al_vladimiroff (al_vladimiroff) wrote,
al_vladimiroff
al_vladimiroff

Category:

Неизбежна ли победа коммунизма? 3 (продолжающийся текст)

Об историческом месте СССР. Важно подчеркнуть, что возникшее советское общество не было утопическим обществом и не было историческим «тупиком», как часто идеологически его сегодня представляют.

Это первый в мире опыт управляемого исторического процесса, первый опыт развития с заранее заданной гуманистической траекторией исторического прогресса. И очень удачный во всех смыслах опыт. Первый получившийся.

Репрессии. Они стали своего рода «неискупаемым грехом» СССР, который допускал только одну форму «покаяния» - уничтожение. Если же говорить о 1930-х годах и репрессиях без идеологических мифов, то надо вспомнить в какое историческое время и почему они произошли. Они произошли в конце социальной и политической советской революции, которая была альтернативной индустриальной небуржуазной революцией. В условиях обычного формирования индустриального общества, во всех развитых сегодня странах проходили в той или иной форме эти самые «репрессии». Это касается и Великобритании, и Франции, и многих других стран. Важно понять, что при переходе к индустриальному обществу такие процессы в рамках социальной революции - это не исключение из правил. В том числе, и отношение к крестьянству. В том числе, и в советской революции в СССР. Только разница этих событий в России и других странах составляла 100 и более лет.

Исключение состояло в другом. В том, что только репрессиями и обычным буржуазным обществом дело не ограничилось. Советская революция, благодаря партии большевиков, вышла за узкие рамки буржуазной революции и в 1920-30-е годы вполне сознательно взошла на свою историческую «Голгофу».

«Голгофа» большевизма. О чём это я? Да всё о том же. В партии большевиков было понимание и осознание того, что в России нет социально-экономических предпосылок для социализма. А самое главное, что в этих условиях, в условиях формирующегося нового государства, отсутствия предпосылок для безгосударственного общества, было понятно, что неизбежно сформируется новый господствующий класс – бюрократия. Завершающий этап формирования этого класса и нового общества в 1930-е годы, появление первых законченных форм нового советского общества и вызвало уничтожение революционеров как ненужный «балласт» для этого нового общества. Но, как любил говорить Плеханов, история – это не Невский проспект…

Смерть комиссара. 1928
В этом и заключалась «Голгофа» большевиков: они знали, что с ними произойдёт, но они также знали, что это НЕОБХОДИМО сделать, чтобы Будущее случилось, и они не отошли в сторону, или в сторону обычного буржуазного общества, как предлагали другие социалистические партии. Если бы они этого не сделали, то не о чем уже было бы говорить, и не было «креста» 1937 года… Но и на «спасение» тогда не пришлось бы рассчитывать.
После боя Петров-Водкин
Бюрократический социализм. Понимание содержания этого исторического процесса обычно описывалось тогда самими участниками этого исторического процесса словом «перерождение». Речь шла о том, что новое формирующееся государство сохраняет коммунистическую идеологию только как внешнюю оболочку реальной системы государственной власти. Это было действительно так. Но не только так. Последний этап существования СССР показал, что эта коммунистическая идеология была не только пустой формой идеологии государства, и задавала границы не только поведению граждан. Одновременно, эта, пусть и внешняя идеология, задавала жёсткие границы поведения и самому государству. Оно не могло выскочить из заданных целей общественного развития, смыслов и оценок общественной, государственной и индивидуальной жизни. Оказалось, что это бремя нравственной и исторической ответственности тяготит само государство гораздо больше, чем общество. Именно бюрократия как совокупная элита общества, организовала разрушение основных идейных, и нравственных оснований советского общества, сбрасывая благодаря этому с себя всю ответственность в пустоту мифической «рыночной самоорганизации» общества, но забрав при этом себе все основные совокупные ресурсы советского общества.

Кстати, именно понимание того, что произойдет с советским государством, заставило большевиков попробовать использовать некие «технологические» ограничения перерастания государственных чиновников в новый господствующий класс. Прежде всего, речь идет о таком называемом «партмаксимуме» и сознательной установке по оплате труда управленцев (чиновников) не выше средней заработной платы рабочего.

Напомню, что у рабочего класса в период политической борьбы против существующих буржуазных обществ было выработано два лозунга:

- ликвидация эксплуатации человека человеком;

- ликвидация управления человека человеком.

Причём и тогда же было сформулировано понимание, что пока сохраняется профессиональное (за плату) управление человека человеком, до тех пор мы имеем и сохранение различных форм эксплуатации.
         Второй лозунг до сегодняшнего дня является "тайной", и о нем не знают не только сознательные рабочие, но даже рафинированные интеллигенты из руководства КПРФ. Догадайтесь с трех раз, почему?

Не берусь обсуждать здесь и сейчас перспективы ликвидации эксплуатации и ликвидации профессионального управления. Напомню только, что противовесом этому профессиональному управлению была в нашей революции идея и практика Советов. Именно эти самодеятельные (как сказали бы сейчас) организации трудящихся и должны были стать альтернативой чиновничеству и формой самоорганизации трудящихся. Где мы потом увидим реализацию идеи Советов, и совсем недавно? Правильно, в Ливии.

Конечно, выходы советской бюрократией были найдены в создании разных распределителей и др. формах конвертации (обмена) власти в деньги, услуги и предметы потребления. Но проблема не в том, что они нашли способы обходить эти ограничения, а в том, что они не могли полностью и открыто от них избавиться до тех пор, пока существовала советская идеология. Поэтому те из руководителей, кто создавал незаконные формы контроля и сбора у себя финансовых средств, не знал, что с ними делать. И снова, как и в эпоху  средневековья, эти средства стали превращаться в клады.

Да, вот такая история. Не имея возможности в тех условиях даже приблизиться к безгосударственному обществу, большевики всё-таки попробовали существенно ограничить потребление господствующих классов. И им это удалось. И в этом ограничении есть своя логика.

Сегодня в России борются с коррупцией. Но победить ее невозможно, так как у борьбы этой нет реальной цели. Это бесконечное отрубание голов Змея Горыныча. Говорят, что право должно заработать. А чего же оно не работает? Люди не те? А что такое право? Не вспоминаете? Мало создать документ, и мало соблюсти все формы принятия такого правового документа.  И мало иметь «надсмотрщиков» за выполнением всяких документов. Эти документы, право, «бумажки» должны отражать ценности, нравственность и сложившуюся культуру отношений в этом обществе. А что у нас? А у нас правовой «идеализм». Предполагается, что люди – это автоматы, а принимающие законы – мудрецы, «небожители» практически. Правовой идеализм постепенно перерос у нас в правовой идиотизм.  Даже идеалист Гегель не дошёл до того, чтобы рассматривать процесс жизни и ее развития как юридический процесс. У нас же он стал синонимом изменения жизни. А в том, что всё это право оказывается "пустыми бумажками" виноваты живые люди. Ну не хотят они быть правовыми "болванами". Академий, видимо, не заканчивали.

И что же происходит? По старой советской схеме одному из господствующих классов буржуазного общества, платят «советскую» зарплату. Её может хватить на то, чтобы не умереть с голода, но на расширенное семейное воспроизводство в современных условиях, ее не хватит. Ведь для советского чиновника существовала целая система сдерживающих факторов. Он и в партию должен был вступить, и означало это все-таки некие моральные обязательства, и он должен был жить или изображать, что в жизни главные ценности – духовные. Ну и прочее сдерживало его, вплоть до уголовного наказания.

А что сейчас? Формируется капитализм, дикий капитализм, но в цивилизованных рамках. Главными объявлены ведь материальные потребности, зарабатывание, а еще лучше «ухватывание» где-то средств. Нам объяснили, что богатым НАДО быть, если ты не «отстой». Да и средства практически все для этого хороши. Для тех, у кого денег нет, добавляют слово – «законные».

И вот вдруг оказывается, что никаких общих целей у людей нашего общества нет. Есть интересы, которые могут в чем-то слегка совпадать. Крупные собственники созданы с помощью государства и совсем не честным способом, а даже уголовным. Даже если амнистия по этим делам и объявлена. То есть вопрос их «честности» решен на уровне права, но не решен на уровне справедливости и нравственности. Люди то у нас ведь не идиоты пока еще. И помнят не только глянцевые рассказы о предпринимателях, но и то, как это было на самом деле, как проводилась приватизация.

Почему раньше и одним можно было воровать, а с сегодняшнего дня и другим - нет? Потому что на всех не хватит? Это не ответ. Получается так, что коррупция сегодня это форма оценки реальных властных и других функций, и полномочий человека. Не может чиновник в буржуазном обществе, в период формирования новых господствующих классов жить и работать «по-ленински». С чего бы это? Он ведь тоже хочет войти в эту группу «господствующих».

Ещё более чётко формулирую. В сегодняшней России главный смысл – богатство и власть. Здесь начало, здесь и конец всей нашей сегодняшней «духовности». Большинство чиновников получают сегодня по социалистически в условиях формирующегося буржуазного общества, где главной формой принуждения к труду является экономическое принуждение. Возникает зазор. Либо государство вообще не будет работать и начнет распадаться. Идейных мотивов нет, а аутентичные буржуазные выключены. Что тогда? А тогда включилась жизнь, т.е. коррупция. Что хотят сделать сейчас? Бороться с коррупцией. Результаты? Представьте себе их сами. Если честно, лень и долго надо про это писать. Тоже нет стимула.

А если начинать разбираться с этим со всем, то окажется, что в России существенно занижена цена рабочей силы. И это было хотя бы объяснимо, когда государство брало на себя огромное количество общих функций и дел. И когда строился коммунизм. А что сейчас? И почему люди должны ждать, когда у государства появятся деньги в бюджете? Это не проблемы людей. Это проблемы нашего государства, которое ТАК договорилось об условиях и источниках формирования бюджета, объемах денежной эмиссии российского рубля с мировой элитой. Российский бюджет и ресурсы, в том числе и трудовые, и сегодня важное звено обеспечения устойчивости потребления «золотого миллиарда». Но это касается их дел и их договоренностей. Но никак не касается тех, кто продает свой квалифицированный труд по сниженным расценкам в России. В том числе, не касается и чиновников. Коррупция – это форма восстановления социальной справедливости, форма реальной зарплаты труда вместо нереальной.

Останови сейчас в России коррупцию и экономика встанет на следующий день. Почему так? Потому что фарисейство лежит в принципах организации нашего сегодняшнего общества, его целях, и делах. Жизнь – это одно, право – это другое, нравственность – это третье. А зачем нам вообще всё это: и первое, и второе, и третье, и четвёртое и дальше, - по всему списку. Кто даст ответ?

Ну вот сегодня нам решил дать не ответ, а задать вопрос известный советский поэт-песенник Макаревич. Письмо президенту написал. Озаботила его вдруг коррупция. С чего бы это? Нравственность? Не смешите меня. Это вы в Одессе можете рассказать. Да и то не сегодня.

А для меня этот человек перестал существовать как явление после ночи с 3 на 4 октября 1993 года, когда он вместе с другими «мастерами культуры» призывал по ТВ убивать. «Какой мерой меряете вы, такой и вам отмеряно будет».

Вот и вспомнилась мне песня А. Вертинского, посвященная погибшим юнкерам: «Я не знаю, зачем и кому это нужно…». А мы знаем?

Хочу, чтобы когда вы захотите взять булыжник, или нацепить какую-то ленточку, или знамя в руки схватить, остановились бы вы сначала. И вспомнили. Ну хотя бы Вертинского: «Я не знаю, зачем и кому это нужно…». Зачем? А вот зачем. 

Понятно, что в жизни всегда есть место не только подвигу, но еще больше места для несправедливости, унижения, эксплуатации и других форм подчинения и использования человека. Но еще больше тех, кто готов использовать вашу тягу к справедливости для установления еще большей несправедливости. Мы ведь уже вспоминали «перестройку», эту политику «голой задницы», или если более интеллигентно – политику «голого короля». Пять лет людей раскачивали все СМИ, как горели у людей глаза! Вот теперь! Вот теперь мы узнаем всё! Всю правду! Дальше уже шло что-то нечленораздельное. Это эмоции были. А были основания для этих эмоций? Были! Только единственные, кто был заинтересован в том, чтобы сохранилась старая идеология – были сами трудящиеся. Но ведь им некогда было думать? Некогда! Они даже не подумали, что советская государственная машина в 24 часа прекратила бы все их поиски «правды». И она этого не делала совсем не потому, что у нее не было сил. И что в результате?

В результате потеряны главные исторические смыслы существования цивилизации, да и самой России «время уже сочтено». Если дальше будет идти все также. Да и рабочие места исчезли, заводы и фабрики как в торф провалились. Всё исчезло и исчезает на глазах. Но это всё бессмысленно перечислять, вы и сами не маленькие, и сами все знаете.

Проблема то не в том. А вот сейчас задумайтесь: а зачем это Макаревичу коррупция сдалась? Обращаю ваше внимание на то, что в последние годы основное внимание каждого из нас направлено СМИ куда? На государство, чиновников, коррупцию. Это ведь главные враги. Есть проблема? Конечно есть. Тем более, что у этого государства даже идеологии нормальной нет. Услуга это, а не государство. Как называют проституток, которые услуги оказывают, да еще и денег за это не берут? Ну да. Вот таким же хотят сделать и наше государство.

Пока у вас главный враг ваше же государство, вы совсем забываете: а где всё? Что всё? Ну всё, что у нас было в СССР? А это "всё" сейчас у 1000 человек всего. НО главный враг – нищие чиновники. Даже если их нищета только образ на вашем фоне. Главное в другом. Каким бы ни было плохим ваше государство – это единственное, что делает нас обществом, единственное, что сохраняет некоторые остатки современной социальности. Помните, я уже спрашивал, кому выгодно было уничтожить советскую систему и идеологию? При всех проблемах от них? Всем, но только не вам!

Тоже самое и борьба с нашей коррупцией. А по сути – это борьба с нашим государством. Но это последнее, что у нас осталось. Если дадим его разнести в рамках кампании по его «очищению», то на следующем этапе у нас будут просто регионы и нас будут вылавливать и просто продавать в рабство, как в Сомали. Но конечно под присмотром международных сил.

«Я не знаю, зачем и кому это нужно, Кто послал их на смерть недрожавшей рукой…». Мы с вами сейчас знаем.

Так за коррупцию я или нет, - может кто-то задать мне вопрос? Я вообще, про другое. Так же, как те, кто с ней «борется», тоже ведь не о ней речь ведут.

Ситуация ведь создана сознательно, когда коррупция является способом «нормальной» и эффективной работы государственного аппарата и не только его. А зачем это сделано?

В советском государстве финансовые ограничения бюрократии имели философское и политическое обоснование. В общем, за этим был глубокий смысл. Возникал разрыв между идеологией и практикой жизнедеятельности бюрократии в советском обществе.

А сейчас? Сегодня возникает тоже разрыв, но другой. Сочетание сознательной финансовой         недоплаты (кому, чему? – род.падеж) бюрократии с одновременным снятием духовных, нравственных и идеологических ограничений на смыслы и формы её деятельности. Бюрократию поставили в такую ситуацию, когда незаконное воспроизводство своей жизни стало и не могло не стать нормой жизнедеятельности этой самой бюрократии.

Ситуация постоянной вины, а к этому добавляется еще и вина юридическая, - всё это создает ситуацию полной контролируемости «раздавленного» аппарата. А прибавьте сюда же еще и формирование нового отношения к государству со стороны граждан. Это новое отношение заключается в том, что государство лишается всех своих сакральных функций, своей «тайны».  В том числе десакрализируются и места такой государственной сакральности. Например, Красная площадь. Можете сказать, зачем проводить там мероприятия? Или делать каток? Больше удобных мест нет? Ну и конечно не удобство жителей заботит тех, кто этим занимается.

Итак, что мы имеем? Мы имеем сломанный внутренне и социально государственный аппарат. И постоянное воспроизводство этой ломки. Мы имеем десакрализацию власти и сакральных мест государства - России. А еще их постоянную смену, или формирование «пустых» новых. В этих условиях не формируются устойчивые смыслы, устойчивые позитивные образы и образцы. Создается искусственно ситуация «толерантности» - это отсутствие смыслов, нравственных и духовных ориентиров, равно-положенности добра и зла, постепенного размывания образа национальной истории, ее смысла, образцов, героев и событий. Хаотизация смыслов становится важным элементом разрушения национально-государственной идентичности.

Мы имеем культурную революцию (революция это ведь просто качественное изменение объекта без характеристики знака этих изменений), когда полностью подменяется суть государственного строительства и смысло-деятельности. Происходит замена смысла государственной деятельности как служения на выполнение неких функций как услуги.

Конечно, к этому надо добавить постоянную реформу органов государственной власти.

Если суммировать эти и другие изменения, то что мы увидим? А увидим мы, что идет активная подготовка замены национального государства и сознания государственности - на сознание административных округов. Происходит разрушение государственного и национального самосознания.

(продолжение следует)

Tags: борьба с коррупцией, бюрократия, история, коммунизм, коррупция, марксизм, православие, современная эпоха, современность, социализм, теория, теория истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments