August 7th, 2012

Неизбежна ли победа коммунизма? 2 (продолжение)

Оказалось, что простыня ЖЖ совсем не бесконечна и больше не вмещает и не дает дополнять текст про коммунизм.
А жаль. Теперь надо думать над форматом продолжения. Просто продолжать текст гораздо удобнее, чем его "склеивать".
Ну, вот такие ограничения оказались.

Кроме того, как правило, вы имеете дело уже с законченными текстами, оформленными и выстроенными. Т.е. они имеют уже некую выверенную логику и построены ЛИНЕЙНО, т.к. мы привыкли воспринимать, писать и работать с печатно-рукописными текстами. Хотя мышление человека "объёмно". Тоже не буду объяснять, что это означает. Просто обозначаем это.
А этот текст будет постоянно изменяться с разной степенью интенсивности, в том числе, и в уже написанных частях.
Сейчас формируется новая реальность, когда написание текста и работа над ним, могут совпадать с знакомством читателя как с самим процессом написания и его результатами сразу. Когда текст "разворачивается" на глазах у читателя и в пространстве и во времени.




                    Мы начинаем подходить и касаться «страшных» тем. Они заставляют по новому взглянуть на известное, изменить свой взгляд на устойчивые представления. Но это нужно тому, кто хочет понимать, для кого это важно.
                    Выход из капитализма, считали основатели марксизма, будет связан не с идеалом, а наоборот, с тем, что все черты позитивного дальнейшего ВЫХОДА из капитализма МОГУТ БЫТЬ названы социалистическими.

                    Но уже потом оказалось, что эти технологии сознательного социального управления могут быть использованы для прямо противоположного. И тогда новое посткапиталистическое общество совсем не будет синонимом развития гуманизма в человеческой истории и решением её «тайны». НО это оказалось потом.

                     Казался-то вопрос социально-экономическим. Ну и попутно политическим тоже. Но всё-таки в своей основе он казался социально-экономическим. Даже те, кто не исповедают марксизм, сегодня упоминают про надстройку и базис, в качестве аргументов или элемента анализа. Ну и про производительные силы тоже. Хотя, необходимо понимать и вспоминать, что в производительных силах главное - это человек. А в человеке?
Ну а дальше, а дальше у вас начинается полная сумятица в голове про материальное и идеальное. Ведь так? И что такое материальное? Кажется ведь само собой разумеющееся? Ан нет! Всё совсем не так!
                    Короче, что строить-то будем и из чего? Что главное в обществе и в человеке?


            Несколько слов о марксизме (очередное отступление). Марксизм – это первая научная попытка создания теории исторического процесса. Он ответил на вопросы XIX века и за это ему спасибо. Марксизм нАдо понимать, но надо понимать и его историческую ограниченность. У нас многие пытались объяснить проблемы СССР тем, что был неправильно прочитан Маркс. Некоторые моменты действительно прочитывались и читаются, в том числе и переводятся, скажем мягко, с приблизительной (-жающейся) точностью. Но это уже ничего не изменит, и не могло изменить. Всё-таки реальная жизнь гораздо дальше продвинулась, чем предположения XIX века. Дарвин ведь тогда же выдвинул свою эволюционную теорию происхождения и развития биологических видов. Но даже биология шагнула гораздо дальше, чем Дарвин, и не обращается, и не может обратиться к классическому Дарвину для решения задач современной биологической науки.

Ещё сложнее обстоит дело в истории. И в нашей человеческой практике.  Общественные организмы более сложные явления, чем биологические, химические, физические и пр. Здесь возникает уникальная по сложности проблема, когда самый сложный объект изучения должен быть описан качественной (философией) и количественной математикой. А они (многие области) для этого, во многом, ещё только должны быть созданы. Но само их создание уже изменяет сам изучаемый объект. Как произошло, например, с марксизмом. А сам изучающий (субъект) является его частью. Часть должна понять целое. Задача сложная, но не безнадёжная. Тем более, из того же марксизма мы помним, что человечество ставит перед собой и осознаёт лишь те проблемы, которые способно решить.

Поэтому перед нами стоит хоть и сложная, но решаемая проблема.

Возвращаясь к тому, с чего начинал, с иллюстрации культурного значения марксизма, опять вспомню про базис и надстройку. Поскольку этот образ активно используется в псевдонауке, и так называемыми «экспертами». И, кроме того, этот образ как раз и показывает, что необходимо не «повторение» марксизма, а изучение и понимание мира.

В общем, «базис и надстройку» часто вспоминают и используют как аргумент в спорах, не важно о чём. Теперь посмотрим, а о чём же собственно шла тогда речь? При анализе любых явлений, систем, они изучаются либо со стороны своего естественного строения, либо просто «разрезаются» исследователем как ему удобно, или как получится. А среди тех элементов, из которых система реально состоит, уже есть те, которые являются определяющими, главными в этой системе. Среди тех частей, которые получаются исследователем произвольно, нет определяющих частей, или они там есть, но как случайный элемент произвольно  выделенной исследователем части явления.

Есть то, на что система распадается (из каких элементов она реально - естественно состоит), и есть то, на что мы ее делим (искусственное деление).

«Базис и надстройка» как раз и являются элементом такого субъективного деления общества. Оно на эти части не распадается, они выделены исследователями (Марксом и Энгельсом) в рамках аналитического изучения общества, когда в одну часть явно попали, на их взгляд, какие-то определяющие элементы. И тогда они говорят: ну это явно определяет вот то. Это опять же, например, как если бы тело человека изучать не по органам и системам, из которых оно состоит, а взять его и разделить на «верх – низ», и сказать, ну вот эта (нижняя) часть определяет вот ту (верхнюю). Или, наоборот. Сказать так можно. Но выделенные искусственно части не могут соотноситься как определяющие-определяемые.

Всё это нужно только для одного, чтобы показать, что понимание, изучение и осознанное действие никто не сделает кроме нас. Ответов готовых не было и нет. Но есть духовная, интеллектуальная традиция и понимание того, что такое хорошо, и что такое плохо. Т.е. ещё и нравственная, ценностная традиция, и Знание.

Обо всём об этом можно писать «бесконечно» долго. Это длительный процесс. Но, наверное, можно подвести какие-то промежуточные итоги  размышлений о нашей недавней истории и мире, в котором мы с вами живём. Конечно, промежуточные: 

- для нашего развития сегодня, нам необходимо понимать, что и почему произошло с нами вчера, что такое был СССР, почему и как он перестал существовать, и что с нами происходит сегодня;

- в России на рубеже XIX-XX веков проходила буржуазная социальная и политическая революция. Она не завершилась вплоть до конца 1917 года;

- буржуазная революция в России проходила в условиях существования уже развитых капиталистических обществ, что накладывало целый ряд ограничений на естественно-историческое протекание этой революции и её завершение;

- в этот период появилась первая теоретическая форма исторического процесса (марксизм) и различные общественно-политические силы на её основе;

- закономерно, что последовательно революционными силами в условиях буржуазной революции в России стали социалистические партии и движения;

- развитие буржуазной политической революции привело к господству в переходной политической системе буржуазной России социалистических партий;

- в этот период сформировались необходимые и достаточные условия для начала перехода от естественно-исторического процесса к управляемому историческому процессу. Важную роль в таком переходе и такой возможности начинают играть социальные теории, их разработанность и наличие достаточного количества людей, профессионально подготовленных для теоретической, практической, управленческой, идеологической, воспитательной и др. деятельности в рамках общества на основе разработанного мировоззрения;

- марксизм исходил из того, что индустриальная стадия развития общества, формирование пролетариата и буржуазии – это зрелая стадия исторического развития человечества. А дальнейшее развитие человечества, при изменённых формах его социальной и политической организации, будет содержать в основе экономики всё-таки индустриальные технологии производства;

- марксизм строил свое отношение к будущему обществу и его образ не из социального идеала, не из нравственных ценностей и гуманизма. Он принципиально технологически рассматривал проблему возникновения социализма и коммунизма;

- при всём внимании к революционному этапу перехода к новому обществу в политической сфере, марксизм исходил из естественного развития капитализма в свою противоположность – коммунизм, в неполитических сферах. Принципиально новый подход к историческому процессу сформулировал Ленин;

- Ленин не только предложил новую форму протекания буржуазной революции - союз пролетариата, и среднего и мелкого крестьянства под руководством марксистской партии, но и практически начал осуществлять политику строительства нового общества;

- в России возникло новое общество, которое не отвечало исторической стадии возникновения социалистического общества, как она виделась в марксизме: оно не было постиндустриальным и посткапиталистическим обществом. Но оно было некапиталистическим обществом, ускоренно формирующим индустриальную основу своего развития;

- в результате антибуржуазной революции в России стали формироваться основы управления историческим процессом, начался переход к новой исторической эре (появился новый бренд, если говорить на языке новых поколений) – эре сознательного регулирования целей, содержания, форм и социальных технологий исторического процесса;

- опыт некапиталистического развития СССР показал, что новое общество не возникает и не возникнет естественно-исторически (естественно-историческим путём);

- оказалось, что возникновение нового общества – это не «технологическая» проблема, когда формируется некий индустриальный уровень организации экономики и общества высокой степени концентрации, когда остаётся технологически решить только проблему власти, чтобы началась новая коммунистическая эра;

- опыт становления нового некапиталистического общества СССР и фашизма в Германии показал, что на основе одних и тех же производительных сил и экономических условий могут формироваться противоположные общества с принципиально разными ценностями и разным отношением к гуманизму;

- формирование условий и технологий управления историческим процессом привели к тому, что возникли и могут возникать новые социальные организмы, общества, использующие  сознательные средства воздействия для развития человека и сообществ людей, или для ещё более совершенного их «закрепощения».

Таким образом, нравственность, ценности, уровень их развития стали ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ для формирования траектории развития общественных организмов, целей и средств их развития.

Если перефразировать эту мысль по-другому, то можно сказать и так:

Элементом, определяющим направление, цели и средства развития того или иного общества, становятся в новую эпоху ценности. Именно ценности становятся той материальной силой, на основе которой вырастают (надстраиваются) совершенно разные социальные, в том числе, и экономические системы.

Тогда становится понятным, что сохранение блока НАТО связано вовсе не с каким-то недоразумением или анахронизмом, а с тем, что нас различает принципиально разное отношение к гуманизму, к цели и смыслу человеческой и общественной жизни.

А можно и ещё раз по-другому попытаться сформулировать эту мысль. Каким будет общество, зависит не от того, какими технологиями оно пользуется, а от того, что написано на его знамёнах. Будет ли общество развиваться в сторону фашизма или коммунизма зависит не от количества тракторов и типов двигателей на самолётах, это зависит от «Букваря» и от того, что считается  «хорошим» и  «плохим» в этом обществе.

- выяснилось, что более сложные формы и уровни развития мышления, социальной организации и духовного развития возникают как надстройка над уже существующими формами и уровнями. Для их воспроизводства и развития необходимо формирование специальных постоянно действующих условий, новой среды (культуры).


         Мы подходим к очень важным элементам наших представлений о том, что произошло в нашей истории, о содержании современной исторической эпохи, и о принципиальном изменении наших взглядов на социализм и коммунизм. 

1.  Будущее постиндустриальное и посткапиталистическое общество оказалось не всеобщим индустриальным обществом. Наоборот, индустриальная экономика на глазах стала превращаться  всего лишь в один из секторов экономики. А следовательно, будущие социальные формы не могут быть связаны и с индустриальным пролетариатом как определяющей силой нового общества. Он становится только частью этого будущего общества, не самой значительной и не самой влиятельной.

Кроме того, очень важными для основателей марксизма были именно материально-технологические основы жизни общества. Их значение было ПРЕУВЕЛИЧЕННО акцентировано именно потому, что раньше им не уделялось внимания.

2. В индустриальную эпоху, вместе с появлением СССР начался переход управляемому историческому процессу.

А это означает, что формы постиндустриального, посткапиталистического общества не заданы исторически и их образ будет определяться не достигнутым уровнем развития производительных сил общества (они задают всего лишь некоторые границы процесса), а господствующей в обществе системой ценностей, которые составляют ядро личности человека и базис всей культуры.

Сохранение гуманизма как базовой черты культуры большинства предшествующих обществ не является автоматическим, и неизбежно данным.

Осуществляющиеся сейчас сознательные изменения в гуманистической системе ценностей в рамках политики глобализации показывает, что гуманизм постепенно может быть «вымыт» из существующих цивилизационных культур.  

А что же такое было - советское общество?

Об историческом месте СССР. Важно подчеркнуть, что возникшее советское общество не было утопическим обществом и не было историческим «тупиком», как часто идеологически его сегодня представляют.

Это первый в мире опыт управляемого исторического процесса, первый опыт развития с заранее заданной гуманистической траекторией исторического прогресса. И очень удачный во всех смыслах опыт. Первый получившийся.

Репрессии. Они стали своего рода «неискупаемым грехом» СССР, который допускал только одну форму «покаяния» - уничтожение. Если же говорить  о 1930-х годах и репрессиях без идеологических мифов, то надо вспомнить в какое историческое время и почему они произошли. Они произошли в конце социальной и политической советской революции, которая была альтернативной индустриальной небуржуазной революцией. В условиях обычного формирования индустриального общества, во всех развитых сегодня странах проходили в той или иной форме эти самые «репрессии». Это касается и Великобритании, и Франции, и многих других стран. Важно понять, что при переходе к индустриальному обществу такие процессы в рамках социальной революции - это не исключение из правил. В том числе, и отношение к крестьянству. В том числе, и в советской революции в СССР. Только разница этих событий в России и других странах составляла 100 и более лет.

Исключение состояло в другом. В том, что только репрессиями и обычным буржуазным обществом дело не ограничилось. Советская революция, благодаря партии большевиков, вышла за узкие рамки буржуазной революции и в 1920-30-е годы вполне сознательно взошла на свою историческую «Голгофу».

«Голгофа» большевизма. О чём это я? Да всё о том же. В партии большевиков было понимание и осознание того, что в России нет социально-экономических предпосылок для социализма. А самое главное, что в этих условиях, в условиях формирующегося нового государства,  отсутствия предпосылок для безгосударственного общества, было понятно, что неизбежно сформируется новый господствующий класс – бюрократия. Завершающий этап формирования этого класса и нового общества в 1930-е годы, появление первых законченных форм нового советского общества и вызвало уничтожение революционеров как ненужный «балласт» для этого нового общества. Но, как любил говорить Плеханов, история – это не Невский проспект…

В этом и заключалась  «Голгофа» большевиков: они знали, что  с ними произойдёт, но они также знали, что это НЕОБХОДИМО сделать, чтобы Будущее случилось, и они не отошли в сторону, или в сторону обычного буржуазного общества, как предлагали другие социалистические партии. Если бы они этого не сделали, то не о чем уже было бы говорить, и не было «креста» 1937 года… Но и на «спасение» тогда не пришлось бы рассчитывать.

Бюрократический социализм. Понимание содержания этого исторического процесса обычно описывалось тогда самими участниками этого исторического процесса словом «перерождение». Речь шла о том, что новое формирующееся государство сохраняет коммунистическую идеологию только как внешнюю оболочку реальной системы государственной власти. Это было действительно так. Но не только так. Последний этап существования СССР показал, что эта коммунистическая идеология была не только пустой формой идеологии государства, и задавала границы не только поведению граждан. Одновременно, эта, пусть и внешняя идеология, задавала жёсткие границы поведения и самому государству. Оно не могло выскочить из заданных целей общественного развития, смыслов и оценок общественной, государственной и индивидуальной жизни. Оказалось, что это бремя нравственной и исторической ответственности тяготит само государство гораздо больше, чем общество. Именно бюрократия как совокупная элита общества, организовала разрушение основных идейных, и нравственных оснований советского общества, сбрасывая благодаря этому с себя всю ответственность в пустоту мифической «рыночной самоорганизации» общества, но забрав при этом себе все основные совокупные ресурсы советского общества.

Ранняя социалистическая революция, революция в условиях неразвитости сложных производственных и социальных форм, только формирующегося индустриального общества в России, не могла в результате дать иной формы организации, как формирование бюрократического общества, бюрократического социализма, раннего социализма. Но это же позволило аккумулировать все социальные ресурсы и значительно ускорить развитие некапиталистического общества, нацеленность общественных ресурсов на развитие отдельного человека и программы развития важнейших сфер всего общества.



        Для того, чтобы вести речь о следующем важном сюжете и правильно быть понятым, придется снова прибегать к образам, которые могут помочь правильно понять содержание представляемых вам суждений.

Когда мы говорим об обществе, то речь идет прежде всего о неких количественных показателях, и прежде всего, инфраструктурных элементах во всех сферах общества. Мы считаем количество предприятий, область их деятельности, номенклатуру их продукции и ее стоимость, и прочее, прочее, прочее.

В человеке главным оказываются его ценности. Именно они задают содержание и направленность развития личности. Кроме того, они задают и сам тип личности.

Человек нашего вида живет на планете уже много десятков тысяч лет. Но что и как передается от человека человеку, что позволяет сохранить именно человеческое в человеке? Ведь у человека уже нет биологической природной программы формирования человека. Для того, чтобы стать человеком, биологический представитель должен овладеть уже накопленным человеческим опытом. Это касается как формирования системы оценок событий, поступков, целей и смыслов, так и овладения навыками и уровнями материально-предметной и духовной деятельности.

Одной из исторически сложившихся форм духовных ценностей, существенно повлиявших на развитие человечества, определивших формирование осознанного гуманизма, стало появление христианства.
          Но мы живём в такое время, когда коммунисты должны сегодня напоминать Церкви про Христа.

Мадонна Петров-Водкин

Где мы сейчас? Историческое место современной России. К этому вопросу придется еще не раз возвращаться в тексте. Если говорить совсем коротко, то необходимо отметить, что борьба СССР и США в послевоенное время отражала наступивший новый этап мирового развития, когда уже не просто шла борьба разных государств или групп государств за сферы влияния. Возникло две конкурирующие идеологии Будущего. Одну идеологию представлял Советский Союз, вторую – США. Вопрос, как сейчас становится ясно, шёл не о формах собственности, не о типах организации экономики, как до сих пор пытаются нам представить вульгарные материалисты-экономисты новейшей истории. Вопрос шёл о простой и понятной вещи: тварь я дрожащая или право имею…? Шутка. А вопрос шёл о том, какие ценности будут лежать в основе объединения разных цивилизаций и государств в единое человечество? И что будет представлять собой это единое человечество? И будет ли оно едино? Какие цели будут у этой социальной сверхорганизации и сверхобщества?

Оказалось, что именно СССР был носителем ценностей гуманизма, ценностей духовного развития, и формировал социальные системы, рассматривавшие духовное развитие как необходимую цель нормального человека и нормального общества. И ещё. Борясь с религией и провозглашая атеизм и науку официальным государственным взглядом на вопросы жизни и мира, именно советский коммунизм не просто, как сейчас говорят, «украл» христианские заповеди в форме принципов строителя коммунизма. СССР реально отстаивал и защищал эти гуманистические принципы во всей своей внешней и внутренней политике. Над этим посмеивались. Но незаметно оказалось, что в современном мире нет организаций и обществ, отстаивающих классические формы гуманизма и духовного развития. Даже православная церковь в современной России, формулируя на различных мероприятиях некие христианские принципы отношения к современной экономической жизни, поведению и целям жизни человека, боится заявить о них открыто, отстаивать их на миру, а не в кулуарах своих избранных единомышленников. Есть разговоры о ценностях, но нет жизни в них. Есть благотворительность, как признание «законным» со стороны реальных современных ценностей того, что большинство людей лишили возможности жить «без подаяния». Фарисейство – так называется набор таких ценностей, которые очень далеки или противоположны реальным делам.

СССР конечно тоже не избежал фарисейства, иначе бы мы сейчас ничего и не обсуждали. Но сравнивая духовную жизнь советского общества и современного, можно констатировать, что в СССР есть что обсуждать. Это про духовную жизнь. А сегодня нет самого предмета для этого обсуждения. Не называть же этим словом строительство по всей стране богатых храмов для нищих?
          Если Андропов Ю.В. мог себе позволить сказать, что мы не знаем общества в котором мы живем и мог себе позволить не знать этого, то было множество людей, которые знали, что это за общество и что нам предстоит. Да и общественное сознание очень хорошо понимало, что собой представляло советское общество и в чем суть его проблем. Напомню только два образа из советских анекдотов того времени. В одном анекдоте Ленин работает кочегаром. К нему приходят и спрашивают: да как же Вы и тут? Пойдемте с нами. А он в ответ: Что же, батенька, прикажете принципы менять?
           В другом анекдоте Ленин меряет ночью шестом глубину Москва-реки. Когда его спрашивают зачем, отвечает: Смотрю, пройдет ли "Аврора" к Кремлю. В общем, важно понять, что в обществе эта проблема хорошо, хотя и не очень активно, осознавалась.

Петров-Водкин Ленин
         Но это не значит, что ТЕПЕРЬ засияло солнце и мы живём под собою "чуя страну". Совсем наоборот. Так же как понимаем, что никакие выборы и игры с выборами ничего не решают. Если нет у человека головы, то никакой Сократ ему не поможет. Никакая социальная и политическая система и игры с ней нас сейчас не спасут. Перед нами совсем другие проблемы и совсем другого уровня. Но возможности исторического ответа России сокращаются как "шагреневая кожа". На это направлено много сил и средств, и людей.

Когда говорят о тех, или иных недостатках советской системы, когда говорят о том, как там было всё плохо и только «нормальные» страны являются для нас оплотом в нашем понимании как и зачем жить человеку и обществу, тогда спорить собственно бесполезно. Есть вещи, которые не доказываются логически рационально. Они понимаются иначе.

Вот именно тогда я  и говорю: посмотрите на советскую военную технику и технику фашистской Германии, на советские самолёты и американские. Если вы не слепы, если у вашей души еще остались глаза, тогда ничего уже объяснять не нужно будет. Всё видно невооруженным глазом. Почему у нас всегда получается в технике «белый лебедь», а у них «чёрный коршун»? Это ведь не проблема промышленности, технологий, и даже не инженерных школ. Это проблема души, духа и того, что называть Добром! Больше никаких различий.

Тип ценностей материализуется в форме самолетов, танков, кораблей и других свершениях рук человека. Из рук выходит то, что есть в душе.



(продолжение следует)