понятно, что страны Африки не могут ни начать, ни быть такой стороной, страны Латинской Америки - то же самое. На их территории какие-то операции или события такой войны могут проходить, но сами они ни начать такую войну, ни быть её самостоятельным субъектом не смогут.

Очень многое в типах войн, их целях и формах, зависит от исторической эпохи: от типа самых развитых в эту эпоху обществ, от содержания и направленности исторических процессов. Например, если мы с вами будем оценивать эпоху IX века, то это будут одни процессы и угрозы: важную роль будут играть процессы формирования государств. Одним из определяющих факторов будет географическое положение. Если это будет XVI век, мы будем иметь дело уже совсем с другими процессами, другого типа социальными организмами, или на другом этапе их развития. XX век даст нам уже другую картину, как по содержанию исторических процессов, их масштабу и скорости, так и типу социальных субъектов. Да и набор существенных факторов исторического развития тоже изменится.

XXI век тоже характеризуется своеобразием исторической эпохи, содержанием этой эпохи, субъектами и целями исторического развития. Заметными сейчас элементами новой эпохи является:

- исчезновение военно-политической двухполярности мира (США – СССР) и противостояния двух идеологий;

- создаются условия и социальные технологии перехода от нравственных систем ценностей к системам рационально регулируемых внешним принуждением человеческих отношений, основанных на праве, а не на нравственности, и на основе превращения материальных потребностей в главные, определяющие и рационально нерегулируемые сознанием человека;

- соответственно, идеологией формирующегося сегодня нового мирового порядка становится «знамя» некоей совокупности формальных и абстрактных прав человека и процедур формирования власти. Реальный результат насильственного применения этих прав и процедур в различных обществах с помощью «цветных революций» приводит к разрушению наиболее сложных и развитых социальных форм этого общества, в том числе к упрощению и деградации национальной системы государственного управления; регионализации и фрагментаризации территорий той или иной страны; к разрушению духовных ценностей этого общества; и др.

- формирование доминирующим военно-политическим центром мира политики глобализации – включения других стран, государств, экономик и культур как элементов формируемого сверх-общества, включающего в себя весь земной шар и условно именуемого сегодня как «новый мировой порядок»;

- формирование однополюсного мира: изменение места и роли государств как формы исторического развития человеческих сообществ; публичной формы его идеологии; многоуровневой иерархии и норм общечеловеческого социального организма;

Генштаб крупномасштабную войну не отрицает. А вот крупномасштабная война может начаться вне зависимости от интеллектуальных усилий Генштаба, и вне зависимости от его «дум» о ней, и даже без всяких его мыслей.


(продолжение следует)